Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России" Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России"
 Помощь  • Правила  •  Поиск   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
Рассылка RSS Воспитание ребенка - это воспитание самого себя. Следующая тема | Предыдущая тема
Дополнительные настройки темы
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать

АвторСообщение
Александр Бородай

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 01.07.2009
Сообщения: 112
Благодарили 99 раз/а
Населённый пункт: Псков

774707СообщениеДобавлено: Чт 13 Авг 2009, 19:41 | Ответить с цитатойВернуться к началу

У моей дочери, как и у каждого ребенка, возникают в жизни проблемы, и мне очень хотелось помочь ей решить их. Интуитивно я понимал, что ребенок не воспримет нотаций, поэтому я стал придумывать истории с сюжетом из реальной жизни. Каково же было мое удивление, когда через некоторое время моя дочь поступала именно так, как поступали герои моих произведений.
Я убежден, что именно родители должны сочинять для своих детей сказки. Именно родители должны вкладывать в них самые добрые и светлые чувства. Использовать всю свою мудрость и жизненный опыт, чтобы подсказать ребенку, как лучше поступить. Попробуйте и у вас обязательно получиться. Здесь есть только одна трудность, чтобы ребенок поверил вам, вы должны научиться в реальной жизни поступать так, как герои ваших сочинений.
Когда-то я окончил университет, потом учился в академии. Чем больше я учился, тем отчетливей понимал, что все меньше разбираюсь в жизни. Я просил у Бога мудрого учителя. Я просил долго, пока, наконец, не осознал, что самый мудрый учитель находиться рядом со мной – и это мой собственный ребенок.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
ignatjev



Возраст: 51
Зарегистрирован: 09.02.2004
Сообщения: 2660
Благодарили 232 раз/а
Населённый пункт: Москва

774752СообщениеДобавлено: Чт 13 Авг 2009, 22:24 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Александр Бородай, Very Happy Very Happy Very Happy
Могу только добавить, что хорошо когда у родителей есть добрые и мудрые помошники в их деле - родственники, друзья, соседи, учителя, но самое главное:
Александр Бородай писал(а):
чтобы ребенок поверил вам, вы должны научиться в реальной жизни поступать так, как герои...
Very Happy
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
eralash




Зарегистрирован: 13.03.2003
Сообщения: 4308
Благодарили 75 раз/а
Населённый пункт: novosibirsk

774766СообщениеДобавлено: Чт 13 Авг 2009, 23:11 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Александр Бородай, то есть ваша дочь поступала так, как вы считали правильным и внушили ей?
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
ignatjev



Возраст: 51
Зарегистрирован: 09.02.2004
Сообщения: 2660
Благодарили 232 раз/а
Населённый пункт: Москва

774768СообщениеДобавлено: Чт 13 Авг 2009, 23:18 | Ответить с цитатойВернуться к началу

eralash, поступала так, как считали правильным и научили её своими образами и своим примером. Так вернее будет. Wink
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
eralash




Зарегистрирован: 13.03.2003
Сообщения: 4308
Благодарили 75 раз/а
Населённый пункт: novosibirsk

774786СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 0:47 | Ответить с цитатойВернуться к началу

ignatjev, вернее по-вашему. То есть субъективно. А объективно, навязанное извне.

Как только я заметил, что мой сын начал повторять за мной, я перестал давать ему однозначные ответы на его вопросы и советы на основании моего опыта. Чаще всего меня не устраивает его поведение и я бы никогда не стал заниматься тем, чем он занимается, но я никогда не вмешиваюсь в его жизнь и не влияю на его выбор. Иначе он станет марионеткой. Сначала в моих руках, а потом в чужих.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
ignatjev



Возраст: 51
Зарегистрирован: 09.02.2004
Сообщения: 2660
Благодарили 232 раз/а
Населённый пункт: Москва

774789СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 1:01 | Ответить с цитатойВернуться к началу

eralash писал(а):
ignatjev, вернее по-вашему. То есть субъективно. А объективно, навязанное извне.

А разве есть в человеке что нибудь не пришедшее из вне? да каждый атом в теле пришол из вне.
Личность человека закладывается как совокупность информации, образов, каждый из которых пришол "из вне", но ответ, реакция на них есть уже следствие личности, во всём её многообразии и индивидуальности.

А вот дальше, действительно важно:
eralash писал(а):
Как только я заметил, что мой сын начал повторять за мной, я перестал давать ему однозначные ответы на его вопросы и советы на основании моего опыта.
То есть перешол от закладывания программ (стереотипов, догм) к стимулированию развития мышления. Тоже нужно, но и одно - передача личной (родовой, культурной, национальной) понятийной и критериальной базы, и другое - развития самостоятельности, в том числе в оценке ситуации, работы с образами должны иметь место. Важно оптимизировать, точнее гармонизировать эти составляющие развития личности.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
eralash




Зарегистрирован: 13.03.2003
Сообщения: 4308
Благодарили 75 раз/а
Населённый пункт: novosibirsk

774792СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 1:40 | Ответить с цитатойВернуться к началу

ignatjev, важно не то, что пришло извне, а как человек воспринимает информацию извне. Если принимает только потому, что это сказал тот, кому он доверяет или потому, что ему это понравилось, то в чём самостоятельность? Попугая при желании можно научить умным словам, но станет ли он умнее?

ignatjev писал(а):

То есть перешол от закладывания программ (стереотипов, догм) к стимулированию развития мышления. Тоже нужно, но и одно - передача личной (родовой, культурной, национальной) понятийной и критериальной базы, и другое - развития самостоятельности, в том числе в оценке ситуации, работы с образами должны иметь место. Важно оптимизировать, точнее гармонизировать эти составляющие развития личности.


И чего вы достигли при помощи этих методов в развитии личности вашего ребёнка?
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
ignatjev



Возраст: 51
Зарегистрирован: 09.02.2004
Сообщения: 2660
Благодарили 232 раз/а
Населённый пункт: Москва

774801СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 4:38 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Своих детей нет...
Метод успешно используется
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Александр Бородай

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 01.07.2009
Сообщения: 112
Благодарили 99 раз/а
Населённый пункт: Псков

774837СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 11:50 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Удивительно, и очень приятно, что именно отцы обсуждают воспитание детей. Я хотел поделится с вами тем как я это делаю, когда рассказываю сказки:

Гусь в яблоках

Как-то под Рождество собрались подружки на лыжах покататься. День субботний. На улице мороз, небо синее, и солнышко светит ласково. Набегались девчонки, раскраснелись и зашли к Катерине погреться да чаю попить. Сидят на кухне, из чашек прихлебывают, ногами болтают, о делах своих девичьих разговаривают.
Дом, в котором живет Катерина, в новом районе построен. Квартира у них большая, просторная, окна на обе стороны дома выходят. С одной стороны большое озеро открывается, а за ним – лес. С другой стороны – весь город как на ладони: красивые дома, широкие улицы и купола храма старинного.
Подружкам нравилось бывать у Катерины. Комната у нее отдельная. Недавно родители ее отремонтировали и сделали это с любовью и выдумкой. Теперь комната на теремок похожей стала. На стенах обои с сюжетами из детских сказок. На тумбочке – красивая лампа с абажуром.
Девочки помаленьку согрелись. Катерина им и говорит:
– Я вам, девочки, кое-что показать хочу.
Она подошла к шкафу и достала оттуда куклу. Смотрят девчонки на нее, даже дыхание затаили. Кукла уж больно красивая: волосы белые, ручки и ножки сгибаются, наряд на ней необычный, иностранный.
– Ее Барби зовут, – поясняет Катерина. – Мне ее папка из заграницы привез.
Девочки куклу крутят, восхищенно головами кивают. Только Дарья у окна стоит, на озеро задумчиво смотрит. Один раз только и повернулась, на куклу посмотреть.
– Дашенька, – спрашивают ее девочки, – неужели тебе на куклу красивую посмотреть не хочется?
– Нет, – говорит Даша. – Мне больше живые игрушки нравятся.
– Как это? – девочки интересуются. – Ведь игрушек живых не бывает.
– Ну почему ж не бывает? – отвечает Даша. – Я вот пока на озеро смотрела, речку нашу деревенскую вспомнила. Я в ней каждое лето купаюсь. Она у нас неширокая совсем. По краям осока растет. Если метров на сто по течению вниз спуститься, то можно увидеть, как она на рукава делится. Какой там только живности нет. И выдры, и бобры, и щука здоровенная живет.
Я этим летом заплыла в такое место, а там семья бобров плотину строит. Стала я за ними из воды наблюдать. Хорошо они работают, дружно. Дерево, словно карандаш, зубами острыми стачивают, а потом точно на плотину его роняют. Я на берег реки вышла, смотрю, как бобры трудятся. Вдруг вижу: старый бобер дерево подточил, да видать что-то не рассчитал. Оно между двух пней упало да и застряло там. Мучается он, никак вытащить не может. Я подошла, дерево колышком поправила и в речку спихнула. Потом сама в речку спустилась и стала бобрам помогать. Они на меня сначала с опаской посматривали, а потом успокоились. В этой семье пятеро бобрят маленьких. Они все вокруг меня крутились, поиграть приглашали.
Я когда с плотиной помогать закончила, стала с бобрятами баловаться. Они такие смешные оказались. Плавают быстро и ныряют уморительно. Мы с ними и в прятки, и в догонялки играли. А самый маленький меня лапками щекотал и наутек пускался. А когда я за другими бобрятами гонялась, этот сорванец неожиданно прямо передо мной выныривал. Лизнет меня прямо в нос, точно собачка, и снова на дно ныряет. Я так хохотала, пока за ними гонялась, насилу из реки вылезла. Никогда не думала, что бобры такие ласковые да веселые. Теперь я к ним иногда в гости приплываю.
Слушают девочки, удивляются.
– Хорошо тебе, Дашенька, – говорит Таня, – да только не у каждой из нас есть речка чистая.
– Это верно, – говорит Даша, – не у каждой. У Катерины вот точно есть, мы с ней в одной деревне летом отдыхаем.
Катерина головой кивнула и вдруг спохватилась:
– Девочки, я ведь вам самое главное сказать забыла. У меня день рождения через неделю. Мы гостей пригласили, папка торт большой заказал. Знаете, день моего рождения прямо на католическое рождество выпадает. Мне папа рассказывал, что у католиков есть традиция – в Рождество на праздничный стол гуся в яблоках подавать. Теперь и у нас такая традиция будет. Папа для этого дела гусенка весной купил и у дедушки в деревне оставил. Гусь за лето подрос, теперь мы его есть будем. Я вас всех к себе на день рождения приглашаю.
Девчонки от радости даже запрыгали. Все им нравится: и день рождения, и торт, и гусь в яблоках. Только Даша молчит, хмурится. Заметила это Катерина и спрашивает:
– Ты что, Дашенька, хмуришься, не заболела ли?
– Нет, – отвечает Дарья, – я здорова.
Помолчала немного, а потом вдруг и говорит:
– Ты прости меня, Катюша, не смогу я прийти к тебе на день рождения.
Удивились девочки и спрашивают:
– Это почему же, Дашенька? Ведь без тебя и праздник – не праздник, ты же из нас самая веселая да остроумная. А песню нашу любимую, как мы без тебя петь будем, а шарады загадывать, а танцевать?
Даша отвернулась и молчит.
– Подождите, девочки, – говорит Катерина. – Дашенька, ты толком объясни, что случилось?
Даша и отвечает:
– Помнишь, Катерина, ты в конце мая в деревню нашу с родителями приезжала? Именно в тот раз вы гусенка привезли.
– Помню, – Катерина отвечает.
– Я тогда во дворе была, – стала Даша рассказывать, – и видела, как машина ваша подъехала. Когда вы из машины вышли, вслед за вами гусенок вывалился. Он был такой смешной и неуклюжий, прямо в пыль грохнулся. Потом встал, отряхнулся и, переваливаясь, во двор пошел. Вы еще долго над ним смеялись. А папа твой сказал, что гусенок – Кузьма неповоротливый. Мама тогда заметила, что гусь весь в папу, и поэтому гусенка нужно назвать Кузьмой Петровичем. Ведь папу у тебя Петром Николаевичем зовут?
– Да, – отвечает Катерина, – и день я этот помню, ну и что?
– Ты, Катюша, тогда целый месяц в деревне прожила и все время с Кузьмой играла. Ты и кормила его, и на пруд водила. Я даже видела, как ты его своим полотенцем вытирала. Кузьма за тобой как собачка бегал. А потом ты на все лето с родителями на море уехала, а Кузьма в деревне остался. Он за два месяца вырос и в здоровенного гуся превратился. Красивым да важным гусь сделался. Вот только характер у него был не больно ласковый. Ведь никому проходу не давал. По двору бегает, крыльями машет, шипит грозно. А когда на пруд купаться ходил, то все норовил ущипнуть кого-нибудь. Мне от него два раза доставалось. Да только я на него не обижалась. Смеюсь да от клюва его уворачиваюсь. А он еще больше хорохорится. Мне с ним подружиться хотелось. Я все понять пыталась, отчего Кузьма Петрович такой сердитый. Уж я ему и поесть приносила, и слова ласковые говорила, а он все равно шипит да ущипнуть меня старается.
Как-то раз пошла я в соседнюю деревню, за молоком. Коровка у нас заболела и молока совсем не давала. Налили мне там банку трехлитровую, иду я обратно. Погода чудесная. Птицы поют, бабочки летают. Воздух ароматами цветочными переполнен, хоть пей его. Настроение великолепное, я песню напеваю. По дороге меня толстый шмель догнал, летает вокруг, жужжит – пообщаться хочет. Такой болтун оказался. Рассказал мне о том, что в соседней деревне трактор в речку упал. Васька-тракторист навеселе был. А еще сказал, что наш пастух в лесочке заснул, а коровы на луг клеверный забрели, и к вечеру там совсем поживиться нечем будет. Потом на плечо мое опустился и замолчал. Едет на мне, по сторонам смотрит. Улетел только тогда, когда невдалеке полянка белая показалась. Там ромашки на ветру покачиваются, нектар собирать приглашают.
К тому времени я уже почти до самого дома дошла. Задумалась, размечталась. Вдруг прямо на меня огромная собака выскочила. Я от неожиданности оступилась и прямо в канаву упала. Когда падала, ногу подвернула, от боли аж вскрикнула. Банка с молоком опрокинулась, все платье мне залила. Лежу на дне канавы, подняться не могу. А собака ко мне кинулась, лает, зубы скалит, того и гляди, укусит. У меня обычно с животными хорошо ладить получается. А тут, или потому что ноге больно, или потому что все неожиданно произошло, я совсем растерялась. Пытаюсь сказать собаке что-нибудь ласковое, а у самой голос срывается, на плач похожим становится. Ничего у меня не выходит.
А собака все ближе подбирается и все злобнее лает. Смотрю я, а собака-то не наша, не деревенская. Я наших всех знаю. «Ну, совсем худо дело», – думаю. Видно, ее кто-то из дачников привез, да плохо привязал. Я ведь знаю, что, когда собака на человека кидается, лучше спокойно стоять, не двигаться, тогда собака сама успокоится. А я-то в канаве лежала да, видно, шевельнулась неловко. Собака, наверное, подумала, что я на нее напасть собираюсь. Еще громче залаяла и еще ближе ко мне подобралась. Честно говоря, я тогда сильно испугалась, даже глаза закрыла.
Вдруг слышу: возня какая-то началась, а собака уже в другую сторону лает. Открываю я глаза и вижу: на собаку Кузьма Петрович нападает. Собака большая, да ведь и гусь здоровенный. Закружились они на пыльной дороге. Кузьма Петрович подпрыгивает высоко, крыльями хлопает, шипит, от меня собаку отогнать пытается. А пес лает да на него кидается.
Сколько времени прошло – не знаю, только я страх пересилила и из канавы выбираться начала. Когда до самого верха добралась, вижу: изловчилась собака и сбила гуся на землю. На грудь его запрыгнула, вот-вот загрызет.
Так жалко мне Кузьму стало, что я даже про боль в ноге забыла. Чувствую, что ничего сделать не успеваю. Вдруг неожиданно, даже для самой себя, я изо всех сил крикнула: «Ко мне!».
Собака только на мгновение отвлеклась, но Кузьма успел на ноги вскочить. Я думала, убежит он, да только гусь настоящим бойцом оказался. Снова на собаку кинулся. Крылья у Кузьмы огромные, он ими, как кулаками, машет. На этот раз собака увернуться не успела, Кузьма Петрович ей со всего размаха крылом по голове заехал. Удар такой сильный получился, что пес в воздухе перевернулся и в ту канаву улетел, где я до него лежала.
Через несколько секунд собака в себя пришла, заскулила и домой кинулась. А вокруг меня суета началась. Кто-то из теток деревенских битву нашу в окно видел. Из соседних домов люди сбежались. В этой суете Кузьма Петрович исчез.
Дядя Егор, кузнец наш, меня до дома донес. А бабка Матрена ногу осмотрела, повязку тугую сделала и лежать наказала.
Я в этот день заснула быстро, наверное, переволновалась. А на следующее утро к своему спасителю в гости пошла. Меня, Катерина, твой дедушка встретил. Он уже знал, что вчера произошло, и сказал, что Кузьме сильно досталось.
Когда я во двор вошла, гусь под деревом сидел, немного на бок завалившись. Ему собака ногу повредила, а на теле следы глубокие от зубов оставила. Я когда к нему подошла, он голову вверх поднял. Взгляд грустный и какой-то безучастный. Мне твой дедушка сказал, что Кузьма, наверное, не выживет. Только я твердо решила, что вылечу его. Я в лес сбегала, целебной травки нарвала, кое-что у бабки Матрены попросила. Две недели я гуся лечила. Сначала у меня плохо получалось, а потом он на поправку пошел. Когда я травку к его ранам прикладывала, он не сопротивлялся совсем, понимал, наверное, что я ему помочь стараюсь.
Когда Кузьма Петрович совсем поправился, лето уже к концу подходило. Дни теплые стояли, и я каждый день на речку приходила. Гусь меня там уже поджидал. Мы с ним в речке поплаваем, а потом на травке сидим. Хорошо с ним. Он после драки с собакой тихим стал. Ни на кого не бросался, только вдаль смотрел и о чем-то своем думал.
Перед отъездом в город я последний раз искупаться пришла. Через некоторое время Кузьма появился. Я из речки вышла, на травке растянулась, глаза закрыла, лежу, сохну. Вдруг чувствую, что-то мне на грудь опустилось. Открыла глаза, а это Кузьма Петрович свою голову мне на грудь положил. Я лежу, не шевелюсь, на гуся смотрю. А у него в глазах такая тоска несказанная – прямо хоть плачь. Уж очень он в этот момент на человека был похож, у которого горе случилось. Вдруг вижу: из глаз Кузьмы Петровича слезинка мне прямо на грудь скатилась. Я даже ее тепло на себе почувствовала. В тот момент я чуть сама не разревелась. И ты знаешь, я поняла тогда, почему Кузьма таким буяном был. Он ведь скучал по тебе очень. И откуда только у птицы взялись такие чувства сильные. Никто ему тебя заменить не мог. Я ведь ему лишь другом была, а ты самым родным существом на свете.
И еще я тогда поняла, он каким-то неведомым образом знал судьбу свою. Он точно знал, что никогда тебя больше не увидит, знал и о том, что жить ему оставалось совсем недолго, и даже о том, что я уеду сегодня.
Кузьма голову поднял и долго мне в глаза смотрел, он чувствовал, наверное, что я его понимаю. Потом он встал и домой ушел. А я на берегу целый час проревела. Я ведь перед отъездом к твоему дедушке ходила, просила гуся продать. Деньги у меня были. Я летом грибы и ягоды собирала и в магазин за деньги сдавала, целую тысячу заработала. Только не согласился дедушка гуся продать, ведь он не ему принадлежит, а папе твоему.
Вот поэтому, Катюша, не смогу я прийти к тебе на день рождения. Не смогу я есть своего друга и спасителя. Да и смотреть на это я не смогу! – закончила свой рассказ Даша.
Замолчала она и голову вниз опустила. Девчонки растерянные сидят. У некоторых слезы на глазах, и как-то от этой ситуации всем неловко сделалось. Наконец, девочки торопливо простились и по домам разошлись, а Катерина одна осталась.
Ходит она по квартире, заняться чем-нибудь хочет, да ничего у нее не выходит, все из рук валится. Мысли сами собой к Кузьме Петровичу возвращаются. Долго так Катерина по квартире металась, пока родители не пришли. Она к отцу кинулась, объяснить что-то хотела, да только слов подобрать не смогла, поэтому сразу и выпалила:
– Папочка, давай мой день рождения отменим!
– Да ты что! – хохотнул отец. – Ты же у меня дочка единственная, любимая. Да ведь я уже и гостей пригласил, и подарки купил. С чего это мы будем день рождения отменять? А как же торт праздничный, а гусь в яблоках? Представляешь, Катюша, гусь жаренный, маслом политый, корочка хрустящая. Объедение!
– Папа, – заревела Катерина, – не убивай Кузьму Петровича!
– Какого Кузьму Петровича? – опешил отец.
Он с работы пришел, о своем думал, а тут дочка просит кого-то не убивать. А Катерина объяснить пытается, всхлипывает, бормочет что-то непонятное. Совсем запуталась, сидит плачет. В комнату мама вошла.
– Что тут у вас стряслось? – спрашивает.
Отец плечами пожимает.
– Да я бы и сам понять хотел, – говорит.
Мама Катерину успокоила и просит рассказать, что случилось. Катерина сбивчиво рассказала о том, что ей Даша поведала.
Родители сидят, друг на друга смотрят.
– Да, – говорит отец, – вот так история. Да только это не причина, день рождения отменять. А если мы гостей пригласим, чем же мы их угощать будем?
– А ты, папочка, попроси дедушку, чтобы он капусты из деревни прислал и картошки, а у бабушки всякие заготовки есть. А еще пусть дедушка яблок пришлет, он их долго хранить умеет.
– Ну не знаю, не знаю, – отец отвечает. – Подумать надо.
Катерина, видно, решила, что не смогла отца убедить, к телефону кинулась. Схватила трубку и стала номер деревенский набирать. Когда дедушка на том конце провода ответил, Катерина стала говорить торопливо:
– Дедулечка, если ты хочешь, чтобы я к вам хоть один раз приехала – не убивай гуся. Убьешь – никогда больше не приеду!
– Да я и сам бы этого не хотел, – дедушка ей отвечает, – да только не мой это гусь, а папки твоего.
– Это мой гусь, дедулечка, – заплакала Катя, – не трогай его!
Петр Николаевич трубку из рук Катерины взял и говорит:
– Ты, батя, того… повремени пока с гусем-то, мы тут что-то решить ничего не можем. Пришли нам, отец, овощей каких-нибудь да банок с салатами. А яблоки у тебя сохранились?
– А как же, – дед отвечает, – сохранились, конечно. Они у меня в газету завернуты и в сено зарыты, как новенькие лежат.
– Ну, вот и хорошо, – говорит Петр Николаевич, – тогда и их пришли. И знаешь, батя, приезжайте-ка вы с мамой к нам, на Катин день рождения. А то как-то некрасиво получается: чужих людей пригласили, а родных бабушку с дедушкой нет.
– Вот спасибо, сынок, – дед отвечает, – мы ведь в городе уже год как не были.
– И захвати, бать, гармошку свою, может, споем, – попросил Петр Николаевич.
На том их разговор и закончился.
В субботу днем гости у Катерины собираться стали. Многие дети с родителями пришли. Катерина всех встречает и в комнату провожает. Новое платье на ней, а на голове банты белые. Все подружки ее пришли, и Даша пришла. Подарков ей надарили множество. Вот уже и двенадцать часов – пора гостей за стол усаживать. Только хозяева все медлят. Наконец Петр Николаевич говорит:
– Садитесь за стол, гости дорогие, родители мои что-то запаздывают. Мы им место оставим, как приедут, тоже за стол посадим.
Расселись гости за столом. Петр Николаевич взрослым шампанского налил, детям – лимонада, и уже хотел тост сказать за Катин день рождения, как звонок в дверь раздался. Мама открывать пошла.
Катерина слышит в прихожей возгласы удивленные, хотела к гостям опоздавшим выйти. Тут дверь открылась, и в комнату вошли дедушка с бабушкой. Все даже ахнули. У дедушки в руках корзина плетеная, а в ней гусь сидит, а вокруг него яблоки красные уложены.
– А вот и наш подарок, внученька, прибыл, – говорит дедушка. – Принимай гостинец.
Выскочила Катерина из-за стола и к деду кинулась. А дед корзину на пол поставил и рядом стоит ухмыляется:
– Больно тяжел, наш подарок получился!
Катерина Кузьму Петровича обнимает, а сама смеется радостно. А Кузьма ей голову на плечо положил и замер. Гости тоже к корзине подошли подарок диковинный посмотреть. Только Даша за столом сидит, улыбается.
Радостно всем стало. А Петр Николаевич говорит:
– Что ж это мы главное блюдо на пол поставили.
Раздвинул он тарелки на столе, взял корзину с гусем и в самый центр ее поставил. Взрослые хохочут.
– Ну, – говорят, – Петр Николаевич, удружил. Действительно славное угощение у тебя получилось – настоящий гусь в яблоках.
Дедушка с бабушкой за стол сели. Дедушка и говорит:
– Раз уж вы решили Кузьму в живых оставить, то я ему на будущий год подружку куплю, не век же ему одному мыкаться.
– Вот здорово! – Катерина воскликнула, – значит, у нас гусята маленькие будут!
– Обязательно будут, – ответил дедушка. Потом он из чехла гармонь достал и говорит: – Я смотрю, вы тут без нас праздновать собирались, а ну-ка и мне бокал налейте.
Поднял он бокал и говорит:
– За твой день рождения, Катюша, и за второй день рождения Кузьмы Петровича!
Выпил он шампанского и на гармони заиграл, да так задорно, что Катерина удержаться не смогла, стала деду подпевать. А песня была про то, как жили у бабуси два веселых гуся. Даша тоже песню подхватила, а за ней и все гости запели.
Радостной и шутливой была эта песня, да только всем гостям показалось, будто когда девчонки поют, они какой-то особый, только им известный, смысл в слова вкладывают.
Это был самый веселый день рождения у Катерины. Все здесь было и стол богатый, и гости веселые, и песни, и танцы, и настоящий живой гусь в яблоках.

_________________
Рассказы и сказки Новой цивилизации для детей и взрослых
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
zorenyka



Возраст: 41
Зарегистрирован: 09.02.2008
Сообщения: 141
Благодарили 95 раз/а
Населённый пункт: Верхняя Пышма

774916СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 15:28 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Александр, хорошая сказочка, спасибо! Сыну её почитаю.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Александр Бородай

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 01.07.2009
Сообщения: 112
Благодарили 99 раз/а
Населённый пункт: Псков

774924СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 15:45 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Давайте, Зоренька, я для вас и вашего сына еще одну сказку скину, там даже ваше имя встречается.

ЕЛКА

Под самый Новый год попросила учительница Дашу зал спортивный украсить. Даша – девочка ответственная да исполнительная, тетрадки в портфель сложила и уже собралась было в зал идти, как подумала, что одной ей скучно будет, и попросила Катю с ней отпустить. Учительница возражать не стала.
Девочки в зал спустились. Смотрят – у стены коробки стоят с украшениями новогодними. Катюша стала бумажные снежинки к стенам приклеивать. Даша гирлянды развешивать да воздушные шарики надувать.
Вся школа как потревоженный улей гудит. Две недели до Нового года осталось.
В спортивном зале яблоку упасть негде. Первоклассницы в платьях снежинок танец какой-то разучивают. У дальней стены ансамбль школьный песню репетирует. По залу ученики третьего класса носятся: физкультуру у них отменили. Двое мальчиков в костюмах мушкетеров дуэль на деревянных шпагах устроили.
Дарье вся эта суета предпраздничная очень нравится. На душе волнение приятное и ощущение такое, будто должно случиться что-то хорошее. Кто-то мандарины принес, и по залу чудесный запах разносится.
В центре зала подставка для елки стоит, к ней провода протянуты. Это чтобы елка крутиться могла да огоньки на ней мигали. Только самой елки пока нет.
К Дарье одноклассницы подошли. Тихонько стоят, на девочек с завистью смотрят. Танюша в центр зала глянула и говорит:
– Ой, девочки, скоро елочку привезут, страсть как посмотреть хочется.
Дарья тоже в центр зала посмотрела. Она нередко ловила себя на мысли, что ей грустно становится, когда в зале очередная красавица ель появляется.
В прошлом году она долго одна в пустом спортивном зале простояла, там еще утром елку установили. Она за ветку рукой взялась и печально на ель смотрела. Тепло в зале. Елка после мороза оттаяла, и на коре смола выступила, на слезинку похожая. Даша тогда даже всплакнула. «Прости их», – прошептала она тихо.
Она все понять пыталась, почему в ней такие чувства противоречивые возникают. Ведь праздник – это радость. А вот елка… Даша не пошла на праздник. Все были заняты, и ее отсутствия никто не заметил. Она с родителями в деревню уехала и там весело Новый год встретила.
В этом году она в следующий класс перешла, и, кроме того, что ей поручили зал украсить, Даша должна была выступить перед гостями праздника со своим номером. Она не стала отказываться и решила, что сразу после выступления уйдет домой.
Вдруг Даша увидела, что в зал вошла женщина, а вместе с ней – директор и завуч. Женщина одета шикарно. Костюм модный. Прическа пышная. Сама высокая, красивая. Глаза умные и цепкие.
Женщина зал осмотрела и о чем-то с директором беседовать вполголоса стала. Ребята директора заметили и притихли. Через некоторое время женщина взгляд на учеников перевела и говорит задумчиво:
– А давайте мы у детей спросим, вдруг они нам что-нибудь интересное подскажут.
Директор плечами пожал – делайте, мол, что хотите.
Женщина задорно улыбнулась и говорит завучу:
– Наталья Петровна, соберите-ка всех детей в зале, я хочу с ними поговорить.
Через какое-то время в спортивном зале вся школа собралась. Дети на скамейках сидят да на школьное начальство смотрят.
Наконец директор на середину зала вышел и говорит:
– Ребята, к нам из Москвы представитель Главного управления образования приехала и поговорить с вами хочет.
Женщина головой кивнула и к директору подошла. Уверенно себя держит. Сразу видно, что совсем не волнуется, наверное, привыкла с детьми беседовать. Она внимательно на всех посмотрела и говорить начала:
– Ребята, меня Тамара Николаевна зовут. В этом году праздник новогодний не совсем обычным будет. Ваша школа по итогам прошлого года первое место в России заняла. Поэтому к вам из Москвы гости высокие приедут, и нам подготовиться необходимо. Ваш праздник телевидение снимать будет. Я приехала, чтобы помочь вам. Мне необычное что-нибудь сделать хочется, поэтому я решила к вам с вопросом обратится: «Каким вы этот праздник видите?».
Сначала ребята молчали. Потом начали руки поднимать. В основном старшеклассники свои предложения высказывали, а Тамара Николаевна что-то у себя в блокноте записывала.
Так получилось, что Даша в первом ряду сидела. Она задумчиво в окно смотрела, совсем к тому, что говорили, не прислушивалась, о чем-то своем думала. Когда поток предложений иссяк, и уже казалось, что сейчас всех отпустят, женщина вдруг на Дашу посмотрела и говорит:
– А еще мне хочется тех, кто помладше, послушать. Скажи, девочка, как тебе праздник новогодний представляется? Как, например, лучше елку новогоднюю нарядить?
Дарья не ожидала вопроса, поэтому растерялась немножко. Она на секунду задумалась, а потом, глядя прямо в глаза женщине, говорит тихо:
– Вам не понравится то, что я сказать могла бы.
– Это почему же? – весело улыбнулась женщина.
– Потому что я не знаю, как лучше мертвое дерево украсить, – ответила Даша.
В зале совсем тихо стало. Директор и завуч переглянулись растерянно. И только женщина все также улыбается да на Дашу с любопытством смотрит.
– Это почему же мертвое? Елка ведь не искусственная, а живая, прямо из леса.
– Когда дерево рубят, оно не живым, а мертвым становится, – серьезно ответила Даша.
Стоявший рядом с директором учитель истории положение спасти попытался:
– Ты, Дашенька, не совсем права. Да ведь и традиция во всем мире есть – Новый год с елкой встречать. Эта традиция глубокие корни имеет. Испокон веков этой традиции наши предки придерживались. Это я тебе как историк говорю.
– Традиция такая действительно существует, – ответила Даша, – да только смысл ее во времени затерялся. Я одно знаю: никогда, вплоть до образования государства Российского, славяне елок не рубили и в дом не таскали. Это царь Петр такую традицию завел. И до наших дней именно она дошла. А люди современные, может, от того и живут так плохо, что каждый год мертвое дерево в доме ставят!
Директор школы усмехнулся и говорит:
– Может ты и права, Дашенька. Только ты о прошлом говоришь так уверенно, как будто рассказать можешь, как Новый год тысячи лет назад праздновали, да знаешь, откуда традиция появилась елку наряжать.
– Знаю, – твердо ответила Даша, – и рассказать могу!
– А что, любопытно было бы послушать, – снова улыбнувшись, сказала Тамара Николаевна.
Притихли ребята. Дарья взгляд куда-то вдаль устремила и рассказывать начала:
– Давно это было, больше пяти тысяч лет прошло, когда история эта случилась. В те времена далекие предки наши совсем иначе жили.
Городов на Руси тогда не было. А в других местах они только появляться начинали. Славяне в поселениях жили. У каждого своя земля была, и относились они к ней совсем не так, как люди современные. Не было в те времена на Руси ни бедных, ни богатых. Каждый другому помочь стремился. С радостью великой люди это делали, так как любого человека братом своим считали. Именно поэтому людей этих единым народом назвать можно было.
Много праздников предки наши отмечали. Среди них и тот, что с окончанием года связан был.
В день этот люди всего селения собирались около большой ели, посаженной в центре поселка. Каждая семья перед всеми выступала. Кто пел, кто танцевал, а кто истории смешные рассказывал. Были и те, кто картины свои показывал или поделки разные. Во всем этом смыл глубокий был. Люди как бы отчитывались ненавязчиво о том, что в году прошедшем доброго сделали. Ель ими была выбрана потому, что она всегда зеленой бывает. Она изменяется и в то же время вечно неизменной остается. Она как бы бесконечность жизни символизирует.
Елку под Новый год у славян украшать было не принято. Игрушки бессмысленные на елку вешать никому бы даже в голову не пришло. Предки наши считали, что лучшим украшением для елки снежок искристый будет, месяц задумчивый да звездочки озорные.
В то же время у славян традиция была – под Новый год подарки друг другу делать и перед елкой их складывать. Это могли быть поделки из дерева или глины, картины художников, а мог быть пирог, с любовью сделанный, или морс из ягод лесных. Каждый мог на подарки полюбоваться, а взять лишь тот, для кого они предназначены были.
В одном из таких селений кто-то предложил на время праздника поделки на елку прикреплять. Чем больше всем изделие нравилось, тем выше его поднимали. Они как бы мгновения прекрасные в бесконечном потоке жизни символизировали. Удивительней всего было то, что нередко поделки детей выше, чем поделки взрослых оказывались. Только макушку ели славяне никогда ничем не закрывали, как будто показывая тем самым, что нет предела совершенству.
В том поселении, где поделки на елку вешали, жила семья счастливая. Мужа Пересветом звали, жену – Любавой. И была у них дочка – Зоренька. В те времена далекие люди между собой не враждовали и мыслями глупыми о славе да о деньгах себя не обременяли. А потому таланты разные в них раскрывались. И чаще всего так бывало, что человек в разных областях талант свой проявить мог.
Пересвет и Любава на своей земле жили в любви да в согласии, потому счастливы были. И дочь их – Зоренька, красавицей и умницей росла. Зоренька родителей любила очень, но по характеру скорее на папку похожей была, потому к нему и тянулась больше. Пересвет это чувствовал и с дочерью старался больше времени проводить.
Был у Пересвета талант необычный. Умел он в воду на большую глубину погружаться. В этом равных ему на много селений вокруг никого не было. Селение их на берегу озера чистого стояло, и Пересвет с дочерью купались в нем часто. Пересвет далеко от берега отплывал, а потом нырял. Долго его на поверхности видно не было. А когда он выныривал, то ракушку дочери доставал необычную, то рыбку, чешуей сверкающую.
Он Зореньку научил, как можно дыхание под водой надолго задерживать. А еще приспособление для глаз сделал, чтобы в воде лучше видно было. Зоренька вместе с отцом на дно озера опускалась, видами подводными любуясь. На глубине она с косяками рыб играла или сома здоровенного гладила, а иногда на нем и каталась. В солнечный день под водой все таким необычным казалось, таким красивым и волшебным, что дух захватывало. И для Зореньки мир подводный близким и родным сделался.
Но самым большим талантом Пересвета был тот, что мог он инструменты музыкальные делать. Они звуком обладили удивительным. И на вид очень красивыми были. То арфу он смастерит необычную, то бубен со звуком, на удары сердца похожим. Зоренька не хуже Пересвета на музыкальных инструментах играла. Они перед селянами часто выступали. Пересвет и Зоренька играют, а Любава песни радостные поет.
Однажды, в долгие зимние вечера, смастерил Пересвет дудочку. Он ее в виде сокола парящего сделал. Красив сокол. Взгляд мудрый и грозный. Эта дудочка звуки издавать могла разные: и капель весенняя в этих звуках слышалась, и журчание ручейка, и шум ветра. А самое интересное было то, что она подражать могла голосам обитателей лесных. И как соловей трели могла выводить, и как чайка кричать, и даже рык медведя был ей под силу. Задумал Пересвет на Новый год эту дудочку Зореньке на елку повесить. Вот уж и инструмент готов, и звучит прекрасно, и выглядит лучше не придумаешь, да только нет покоя мастеру. Очень Пересвету хочется соединить эти звуки в мелодию единую, чтобы все звуки в общий хор сливались, да никак у него это не выходит.
Как-то по весне жена Пересвета – Любава, в дом вошла. Смотрит – сидит муж грустный, дудочку в руках крутит. Никогда Любава мужа грустным не видела.
– Что случилось, сокол мой? – спрашивает.
Рассказал ей Пересвет о думе своей. Да и говорит:
– Хочу я, Любавушка, в края дальние пойти. Может быть, есть где-нибудь мастер, который подскажет мне, как сделать так, чтобы дудочка как общий хор зазвучала. Не успокоится душа моя, пока этого не добьюсь.
Простился Пересвет с женой и дочерью и в дальний путь пустился. Перед расставанием сказал Зореньке:
– Жди меня, доченька, я вернусь обязательно.
Неделя прошла и месяц пролетел. Вот уже и весна кончилась, и лето прошло, и осень золотая отгорела – не идет Пересвет. Зоренька каждый день на дорогу выходит, по которой папка в дальний путь ушел. Нет, не видно его.
Как-то с утра перед праздником новогодним Зоренька на дорогу вышла, стоит, вдаль вглядывается. Вдруг видит – люди идут. Стала она всматриваться. Нет, люди незнакомые. Их человек десять: взрослые и дети. И одеты очень необычно. Люди ближе подошли и спрашивают:
– Не Зоренькой ли тебя зовут, доченька?
– Так и есть, – Зоренька им отвечает.
– Пойдем в селение ваше, девочка, – говорят ей люди печально.
Вздрогнуло у нее сердечко. Пошла она за людьми незнакомыми.
В селении люди к празднику готовились. Много народу у елки собралось. Людей незнакомых увидели, все к ним направились. Остановились чужеземцы и спрашивают:
– Не в этом ли селении мастер великий Пересвет жил?
– Здесь, – селяне отвечают.
– Грустную весть мы вам принесли, люди добрые, – говорит старший из пришедших. – Погиб Пересвет.
Опустил чужеземец голову, постоял с минуту, а потом на людей глянул и стал рассказывать:
– Пересвет в наше селение в середине осени пришел. У нас несколько селений в княжество объединено, и всем в нем князь управляет. Пересвет уже домой возвращался. Он весь сиял. Говорил, что секрет открыл великий и домой его несет. У нас он песни пел и на дудочке своей играл. Однажды князь его музыку услышал и захотел, чтобы Пересвет на празднике в его честь выступил. Пересвет отказаться хотел, да люди его уговорили: не хотели они князя гневить.
Наше селение на берегу озера горного находится. На нем торжества в честь князя его подданные задумали. По их плану, в торжествах должны были участвовать ладьи, празднично украшенные. Одна из них по проекту самого князя была сделана. Он себя великим мореходом считал. Мастера, которые ладью делали, отговорить князя пытались. Они ему объясняли, что ладья эта уж больно на воде не устойчива. Только выгнал их князь.
Ладью лентами украсили и детский хор на нее посадили. Мастера людям объяснили, чтобы они строго по обоим бортам ладьи стояли и ни в коем случае на одной стороне не скапливались. Умельцы сказали, что ладья перевернуться может. Детей, чтоб не баловались, в трюме закрыли. В самый разгар праздника с ладьи должны были фейерверк запустить, да что-то не так пошло. Заряды стали прямо на борту взрываться. Люди испугались и все к одному борту кинулись. Накренилась ладья, воду бортом зачерпнула и камнем на дно ушла. Взрослые с ладьи выскочить успели, а дети-то в трюме закрыты были и вместе с ладьей тонуть стали. Когда эту трагедию люди с берега увидели, им не до праздника стало. Они детей спасать бросились. Да только озеро наше уж больно глубокое да холодное. Никто донырнуть не смог.
Пересвет вместе со всеми к месту трагедии побежал. Он на лодку небольшую вскочил, что на берегу стояла, и стал грести к середине озера. Люди на берегу кричат, плачут. На ладьях безучастно сидят, они детей спасти пытались, но, видно, поняли, что не смогут.
Так вышло, что, когда Пересвет к месту трагедии приплыл, последний из спасателей на борт ладьи соседней поднялся. Люди в отчаянии были. Пятнадцать ребятишек одновременно погибли.
Пересвет рубаху скинул и со дна лодки большой камень достал. Он его веревкой обвязал и в озеро бросился. Долго его на поверхности не было. Люди решили – погиб Пересвет. Вдруг над гладью озера головка детская показалась, а за ней и Пересвет вынырнул. Люди к ним кинулись. Ребенка на ладью подняли. Мальчик жив, только испуган сильно. Пересвет отдышался и снова нырнул. Через какое-то время сразу две девочки из воды вынырнули, а Пересвет снова в глубину погрузился. Так одного за другим он детей и вытащил.
Последнюю девочку особенно долго ждали. Наконец и ее головка над водой поднялась. Только Пересвета не видно. Люди в глубину озера вглядываются, вдруг видят, что-то в глубине белеет, двое мужчин в воду бросились и вытащили Пересвета на борт ладьи.
Он глаза с трудом открыл, двигаться он уже не мог. Попросил людей, чтоб не трогали они его. Неподвижно лежал Пересвет, а вокруг него сидели дети, им спасенные. Взрослые за их спинами стояли.
– Прошу вас, – говорит Пересвет, – люди добрые, дойдите до селения моего, передайте дочери моей дудочку, что в лодке осталась. А еще скажите: секрет в том заключается, что Бог в любви великой землю творил, и все, что живет на ней, для человека он создал. Все живое свой голос и звучание имеет. Эти звуки чувства разные в человеке вызывать способны и только в его душе в общий хор сливаются. Для единой мелодии душа – самый главный инструмент. А еще передайте ей, что душа бессмертна. В этой жизни мы с Зоренькой больше не встретимся, но я всегда рядом буду. Сердца любящие смерть разлучить не способна. И мы еще обязательно встретимся.
Сказал так Пересвет, и душа его тело покинула. Не смогло сердце выдержать такого напряжения. Нам дети потом рассказывали, что когда ладья перевернулась и на дно ушла, в трюме воздушная пробка образовалась, поэтому там дышать было можно. Только выбраться дети ни за что бы не смогли. Дверь-то снаружи на крючок была закрыта. Когда Пересвет до них донырнул, он дверь открыл и в трюм заплыл. Детей испуганных он успокоил и объяснил, что делать нужно, чтобы на поверхность выбраться. Он каждого до поверхности провожал. Последнюю девочку он изо всех сил вверх толкнул, а у самого выбраться сил уже не хватило.
Закончил свой рассказ чужеземец и с поклоном дудочку Зореньке протянул. Поклонились ей и все, кто с ним пришел.
Зоренька дудочку взяла. Она смотрела на нее какое-то время, потом к губам поднесла и заиграла. Печально зазвучала дудочка. Зоренька так играла, как будто к папке обращалась, в пространство бесконечное. Не было в ее обращении упрека, только печаль великая да боль не сказанная. Через какое-то время изменилась мелодия. И всем почудилось, будто Пересвет ей отвечает. Показалось людям, что голос Пересвета им слышится. Голос добрый да ласковый.
Чем дальше играла Зоренька, тем светлей становилась мелодия. Вот она уже и как гимн звучит радостный, гимн всему, что в мире создано, всему вечно живущему, бессмертному.
Перестала играть Зоренька, подумала немножко и дудочку старейшине протянула. Тот дудочку принял, шепнул что-то мужчинам, рядом стоявшим. Они через минуту лестницу высокую принесли. И старейшина, поднявшись по ней, прикрепил дудочку к самой макушке ели.
Всем понятно стало, что старейшина этим сказать хотел: «Нет во Вселенной более высокого подвига, чем отдать жизнь за человека незнакомого. Нет более сильного чувства, чем умение чувствовать чужую боль как свою собственную. Нет более чистой любви, чем любовь безусловная».
Проходили годы. Как одно мгновение пролетали десятилетия. Вот уже и нет тех, кто знал Пересвета. Вот уже и внуков его не стало. Только каждый год жители этого селения снимали дудочку и лучший из музыкантов играл на ней мелодию светлую.
Ни дождь, ни снег, ни солнце палящее звучания дудочки не меняли. Столетия дудочка нетленной оставалась. Такой же нетленной, как чувства искренние, как любовь чистая.
Закончила Даша рассказывать и на место села. Тихо в зале.
К микрофону снова женщина подошла и говорит:
– Грустную легенду ты рассказала, Дашенька.
– Не легенда это, – отвечает ей Даша. – Все так и было пять тысяч лет назад. А грустной она кажется потому, что люди современные думают, будто после смерти все заканчивается. А это не так. В этом чудесном мире ничто не исчезает, а лишь форму свою меняет, поэтому Пересвет с Зоренькой обязательно встретятся.
– Хорошо бы они у нас на празднике новогоднем встретились, – кто-то из ребят выкрикнул.
– Кто знает, – задумчиво ответила Даша, – может быть, так все и будет.
– Скажи-ка, Дашенька, – снова обратилась к ней женщина, – ты говорила, что мертвую елку нехорошо в доме ставить. А разве вы дома Новый год не отмечаете, и родители твои елку не ставят?
– Новый год мы обязательно отмечаем, и елка у нас дома есть, – Даша ответила.
– Как же так? – усмехнулась женщина. – Дома вы елку ставите, а здесь не хотите.
– Так ведь у нас дома елка действительно живая. Мои родители очень любят друг друга. Они искренне хотели, чтобы я у них появилась, поэтому в день моего рождения они семечко еловое в горшочек посадили. Теперь елке уже десять лет. Это самое родное наше дерево. Даже правильней будет сказать родовое.
Тамара Николаевна лукаво на Дашу посмотрела и вдруг говорит:
– А скажи-ка, Дашенька, если бы тебе предложили организовать Новый год в вашей школе, как бы ты поступила?
Даша задумалась на секунду, а потом ответила:
– Если честно, то я бы Новый год на улице праздновала. У нас для этой цели даже елка имеется. Видите? – Даша в окно указала.
Там за окном действительно красивая ель росла.
– Эту елку наш старый учитель после войны посадил. Вокруг нее можно и хороводы водить. Только я догадываюсь, что вы скажете. На улице холодно бывает. В платье бальном на мороз не выскочишь, да и комиссию московскую негоже на улице принимать.
Для того чтобы традицию соблюсти, для школы можно ведь и искусственную елку купить. Но если вам так уж хочется, чтобы в помещении обязательно живая елка стояла, то традицию ведь и изменить можно. А для этого я бы вот, что предложила.
В нашей школе три одиннадцатых класса есть да еще два десятых. В них больше ста пятидесяти человек учится. Я бы старшеклассникам предложила в лес съездить и каждому небольшую елочку выкопать, какая кому больше понравится. Эту елочку дома в горшочек посадить, лучше зеленого цвета. Потом все елочки в зале собрать. В центре зала конструкцию деревянную сделать в виде пирамиды. А горшочки на полки специальные поставить. Тогда из них одна большая ель получится.
Эту елку можно и игрушками новогодними нарядить, но лучше так сделать, чтобы между игрушками подарки детские для родителей висели. Это и поделки могут быть разные, и картины, и даже дневники с пятерками, в красивую бумагу завернутые. Родители ведь всегда детям на Новый год подарки делают, а мы бы им ответный подарок сделали.
А еще бы я предложила не справлять Новый год по отдельности, как это в нашей школе принято. А собрать всех детей вместе да пригласить их родителей. А чтобы у нас скучающих не было, каждому поручить выступление подготовить, и чтобы родители в нем участие приняли.
А когда Новый год закончится, пускай старшеклассники свои елочки домой заберут и до весны за ними ухаживают. Кто-то захочет их навсегда у себя оставить, пусть так и будет. А те, кто решит, что елочка ему не нужна, пускай весною на пустыре за школой посадят. У нас он большущий, до самого озера тянется. Там раньше красивый лес был, а когда фабрику в нашем городе строить задумали, лес спилили. Пускай дети ошибку родителей исправят. В нашей школе фотографии учеников хранятся, да в музее поделки есть, что ученики разных лет делали. А тут, представляете, целые аллеи живых деревьев памятью вечной об учениках станут.
А те, кто в первом классе сейчас учатся, пускай семечко еловое возьмут и до одиннадцатого класса дома выращивают. Это ведь из их елочек на Новый год одна великая елка зал украшать будет.
Замолчала Даша и на место села.
Сначала весь зал молчал, как будто предложение Даши обдумывал. А потом все одновременно говорить начали, многие со своих мест повскакивали. Дети кричали и спорили. Кто-то смеялся, а кто-то сидел задумчиво. Было видно, что предложение Дашино им очень понравилось. Даша тихонько со своего места встала и домой ушла.
Дня через два на школьный двор два автобуса подъехали. Из них старшеклассники высыпали, они все в снегу были. Лица на морозе раскраснелись, наверное, от этого улыбки такими яркими казались. Каждый в руках небольшую пушистую елочку держал. Ребята с хохотом в спортивный зал направились и дверь за собой на замок закрыли.
Это был самый чудесный Новый год в Дашиной школе. Все были вместе: и взрослые, и дети. И не было среди них людей скучающих. Каждый хотел выступить. Люди пели и плясали, в игры играли и стихи рассказывали. Школьный ансамбль во всю старался. Когда они устали, их сменил ансамбль родительский. Оказалось, что у многих родителей образование музыкальное имеется. Чей-то дедушка за барабаны уселся и такую дробь выдавал, что народ устал хохотать и хлопать. Весь вечер дети и взрослые русские песни пели. Оказалось, что песен так много и они такие чудесные, что люди никак остановиться не могли.
Московская комиссия веселилась вместе со всеми. Председатель до того разошелся, что с какой-то бабушкой «Барыню» стал выплясывать. Ему за это даже первый приз вручили как лучшему танцору.
Телевидение давно уехать собиралось, да только не смогло от праздника оторваться. Оператор не знал, что ему снимать. Потом он рукой махнул, камеру бросил и стал выплясывать вместе с молодой дикторшей танец замысловатый.
Час прошел и другой пролетел. Праздник в двенадцать часов дня начался. Вот уже и вечер наступил, а времени никто не замечает.
Первым председатель комиссии спохватился. От песен да плясок он совсем запыхался. Рубаха мокрая, волосы всклокочены. Он на часы глянул, охнул и к микрофону подошел. Люди в зале притихли. Он попросил всех на скамейки присесть. Когда все расселись, он улыбнулся и говорит:
– Спасибо вам, ребята, большое. Давно я так не веселился. И учителям спасибо за идею прекрасную. Ваша школа действительно в России самая лучшая.
Он уже хотел окончание вечера объявить, да в последний момент вспомнил о чем-то, глянул в зал и лукаво спрашивает:
– А есть ли среди вас та девочка, что легенду чудесную поведала? Мне ее Тамара Николаевна пересказала.
– Здесь я, – отвечает Даша.
– Скажи-ка, Дашенька, – обратился он к ней, – я вот человек ученый, и мне не очень верится в то, что эта история на самом деле происходила.
– А что бы вас убедить могло? – Даша спрашивает.
– Знаешь, – говорит председатель комиссии, – в науке закон такой есть: все, что в теории звучит, на практике должно подтвердиться.
– Этот закон не только в науке, он и во Вселенной действует, – отвечает Даша. – Да только не каждый может практическое воплощение увидеть.
– А можно ли твоей истории подтверждение найти? – председатель спрашивает.
Задумалась Даша на секунду, а потом ответила:
– Коль я одна этого захочу, чудо может и не случиться, а вот если все мне помогут – это обязательно произойдет!
Люди в зале зашумели. Каждый крикнуть пытался, что тоже очень хочет.
Тогда Даша к микрофону подошла. Все притихли и на нее внимательно смотрят. А Дарья взгляд свой вдаль устремила и замерла. Вдруг елка, что посредине зала стояла, всеми своими огнями ярко вспыхнула. В тот же миг лицо Даши чистым светом озарилось. Улыбнулась она и говорит:
– Ну, конечно же, как это я могла забыть! В нашей школе музей есть. В нем хранятся предметы, которые выпускники разных лет своими руками сделали. Так вот, в этом музее есть одна вещь, которую необходимо сюда принести.
Даша поманила рукой свою подругу Катю и, когда та подошла, что-то тихо шепнула ей на ухо. Катя из зала выскочила, а через несколько минут вернулась, неся в руках красивую коробочку. Она ее Даше передала. Даша коробочку открыла, вытащила оттуда что-то, и руку высоко над головой подняла.
Все, кто в зале сидел, увидели, что Даша держит в руке деревянную дудочку, сделанную в виде парящего сокола. Красив сокол. Взгляд мудрый и грозный. Охнул зал. А Даша дудочку опустила и стала в сидящих людей всматриваться. Через какое-то время она остановила свой взгляд на людях, сидевших в самом конце зала. Красивый русоволосый мужчина, лет сорока, держал на коленях девочку лет восьми. Она нежно прижималась к отцу. На девочке был русский наряд, искусно вышитый. Платье ручной работы, рукава узором замысловатым украшены. Густые волосы красной шелковой лентой перетянуты. Рядом с мужчиной сидела молодая красивая женщина.
Даша взгляд от семейной пары отвела и к залу обратилась:
– На этой дудочке есть клеймо мастера, да вот только не разборчиво оно написано. Не знает ли кто-нибудь, когда эта дудочка в нашем музее появилась и кто ее сделал?
Со скамейки старенькая учительница поднялась и говорит:
– Я знаю. Эту дудочку лет двадцать назад смастерил мой ученик Петруша Лазарев. Он тогда в десятом классе учился. Хороший был парень, давно я его не видела. Когда-то дудочка удивительный звук имела. Теперь играть на ней нельзя, наверное, ведь двадцать лет прошло.
– А вот мы сейчас и проверим, – сказала Даша. Она снова в зал посмотрела и говорит: – А нет ли среди присутствующих Петра Лазарева?
Мужчина, который девочку на коленях держал, снял ее аккуратно и поднялся.
– Петр Николаевич Лазарев – это я, – улыбнувшись, сказал он.
Удивленные взгляды всего зала были устремлены на него.
– А скажите, Петр Николаевич, – обратилась Даша к мужчине, – рядом с вами ваша дочь?
– Да, – кивнул мужчина.
– А можно попросить ее сюда выйти? – спросила Даша.
Девочка вопросительно посмотрела на отца и, когда тот кивнул, подошла к Даше.
– Скажи, – обратилась Даша к девочке, – как зовут тебя?
– Зоя, – тихо ответила девочка.
Вдруг Даша протянула ей дудочку и говорит:
– Сегодня праздник, Зоенька, сыграй нам что-нибудь.
– Да что ты, Дашенька, – испуганно ответила Зоя, – не умею я на дудочке играть. Я ведь даже в школу музыкальную никогда не ходила.
– Не бойся, Зоенька, – говорит Даша ласково. – Ты дудочку возьми и начни дуть в нее. А когда звук услышишь, ты глазки закрой и представь, что на полянке лесной находишься. Оглядись вокруг и к звукам лесным прислушайся. Может быть, ты капель лесную услышишь или ветерок, что между деревьями шумит, а, может быть, журчание ручейка твое внимание привлечет.
Зоя, как завороженная, на Дашу смотрит. Она секунду сомневалась, а потом дудочку из рук Дашиных взяла. Поднесла ее к губам и дуть стала. Дудочка приятный звук издала, а Зоенька глазки закрыла и стала на дырочки пальчиками нажимать.
Полилась по залу мелодия чудесная. Сначала она грустной была, как будто дудочка звала кого-то, как будто тосковала о ком-то родном и близком. Но чем дальше играла Зоенька, тем светлей становилась музыка. Вот уже и звуки лесные всем слышатся. Будто птицы поют диковинно, да листья на деревьях шуршат ласково. А звуков лесных все больше становится, и все они в общий хор сливаются. А мелодия звучит все торжественней, на гимн похожей становится, гимн жизни вечной в мире прекрасном и радостном.
Зоенька играть закончила и дудочку Даше протянула. В зале такая тишина наступила, что, кажется, биение сердец слышно. Пока Зоя играла, Петр Николаевич на нее смотрел удивленно, он как будто вспомнить что-то пытался.
В полной тишине к Даше председатель московской комиссии подошел. Он осторожно взял из Дашиных рук дудочку. Потом он в конец спортивного зала направился, где длинная лестница стояла. Он к елке ее приставил. Наверх по ней поднялся и прикрепил дудочку к самой макушке.
Зоенька удивленно то на папку смотрит, то на дудочку. В этот момент елочка снова всеми огнями вспыхнула.
– Папка! – вскрикнула Зоенька и на шею Петру Николаевичу кинулась.
Он одной рукой обнял Зоеньку, а другой смахнул слезу, на глаза набежавшую.
В этот момент все, кто в зале был, со своих мест повскакивали, закричали радостно и захлопали. Никто больше не сомневался в том, что Даша правду рассказывала. Люди счастье ощутили великое.
Елка всеми огнями радуги переливалась, она как будто настроение, вокруг царящее, чувствовала. Она смотрела радостно на людей ликующих. Смотрела живая и вечно зеленая детская новогодняя елка.

_________________
Рассказы и сказки Новой цивилизации для детей и взрослых
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Alestra_Luda



Возраст: 44
Зарегистрирован: 26.06.2006
Сообщения: 51
Благодарили 8 раз/а
Населённый пункт: Украина Николаевская обл. Вознесенск

775032СообщениеДобавлено: Пт 14 Авг 2009, 23:08 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Еще хочется таких сказок. А кто автор?
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailICQ Number
zorenyka



Возраст: 41
Зарегистрирован: 09.02.2008
Сообщения: 141
Благодарили 95 раз/а
Населённый пункт: Верхняя Пышма

775086СообщениеДобавлено: Сб 15 Авг 2009, 10:31 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Спасибо Александр, и эта сказка хороша, понравилась!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Александр Бородай

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 01.07.2009
Сообщения: 112
Благодарили 99 раз/а
Населённый пункт: Псков

775124СообщениеДобавлено: Сб 15 Авг 2009, 15:13 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Девочки, автор я. Я написал книгу и хотел разместить ее на этом сайте. Послал два месяца назад просьбу к владельцам сайта они попросили прислать книгу и сказки по электронке, я сделал. Но пока тишина. Я печатал книгу за свой счет всего 500 экземпляров. Я написал ее специально для читателей книг В, Мегдре и хотел поделится со всеми. Ничего я найду другой способ. Давайте я расскажу вам еще одну сказку.

Волшебница

Даша всегда жила в этом городе. Она любила его всей душой. Эти старинные улицы и современные автострады, деревянные дома и высотные многоэтажки.
Как все было здорово. Это был чудесный мир, счастливая и радостная жизнь.
Даша помнила это всепоглощающее чувство любви, исходящее от родителей. Они всегда были втроем. Отец, большой и сильный, как медведь, подвижная и веселая мама и она, рассудительная и лукавая Даша.
Она любила просыпаться по утрам и бежать в комнату родителей. Даша забиралась на кровать, укладывалась между ними и, обняв руками обоих, сладко засыпала.
Родители никогда на нее не кричали. Ее вообще не ругали. Папа часто говорил:
− Знаешь, Дашка, даже если завтра по твоей вине погибнет вся планета Земля, я не перестану тебя любить. Ты ничего не можешь сделать, чтобы моя любовь стала меньше.
Когда Даша была маленькой и ей не хотелось засыпать, она просила папу посидеть на ее кровати. Когда папа присаживался к ней, она, пряча лукавую улыбку, говорила:
− Я люблю тебя, папочка. Моя любовь большая, как дом.
– А моя любовь большая, как вся наша Земля, – улыбаясь, отвечал папа.
– А моя – как солнце, – не сдавалась Даша.
– А моя – как вся Вселенная, – хитро говорил папа.
– А моя – сколько весит Боженька, – вытаскивала самый ценный козырь Даша.
Она всегда выигрывала в этом споре. Папа весело смеялся, чмокал ее в щеку, и Даша счастливая засыпала.
Она любила деревню, где жили ее дедушка с бабушкой. Речку и лес. Это был ее лес. Даша знала там каждую тропинку и каждый куст. Иногда она делала вид, что идет за грибами, а сама перебиралась на небольшой островок, затерявшийся среди болот, ложилась на мох и просто вдыхала чистый лесной воздух. В такие минуты ей хотелось обнять всю землю и заплакать от счастья.
Даша всегда знала, что она волшебница. Ей часто говорили об этом папа и мама. Нет, у нее не было волшебной палочки, и она не превращала карету в тыкву, дело было не в этом. Папа нередко говорил ей, что каждый человек на этой земле – волшебник, только мало, кто об этом знает. Однако, независимо от этого, именно человек – причина всех событий, которые с ним происходят.
– Понимаешь, Дашенька, – говорил он, – знать, что ты волшебник, и быть волшебником – вещи разные. Есть, например, человек, который может хорошо рисовать, но, если он за свою жизнь не нарисует ни одной картины, он никогда не станет художником.
Когда Даша немного подросла, она узнала много других интересных вещей. Ей часто вспоминался случай, который произошел с ней в деревне.
Однажды солнечным летним утром Дарья вышла из дедушкиного дома и присела на завалинку. Солнышко стояло над горизонтом. Оно ласково освещало верхушки деревьев, отчего лес казался сказочно-волшебным.
С того места, где сидела Даша, был виден их незаконченный дом, который папа решил построить по соседству с дедушкиным. Дом был деревянный, с высокой покатой крышей. Шифера на крыше еще не было. Белые, ровно прибитые доски были похожи на огромную лестницу. На самом верху сидел папа. Он улыбался, задумчиво глядя вдаль.
Дарья поднялась и направилась в его сторону.
– Привет, папуль, – окликнула его Даша.
– Привет, – ответил он ласково.
– Можно я к тебе поднимусь?
– Залезай, коль не боишься, – ответил он.
Дарья подошла к длинной лестнице и, ловко перебирая руками, поднялась на сруб. Отец спустился к ней и помог подняться на крышу.
Они сидели на самом верху, тесно прижавшись друг к другу. Сверху открывалась великолепная картина. Петляя между деревьев, вдаль убегала тропинка. Извилистая речка несла свои воды к далекому озеру. Купола старенькой церкви устремлялись в небо. Где-то вдалеке звучала тихая музыка.
Дарья посмотрела вниз на свой участок и задумчиво произнесла.
– Знаешь, папа, а вишни-то мы неправильно посадили. Посмотри, как сверху это хорошо видно.
– Я уже заметил, – ответил папа. – Да и крыжовник не там сидит.
Даша разглядывала деревья внизу. Потом она указала на пруд, вырытый еще в прошлом году, и сказала:
– А вот пруд у нас хорошо получился. Его бы еще до речки продлить.

Воздух был по-утреннему прозрачным. Пение птиц, жужжание насекомых заполняло все вокруг.
Вдруг Дарья увидела большую красивую бабочку, кружившую над ними.
– Папа, смотри какая бабочка! – восхищенно сказала она. – Вот бы такая красавица на руку села. Позови ее, папуль. Я знаю, что у тебя получится.
– А сама почему позвать не хочешь?
– У меня никогда так хорошо не получается, как у тебя. Ну, пожалуйста, папочка.
Отец секунду смотрел на кружащую над ними бабочку. Потом он замер. Даша заметила, как изменилось его лицо. Еще мгновение назад оно было серьезным и сосредоточенным, вдруг оно разгладилось. В глазах появился необычный блеск. Отец широко улыбался. Со стороны могло показаться, что он абсолютно счастлив. Даша почувствовала, как необыкновенно сильная и теплая волна кругами расходится от отца. Эта волна вызывала в ней самые приятные и нежные чувства.
Она увидела, как отец протянул вперед руку. Бабочка, кружившая в вышине, начала медленно опускаться вниз. Вот она уже и совсем рядом. Казалось, что через мгновение она сядет на руку к папе. Но, видно, в последний момент бабочка передумала и, резко взмахнув крыльями, опустилась ему на голову. Она расположилась точно по центру. Ее чудесные крылья были направлены вверх, отчего создавалось впечатление, что у папы на голове маленькая корона.
Еще какое-то время отец сидел с протянутой вперед рукой, потом он медленно опустил ее.
– Что-то не очень у меня сегодня получается, – продолжая улыбаться, заметил он.
– Очень-очень получается, – расхохоталась Даша. – Бабочка у тебя на голове сидит да так здорово устроилась, как будто корону тебе на голову надели.
– Вот проказница, – усмехнулся отец, – а я-то думаю, куда это она подевалась.
– Как ты это делаешь, папочка? Я тоже так хочу научиться, – воскликнула Даша.
– Сделать это несложно, – задумчиво сказал папа. – Помнишь, я тебе рассказывал о том, что все в этом мире есть энергия. Эта энергия есть любовь. Все как бы соткано из любви. Все живое в этом мире способно любовь чувствовать и тянуться к ее источнику. Но только человеку дано быть этим источником. Каждый человек, обратившись внутрь себя, может обнаружить огромное количество этой чудесной энергии. Если человек захочет, он может вынести ее наружу, и тогда все живое к нему потянется. Чем чище у человека мысли, тем больше он этой энергии может наружу выпустить.
На самом деле, Дашенька, ты намного чище и сильнее, чем я. Просто, когда я что-нибудь делаю, я ни секунды не сомневаюсь в том, что у меня это получится. А ты сомнения в себе допускаешь. А бывает так, что терпения тебе не хватает.
– Я хочу попробовать, – задорно воскликнула Даша.
– И задачу к тому же ты неправильно формулируешь, – серьезно сказал отец.
– Это почему же? – удивленно спросила Даша.
– Знаешь, Дашенька, когда люди хотят что-то попробовать, они как бы автоматически неудачу программируют. Ты как будто заявляешь Вселенной: «Я буду стараться, но у меня может не получиться». Ты сомневаешься, и она сомневается. Перестань стараться, просто сделай это. А еще лучше – стань этим.
Даша сидела задумавшись.
– А с чего лучше всего начать, пап? – спросила она.
– Ты, Дашенька, расслабься и установи внутреннюю тишину. Пускай все мысли уйдут. Когда это произойдет, загляни внутрь себя. Для того, чтобы легче было это сделать, вспомни, какие чувства возникают у тебя в душе, когда ты ощущаешь мою или мамину любовь. Вспомни о том, что весь этот мир создан для тебя, что ты вечна и бесконечна. Вспомни о том, что ты есть любовь и абсолютное счастье. И если ты захочешь, этому счастью не будет конца. Когда в тебе родится это прекрасное ощущение, не сопротивляйся ему. Пускай оно заполнит тебя до краев.
Отец говорил тихо и вкрадчиво. Наверное, тон его голоса помог Даше. Она вдруг почувствовала себя очень спокойно и уютно. Мысли ушли. Откуда-то из самой глубины стало приходить радостное ощущение. Сначала оно было едва различимым, но потом становилось все более отчетливым и сильным. Уже через несколько минут Даша поняла, что переполнена этим чувством.
В одно мгновение мир изменился. Дарья заметила, какими сочными красками переливается все вокруг. Все окружающее стало каким-то объемным и резким. Деревья, трава, насекомые, кружащие вокруг, имели собственное свечение. Все вокруг было живым. Это больше не было простым знанием, это стало реальным опытом.
Даша перевела взгляд на дерево, росшее рядом с домом. Ее взгляд остановился на листочке, который слегка колыхался на ветру. Ей никак не удавалось отвести от него взгляд. Каждый раз, когда лист изменял положение, он становился каким-то другим. Нет, лист оставался прежним, но, изменяя угол наклона, он как бы изменял всю картину. Дарья с удивлением заметила, что изменения никогда не повторялись. Она поняла, что этот процесс бесконечен и можно вечно смотреть на этот листок, постоянно наслаждаясь его игрой.
Даша с трудом оторвала взгляд от листка. Она взглянула на свою руку, по которой полз небольшой серый муравей. Дарья смотрела на муравья, открыв рот. Обыкновенный муравей был совершенством. Дарья не понимала, откуда она это знает. Она это просто чувствовала. В этом насекомом все было совершенно: его лапки, тело, подвижная голова. Даша видела, как необычны и прекрасны его движения. Она с удивлением заметила, что вид муравья вызывает в ней неподдельное восхищение и бесконечное чувство любви. Чувство было настолько сильным, что ей захотелось заплакать от счастья.
Дарья подняла глаза. Мир вокруг переливался всеми цветами радуги. «Я люблю тебя», – неожиданно для самой себя мысленно воскликнула Даша. Она и сама не знала, к кому обращается. Она просто посылала свою любовь в эту чудесную бесконечность. Даша почувствовала, как светлая энергия ее души устремилась в синее небо. Она не ожидала ответа. Наверное, поэтому была так несказанно удивлена, услышав самый ласковый голос в мире: «И я люблю тебя!». Вслед за голосом на нее обрушился поток самых нежных чувств, какие только можно себе представить.
Еще секунда и Даша расплакалась бы от счастья в полный голос, но тут она услышала ласковый шепот отца:
– Закрой глазки, доченька.
Даша послушно опустила ресницы.
– Успокойся. Подумай о том, что тебе надо еще в магазин сходить. У нас хлеб кончился.
Даша постепенно начала приходить в себя. Волшебное чувство медленно отпускало ее.
– Дашенька, – снова ласково прошептал папа, – сейчас ты тихонько откроешь глазки. Постарайся держать свои чувства под контролем. Все хорошо. Я рядом с тобой.
У Дарьи было чудесное настроение, поэтому ей было не совсем понятно, о чем пытается предупредить ее папа. Она осторожно открыла глаза. Она чуть не закричала от удивления.
С ног до головы она была облеплена насекомыми. Сплошным ковром на ней сидели бабочки, стрекозы, божьи коровки. По ноге стройными рядами поднимались муравьи. На руке сидели несколько пчел и огромный шершень. На коленке расположилась осиная стая.
– Не делай резких движений, Дашенька, – предупредил папа. – Погладь их всех мысленно и ласково отправь по своим делам.
Даша так и сделала.
Минут через десять с Дашиной руки вспорхнула последняя стрекоза. Теперь на крыше были только они с папой.
– Фу, наконец-то, – облегченно вздохнула Даша.
– Это еще не все, солнышко, – ласково сказал отец. – Глянь-ка вниз.
Даша посмотрела вниз и оторопела. Прямо перед их домом сидел большой бурый медведь. Он то садился, то привставал на задние лапы, удивленно вращая головой во все стороны.
– А он откуда взялся? – воскликнула Даша.
– И не только он, – усмехнулся папа. – Вон те гости, судя по всему, тоже к тебе.
Даша перевела взгляд в том направлении, куда указывал отец. Прямо на огороде топталось небольшое стадо кабанов. Было такое впечатление, что они заблудились и не знают, что делать. Крупный вожак с опаской поглядывал на медведя. Двое бобров выглядывали из-за пригорка. Стая полевых мышей суетливо носилась перед домом.
– Дашенька, отправь-ка ты и их по своим делам, – весело сказал папа. – А то твои гости от моего огорода ничего не оставят.
– Да как же я этих-то отправлю? – удивленно спросила Даша. – Это же не муравьи.
– Точно так же. Разницы никакой, – засмеялся папа.
Когда наконец все звери разошлись, папа лукаво посмотрел на Дашу.
– У меня к тебе просьба, Дашенька. Ты, когда домой пойдешь, пожалуйста, корову дедушкину с моего огорода прогони да попроси дедушку, чтоб он ее привязывал получше, а то она у меня последнюю морковку доедает. А еще котов своих прихвати. Вон двое на срубе сидят, а третий к нам по крыше идет. И Бимку, пса дедушкиного, назад отведи, а то он внизу совсем извелся.
Даша расхохоталась:
– Хорошо, папочка. Скажи только, почему все так получилось?
– Видишь ли, Дашенька, я только одну бабочку подзывал, а ты увлеклась и весь лес пригласила. Любовь – это самая сильная энергия во Вселенной. Только неплохо бы научиться ею управлять. Видишь, около моего дома автомобиль стоит. Он мощный и быстрый. Да только если за руль посадить человека, который им управлять не умеет, он недалеко уедет. Да и в аварию попасть может. И людей погубить.
– Папа, а как этой энергией управлять научиться? – заинтересованно спросила Даша.
– Я, Дашенька, только догадываться могу, – ответил отец. – Любовь – это не только энергия, это чувство. А все чувства в нашей душе находятся. Научишься чувства контролировать, сможешь и этой энергией управлять.
– Скажи, пап, а почему люди не хотят постоянно находиться в таком чудесном состоянии?
– Я думаю, что большинство людей даже не догадываются, что оно существует. А те, кто его испытывал, не знают, как к нему по своей воле вернуться. Долгий это разговор, Дашенька, а у меня перекур закончился. Ты, когда домой пойдешь, подумай о том, что сегодня произошло. Я тебе обещаю, ты многое сама понять сумеешь. Смотри, вон подружки твои возле церкви собрались. Я думаю, у тебя найдется, о чем с ними поговорить.
Даша посмотрела на церковь. Возле нее была свалена большая куча сосновых бревен. Видно, деревенский батюшка собирался построить себе новый дом. На бревнах сидели девочки и о чем-то оживленно беседовали.
Дарья обняла отца за шею, чмокнула его в щеку и стала спускаться с крыши. Она совсем уже было собралась уйти, но, видно, что-то вспомнила и вновь повернулась к отцу.
– Папуль, – весело крикнула она, – последний вопрос. Ведь на мне сидели и стрекозы, и пчелы, и осы, и ни одна из них меня не укусила. Почему?
– Ой, Дашка, – рассмеялся отец, – да в природе ни одно живое существо любовь кусать не станет. Им такое даже в голову не придет.
– Я так и подумала, – улыбнулась Даша.
Она подошла к корове, ласково погладила ее и поманила за собой. Корова бросила есть морковку и послушно пошла за Дашей.

Дня через два они с папой пошли за грибами. Даше нравилось ходить с ним в лес. Она уже привыкла к тому, что папа в какой-то момент говорил ей:
– Смотри внимательно вокруг, здесь такое место, где обязательно должны быть грибы.
Когда она стала постарше, то поняла, если папа так говорит, значит, он уже видит гриб и специально проходит мимо, чтобы именно она его нашла. Но тогда, в детстве, если она находила гриб, ее радости не было предела.
– Спасибо тебе, лес, – неизменно говорил папа, – покажи нам еще грибок.
Даша часто повторяла за ним эту фразу и вскоре настолько привыкла, что это стало ее паролем. Когда она ходила в лес с подружками, то всегда находила самое большое количество грибов.
Сейчас они возвращались из леса с полными корзинами. Папа остановился на берегу речки и присел на землю, прислонившись спиной к высокой сосне. Даша примостилась рядом. Они сидели молча, глядя на сверкающую гладь реки.
– Здорово здесь, папа, – тихо сказала Даша. – Интересно, речка может чувствовать?
– Ты бы хотела это узнать? – загадочно спросил он.
– Да, папа, хотела бы, – ответила Даша, – только, думаю, это вряд ли возможно.
– Как знать, – лукаво ответил папа, – иди ко мне.
Даша поднялась и подошла к нему. Папа посадил ее на колени и прижал спиной к себе.
– Закрой глазки и расслабься, – ласково сказал он.
Даша закрыла глаза. Сначала она ничего не чувствовала, а потом ее стало клонить в сон. Она не заметила, как из одного состояния перешла в другое. Вдруг она почувствовала, что течет вместе с речкой. Нет, она и была этой речкой. Это было непередаваемое чувство. Она была легка и свободна. Даша видела, как внутри нее плавают рыбы, она чувствовала каждое их движение. Она ощущала покатость берегов и прикосновение веток, склонившихся над водой. Она несла свои воды к озеру, ей ужасно хотелось слиться с ним и стать чем-то большим. Это предвкушение вызывало чувство необычайного восторга.
– Ну, как тебе нравиться? – донеслась до нее чья-то мысль.
Даша сразу даже не поняла вопрос. Как же ей может не нравиться, ведь она же речка. Она захотела посмотреть на того, кто задавал ей этот вопрос.
– Где ты? – подумала Даша.
Она вдруг поняла, что может смотреть во все стороны одновременно. Вокруг нее был дивный лес, вверху – синее небо и ласковое солнышко.
– Где ты? – снова повторила она.
– Я прямо над тобой, – услышала Даша. – Я везде.
Она вдруг поняла, что с ней говорит папа и что сейчас папа – это ветер.
– Правильно, Дашенька, – сказал папа.
Даша почувствовала, как он ласково потрепал ее волны. Ей показалось, что нет ничего приятней, чем течь и играть с этим ласковым ветром.
– Есть намного более приятные ощущения, Дашенька, – снова услышала она папин голос, – однако нам пора возвращаться.
В следующее мгновение Даша ощутила, что снова сидит на коленях у отца. Он приподнял ее и поставил на ноги.
– Ты, Дашка, тяжелая стала, – улыбнувшись, сказал он, – всю ногу мне отсидела.
Даша расхохоталась.
– Папочка, мне очень понравилось! Я еще так хочу.
– Нет, Дашенька, – ответил папа, – мы теперь долго так не будем делать, возможно, никогда.
– Почему? – удивленно спросила Даша.
– Потому что смотреть на картину художника, пускай даже очень красивую, – это одно. А вот самому начать рисовать – это другое. Теперь ты знаешь, что стать художником возможно. Если захочешь, ты всегда можешь это повторить. Если у тебя получится, я обязательно к тебе присоединюсь, если нет, значит, это для тебя не очень важно и тебе нужно искать что-то другое.
Они посидели молча, глядя на речку. Вокруг них бегала соседская собака – Герда. Даша некоторое время наблюдала за ней, а потом обратилась к папе:
– Знаешь, папа, я иногда смотрю на нее и думаю: «Ну, собака и собака. Бегает себе хвостом виляет». Иногда она доброй бывает и очень понятливой. Но иногда мне кажется, что она уж чересчур понятлива, прямо как человек. Ты не поверишь, бывает, она на меня так смотрит, будто сказать что-то хочет.
Папа глянул на Герду, бегавшую поблизости.
– Да мало ли что показаться может? – лукаво сказал он. – Правда, Герда?
Та, видно, услышав свое имя, подошла к ним и села напротив. Она переводила свой взгляд с одного на другого, высунув язык и наклонив голову набок.
– Правда, – вдруг сказала она.
Даша не поверила своим ушам. Она подпрыгнула и спряталась у отца за спиной.
– Папа, ты тоже это слышал? – испуганно спросила она. – Мне страшно.
Папа посмотрел на собаку, а потом сказал серьезно:
– Ладно, Ира, хватит пугать ребенка. Ты ее с ума сведешь.
Герда покрутила головой. Потом вскочила и кинулась в лес. Даша проводила ее взглядом. Она опасливо вышла из-за спины отца и присела рядом.
– Ой, какие мы пугливые, – раздался сзади звонкий голос.
Даша обернулась. По лесной тропинке к ним шла мама. Даша вскочила и побежала к ней навстречу.
– Ты не поверишь, мамочка, – быстро заговорила она, – Герда разговаривать умеет.
– Быть такого не может, – улыбнулась мама.
– Правда, мамочка, я сама слышала, и папа слышал, – убежденно сказала Даша.
Она заметила, что родители как-то странно переглянулись.
– Только папа почему-то ее Ирой назвал. – Тут Даша запнулась. – Мама, – неуверенно пробормотала она, – ведь Ирой тебя зовут.
Мама с усмешкой смотрела на папу.
– Почему ты ей не расскажешь? – как-то загадочно спросила она у папы.
– Я думаю, время еще не пришло, – серьезно ответил папа.
– О чем это вы? – подозрительно спросила Даша.
Она удивленно смотрела на родителей. Мама подошла к папе и присела рядом. Даша устроилась между ними.
Мама ласково погладила Дашу по голове и произнесла:
– В жизни, Даша, много чего интересного, но, наверное, папа прав – всему свое время.
Даша хитро посмотрела на маму и спросила:
– Мама, а почему вы не расскажете людям о том, что вы умеете?
– А зачем? – серьезно спросила мама.
– Ну, тогда бы все узнали, что вы – волшебники, и стали бы к жизни относиться иначе. Они бы тоже захотели быть счастливыми.
– На самом деле, все не так просто, – задумчиво сказал папа. – Скажи-ка, Даша, многие дети тебе бы поверили, если бы ты рассказала им о том, что сегодня видела?
– Наверное, немногие, – неуверенно ответила Даша, – но ведь вы могли бы им показать.
– Вот тут бы все проблемы и начались, – вздохнула мама.
– Понимаешь, Даша, – сказал папа, – современные люди убеждены, что они все знают об этом мире. Если бы мы показали им то, что не укладывается в их знание, то это, скорее всего, вызвало бы непонимание. Непонимание рождает страх. Из страха возникает агрессия. А не очень умному человеку всегда хочется уничтожить то, чего он не понимает. И кто знает, сколько времени бы прошло, пока наиболее ретивые захотели бы очистить мир от скверны. Обязательно нашелся бы кто-нибудь, кто назвал бы маму ведьмой, а меня – дьяволом. В лучшем случае нас бы захотели вылечить. А в худшем – уничтожить. Так уже было много раз. Поэтому пускай уж лучше все остается как есть.
– Если бы, Даша, нам захотелось удивлять людей, мы с папой пошли работать в цирк, – сказала мама. – Но мне это не интересно.
– Гораздо интереснее, Дашка, – добавил папа, – постараться ненавязчиво поднять людей на более высокий уровень, показать им, что мир – это великая, божественная загадка. Удивительная тайна. Объяснить людям, что они сами – это великое чудо. Они совершенство, сотворенное совершенным Богом. Каждый из них – это творец, созданный по образу и подобию самого великого Творца. Это и есть настоящая задача для волшебника.
– Мне с вами очень интересно, – искренне сказала Даша. – Я хочу быть такой же, как вы.
– Я тебе, Дашка, одно могу сказать, – ласково сказал папа, – даже если ты никогда не захочешь проявить себя как волшебница, я все равно буду любить тебя больше всех на свете.
– И я, – добавила мама.
– И я – Вас, – сказала юная волшебница и крепко обняла своих родителей.

_________________
Рассказы и сказки Новой цивилизации для детей и взрослых
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Анна2004
Solcemarsa

Ищу половинку :)



Возраст: 33
Зарегистрирован: 06.09.2007
Сообщения: 11

Населённый пункт: Санкт-Петербург

775125СообщениеДобавлено: Сб 15 Авг 2009, 15:15 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Удивительные сказки, за душу берут, слёзы радости на глаза наворачиваются. Я обязательно прочитаю их своему воспитаннику, хоть ему всего 10 месяцев. Спасибо, а где бы еще подобных сказок почитать? Может вы ещё чего-нибудь поместите на форуме.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеICQ Number
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы



Журнал модерирования


© 2002-2018 Все права принадлежат Anastasia.ru!
Все материалы, публикуемые на этом сайте, могут быть использованы на усмотрение Фонда "Анастасия", в том числе, и в выпусках Альманаха. Если Вы используете материалы с нашего сайта, то ссылка на нас обязательна. За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация Фонда "Анастасия" ответственности не несёт!


Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB