Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России" Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России"
 Помощь  • Правила  •  Поиск   •  Регистрация   •  Чат [1]  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
Рассылка RSS Yana@Drakon ( Мансурова Яна ) Следующая тема | Предыдущая тема
Дополнительные настройки темы
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать

АвторСообщение
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860331СообщениеДобавлено: Ср 16 Июн 2010, 22:42 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Люди, Здравия вам!

Если вы готовы начать с АБСОЛЮТНОГО нуля строительство пространства любви, эта тема обращена к вам!

ВНИМАНИЕ! Exclamation На нашей земле, в нашем Пространстве Любви, мы об этом договорились, соберутся люди, пусть мясоеды, но те, что будут хранить и любить здешнюю природу, беречь всё многообразие живых божьих созданий. В будущем я даже хочу устроить здесь заповедник. Должны же быть места на этой земле, где животные будут чувствовать себя в полной безопасности. Животные водные и сухопутные, и небесные.

Так что с большим уважением просим - если вы любите охоту, пожалуйста, попробуйте поискать другое место для себя. Мы не сможем вам этого дать.

Very Happy

Многие анастасиевцы сейчас стремятся на землю. И это, конечно, хорошо. Но вот беда, в основном народ стремится на готовую "Оформленную" удобную землю. Кто-то её оформил, побегал, вылез ради неё из шкуры вон. И теперь его соседи приезжают и спокойно сажают цветочки... А между тем масса мест, полей, лесов, тихих речных пойм пустует просто из-за того, что не пришли туда люди, не оформлена земля эта, никто не "Вложил ноги" в неё. И долго ли ещё будет так? Да и дождётся ли она таких людей раньше, чем придут на неё дядьки с пилами, ружьями, тракторами и всякими ядами? И куда деваться тем, кто в одиночку не может на ней поселиться, а уехать в другое место для него смерти подобно?

Между тем, любовь к Родине, на мой взгляд, должна быть подобна любви к своей Половинке, одной единственной на всём белом свете. В связи с таким взглядом люди, ищущие удобный, оформленный участок земли, не подобны ли вступающим в брак по холодному расчёту? Думаю, поэтому и создаётся несколько неудобная ситуация в поселениях, где с одной стороны, первопоселенцы стремятся всё решать, а с другой стороны, помещики легки на подъём и часто уезжают искать другое место. Это и понятно. ведь первые пролили немало слёз и пота собственного в борьбе за именно ЭТУ землю, поэтому считают себя в праве решать её судьбу. Вторые зачастую, лишь заплатили деньги первым, не пройдя испытания на серьёзность намерений. Поэтому, как легко к ним эта земля пришла, так же и ушла к другим.

милые, Земля - не просто место под дом и сарай! Землю надо искать, искать СВОЙ, ЕДИНГСТВЕНнЫЙ гектарчик РОДИНЫ! Если мы все забьёмся в несколько поселений, Прекрасного будущего не будет у России, потому что на оставшейся территории всё останется так же.

Давайте созидать Новые прекрасные пространства! Я приглашаю. вас, будущие соседи, сотворить одно ВМЕСТЕ со мной.

Мы – очень друг друга любящие муж и жена. Меня зовут Яна, мужа Николай. Мне 26 лет, ему 33.

Коля очень добрый, сильный духом, мудрый человек. Я каждый день благодарю Жизнь и всех богов, сколько бы их не было, за встречу с ним, подаренную мне, словно Величайшее чудо... Мне горько видеть, что этот близкий мне до глубины души мужчина так одинок. У него есть, конечно, друзья, но все они устроились в городе, и идею с жизнью на природе в глуши поддлерживаю в нём лишь я. Средь местных алкоголиков да старушек ему так часто не хватает Друга, которому можно рассказать сокровенные мысли... Жена ведь не всегда может быть такой, наверное... а так хочется, чтобы Любимому было хорошо...

Теперь обо мне. Увлекаюсь очень серьёзно психологией. собираюсь пройти этот путь до конца - выучиться на психолога, познать человеческую душу, отношения меж людьми, насколько смогу. Читаю много на эту тему: Синельников, Юнг Грофф Бёрн и др. Ещё люблю рисовать, наигрывать музыку, писать стихи и прозу и ГОТОВИТЬ. но только вегетарианские блюда. Мечтаю изучить язычество, его уклад жизни, его ценности, его мировидение...

Теперь о НАШЕЙ глуши.

Мы живем в удивительном месте – шедевре бездорожья, дикозверья, лесогрибья, буйнотравья и родниковья. Это село Болтаевка на границе Сурского и Карсунского районов Ульяновской области. На берегу красивейшей реки Суры.

Колхозные поля давно превратились здесь в луга с опятами и маслятами, со множеством лекарственных трав. Их столько, что порой просто негде поставить ногу. А ягод так и вовсе целые МОРЯ. По огородам здесь ходят зайцы, лисы и кабаны (видела собственными глазами!). В лесах живут лоси, косули. В позапрошлом году моя мама залезла в дебри в поисках грибов. И на неё вышел лось во всей красе. она даже не помнит, как дома оказалась. Говорит, в жизни по лесу ТАК не бегала... в общим, природа здесь девственна и чиста, почти как первородный, подаренный Отцом Рай...

Цена на землю у нас в районе низкая. Губернатор говорил по телевидению, что будет давать один гектар любому желающему на 5 лет. Подробнее будем ещё узнавать. Возможно на первое время подыскать летнее жильё в виде ветхого домика или взять участок в самой деревне под строительство, благо земли много в деревне. Только дома поразрушились.

Конечно и без проблем здесь не обходится. Алкоголики и пр. сомнительные безработные субьекты здесь тоже водятся, как и в любой "затухающей деревне". А посему единомышленники, друзья и помощники, готовые САМИ строить, а не примыкать к имеющемуся, НУЖНЫ НАМ, КАК ВОЗДУХ! Наш е-майл boltaevka@mail.ru тел. +79510998177, страничка ВКонтакте: http://vk.com/id188162738

Прошу вас, отзовитесь, Добрые и Светлые люди!!!

Я буду размещать здесь по мере накопления своё творчество. я немного пишу стихи и прозу.


Это наше поле

Image

вот такие мы весёлые и добрые Smile

Image

[color=green][size=9]--
Исправлено Татьяшка Сб Июн 19, 2010 12:14 Very Happy

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!

Последний раз редактировалось: Yana@Drakon (Пн 31 Авг 2015, 14:35), всего редактировалось 21 раз(а)
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Bepa, Константинополь, Напиток МИРА, Mechtaushaja
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860332СообщениеДобавлено: Ср 16 Июн 2010, 22:48 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Мои стихи.

Песнь

Во имя Небес, во имя Земли
Зову из вечности всяк внемли!
Я просыпаюсь от долгого сна,
Вижу других, ведь я не одна.

Будут смешными порывы страстей.
Эй, вселенная, станем сильней!
Сын ястреба — ястреб, не конь, не слон.
Богу подобный, кем ты рождён?

Мы осознаем истоки свои,
Встанут росточки с родной земли.
Мы — дети Бога, Богов родим,
Бога в любимых мы воскресим!

И в этом гордыни, поверьте, нет.
В сердце лишь радуги тихий свет.
Во имя Небес, во имя Земли
Песне о вечности всяк внемли!

24.04.07








Тебе!

Я верю, мир переиначить можно.
И так сказать, слова такие подобрать,
Чтоб поняли другие люди тоже,
Как нужно Жизнь счастливой создавать.

Хочу изгнать стихами все болезни,
И дух, и тело строчкой излечить,
Я обниму планету звонкой песней,
И будет песня в сердце каждом жить!

И будут дети в радости рождаться,
И встретит их счастливый чистый мир!..
Вот только чистоты такой набраться
Сначала нужно нам с тобой самим.

У солнышка, у неба подучиться
И к ветерку прислушаться чуть-чуть,
Пройти свой путь так, чтоб не торопиться,
В глаза кому-то, может, заглянуть…

Переписать все ценности, все цели,
Приоритеты все пересмотреть…
О, если б сделать так хоть раз сумели,
Смогли бы многое с тобою мы суметь.

Я для детей, для внуков постараюсь,
Я наберусь у Солнца теплоты.
Где нагрешила, я с лихвой покаюсь…
И, если хочешь, сделай это ты.
10.05.07


* * *

Не дай мне бог чужих заветов,
Свои едва могу сдержать,
Не дай мне бог давать советы,
Тому, кто жаждет их принять.

Не дай мне бог быть Магометом,
Иисусом, Буддой, кем ещё…
Пронзил мне сердце луч рассвета,
И сердцу стало горячо.

О, люди, люди! Все мы братья!
Мы дети одного Отца!
И если б вместе нам собраться,
Ушла бы тень с Земли лица.

Вы помните, как мы любили
Друг друга, Бога, всё вокруг?
Теперь же столько натворили,
Что правнуки не разберут.

О, люди, нам бы всем проснуться,
Глазами ясными взглянуть…
Смогло бы счастье к нам вернуться,
Смогли бы мы его вернуть.

О, люди, как же мир прекрасен!
Его не стоит омрачать.
А тем, кто с этим не согласен,
Не дай мне бог надоедать!

05.07.07

Ястребёнку

Не позабудь
Счастливых дней в своей судьбе,
Не позабудь,
Когда я вспомню о тебе,
Не позабудь, когда луч солнца прикоснётся к небесам,
Твоим глазам…

Не позабудь
Родных полей, родных лесов,
Не позабудь
Любимых нежных голосов,
Не позабудь
Ту песню матерей твоих, что вдаль летит,
Тебя хранит…

Не позабудь
Сердца надёжнейших друзей,
Согреют грудь
Они тебе в ненастье дней.
Не позабудь, что даже капля измолотит камень в пыль,
Ей хватит сил…

Теперь лети,
Лети за солнышком, мой друг,
Ты победи
Грозу и молнии вокруг,
Ты победи и стань сильнее и выносливей меня,
Добрей меня…

Не забывай
Пушистой ели мягких рук
Не забывай,
Что есть за тучей солнца круг,
Не забывай, что в мире есть добро и зло, и выбор твой,
Ведь ты герой…


Здравствуй!

Здравствуй, ясное Солнце-батюшка!
Здравствуй ты, Земля ненаглядная!
Как заблудшая дочерь к матушке,
Я иду к тебе с покаянием.

Чтоб взойти мне росточком маленьким,
Возрождая дубраву сильную,
Чтобы в поле цветочком аленьким
Дождь-росу пить из неба синего.

Чтоб расправили крылья соколы,
Воссияли красой лебёдушки,
Громыхает гроза, как колокол,
Кличет по миру светлу зорюшку.

Утром радостным рано-раненько
Жёлудь примет землица милая.
Ты расти, мой росточек маленький,
Возрождая дубраву сильную.

Ой, мечты вы мои певучие,
Вы, потомки – зелёны веточки,
Ваши рощи, леса могучие
Начинались когда-то с семечка…

Ой ты, ясное Солнце-батюшка,
Теплота твоя – необъятная,
Словно поздняя буйна травушка,
Я тянусь к тебе с покаянием…

* * *

Не кроликом подопытным рождён,
В геном не лезли инопланетяне,
О человече, предок твой не обезьяна.
Любовью и Отцом ты сотворён.

В тебе есть вера людям и себе,
В тебе и мудрость есть, и смелость.
Гори же, друг мой, чтобы всё вокруг согрелось,
А заготовку дров доверь судьбе.

Из всех своих непобедимых сил
Гори, мой друг, гори огнём заветным.
Твоя дорога будет радостной и светлой,
Ведь сам свою тропу ты осветил.

Ты сотворён в любви и для неё,
Подобие и образ без изъяна.
И лишь от тех произошли все обезьяны,
Кто на предназначение плюёт…

27.08.2008








Совет мудреца

— Как надо жить, скажи, мудрец,
Чтоб положить беде конец,
Чтоб озаряло счастье нас,
Сияя каждый день и час?

— Как надо жить, скажи, мудрец,
Чтоб золотой любви венец
Пришёлся впору голове,
На мне блистая и во сне?

— И дай простой совет, мудрец,
Как солнцем жизнь свою согреть?
Как человеком дорожить,
С врагами искренне дружить?

Седой мудрец не отвечал.
Он знал ответы и молчал,
С улыбкой мне в глаза смотрел,
И взгляд его огнём горел

Как лис, спеша к своей норе,
Уселось солнце на горе,
Своим пылающим хвостом
Прикрыло сонный небосклон.

Молчал старик. Его плеча
Оно коснулось сгоряча.
И в том луче сгорела тьма,
Моих вопросов кутерьма.

Вдруг стало ясно мне без слов:
Смеётся солнце вновь и вновь,
Себе не просит ничего,
Чист, бескорыстен свет его.

Темнели тихо небеса,
Текла из глаз моих слеза.
Сказал старик с улыбкой мне:
— Живи, как солнце по весне…


О любви

Любовь приходит не сама,
Её позвать необходимо.
Незваной странницей она,
Как правило, проходит мимо.

Потом необходимо ждать,
Готовиться к её приходу,
Уют, торжественность создать,
Ковры из ландышей у входа.

Когда ты друга очень ждёшь
Или гостей ты созываешь,
Жилище моешь и метёшь
И хлам ненужный убираешь.

Любовь оценит лишь добро,
Как ценят в храмах древних фрески.
Бери же тряпку и ведро
Да сердце вычисти до блеска.

Иль, может быть, мечтаешь ты,
Что хлам обид и горы злости,
Сойдя с небесной высоты,
Вытравливать возьмётся гостья?

Мы все любовь к себе зовём,
Но сил хватает только пачкать.
Она в холодный тёмный дом
Не королевой входит, прачкой…

Она, с неряшеством мирясь,
Корону снявши добровольно,
Гребёт за нами нашу грязь,
А мы ещё и недовольны.

Давно нам всем пора созреть,
Залить водою пламя гнева,
Из сердца выстроить дворец
И сделать прачку королевой…

Не в ладу

Я порою с собой не в ладу.
То бегу по судьбе, то бреду.
Что ищу и чего не найду?
Не в ладу я с собой, не в ладу.
Что на счастье и что на беду?
Что за лица мелькают в бреду?
Я не помню, куда я иду.
Не в ладу я с собой, не в ладу…
Словно поезд на полном ходу,
Я прорежу окошко в аду
И людей за собой уведу,
Тех, что были, как я, не в ладу.
Мы прошли и огонь и нужду,
Пережили потерь череду,
Нас невежды предали суду…
Прошлый век был с собой не в ладу.

Ничего мы привыкли к труду,
Наведем чистоту и в аду.
Как написано нам на роду,
Вновь родимся в цветущем саду.
И в таком-то прекрасном году
Звонким хором лягушек в пруду
Я восславлю иную судьбу,
И с собою и с миром в ладу…
21.05.09



* * *

Как будто во сне, из глубин подсознанья
Я голос услышала тихий, родной.
Он, словно охрипший от долгих рыданий,
Едва различимо витал надо мной:

- Наш милый ребенок, любимое чадо,
Ты нас отрицаешь, стремясь повзрослеть,
Ты снова уходишь из тихого сада
Туда, где болезни, лишенья и смерть.

Отец твой навеки невидим остался,
Когда вдохновенно тебя сотворил,
Увидев тебя, Он счастливо смеялся…
И всё, что имел, Он тебе подарил.

Теперь мы невидимы, неощутимы,
Наш голос уставший не слышен тебе.
А то, что дарили и чем помогли Мы,
Ты всё поистратил в нелегкой судьбе.

А всё, что осталось, свободу и волю
Не хочет Отец у тебя отбирать,
Он ждет тебя тихо и сильной рукою
Зарю разжигает, чтоб ты мог дышать,

Скиталицей тихой стою я у двери,
Мирскую обитель ты мне отвори.
Сиянием млечным в осеннем преддверьи
Тебя укрываю. Лишь радость твори.

Во мгле беспросветной, в молчании смерти
Я стану рассветом и смехом дождя.
Лишь будь восприимчив ты к звукам и свету,
Отец твой и Мать, Мы ничто без тебя…

Наш милый ребёнок, любимое чадо,
Тебя не оставим нигде, никогда.
Лишь только будь счастлив, иного не надо,
Любовь и Творец, мы с тобою всегда.


Машинная тайна.

Машины на улицах грозно шумят,
В домах, заведеньях, повсюду царят.
Машины быстры, пешеход, берегись.
Того и гляди, заберут твою жизнь.

Машины простые решают задачи,
О ценах, о связях, о бабах судачат.
Машины работают «в поте лица»,
Гремят на войне, вырубают леса.

Машины бездумные нянчат детей,
Внимая приказам реклам, новостей.
Неоновый свет прячет тени и мглу,
А боги давно не нужны никому.

Машинная живопись, музыка, строки
Машинная психика, руки и ноги.
Не нужен машинам полёт вдохновенья,
Искусство для них — лишь рычаг управленья.

В далёкой стране, там, где горные пики,
Доволен хитрец своей властью великой,
Он мир покорил не ударом тротила,
Не в звоне меча его главная сила.

Система — его вековое творенье,
Его порожденье, его умиленье.
Глотая детей, порождает машины,
Себе подчиняет, лихая вражина.

Система машин так прочна и сильна,
Что все мятежи подавляет сама.
Вином, сигаретой придавит народ,
А кто несгибаем, — и вовсе прибьёт.

Властитель машин, ты спокоен пока,
Тебе не грозят ни болезнь, ни тоска,
Не свергнуть тебя, не достать никому.
Но знаешь, в природе предел есть всему.

Машины, машины, проснитесь от лжи.
Есть души у вас, их вернуть вы должны.
Есть силы у вас всю систему сломать,
И что-то иное взамен воссоздать.

И нянчить детей под защитой отцов,
Под сенью могучих, восставших лесов,
В мире добра, на основе основ,
Где правит мирами лишь свет да Любовь…


***

Ты хрупкое и нежное
Держи в ладонях бережно,
Как мотылька хрустального,
Интимное, сакральное…

Неси в ладонях бережно,
Люби самоотверженно
Ту ипостась Сознания –
Святое мироздание.

Разливы рек могучие,
Цветы в лугах пахучие
Явились сотворением
Для твоего рождения.

Так полюби всё сущее,
Летучее, ползучее.
Тогда не хватит времени
На рабство злому бремени.

04.05.10

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Алёнка 17, iwapet, Александра_Йолин, Напиток МИРА, Светлана, svitr, Sataka
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860334СообщениеДобавлено: Ср 16 Июн 2010, 22:53 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Моя проза.

Путь двоих

Пронзительной чистотой сияли глаза. Что-то истинно женское, простое и нежное крылось во взгляде, жестах, чертах её. Молодая женщина сидела под огромной старой березой, висячие веточки которой образовывали прохладный тенистый шатер. Медленно просыпался теплый майский день. Ласковый ветер что-то пел женщине, целуя и поглаживая ее русые волосы.
Она улыбалась. Улыбалась этому ветру, зеленым веточкам, синему небу, проглядывавшему сквозь листья и просто своему такому огромному, но тихому счастью. Сердцу ее было тепло, будто в груди помещалось доброе, трепетное солнышко, стремящееся обогреть любовью своей все вокруг, обнять весь мир.
Из-за ближайших деревьев послышался детский смех, звонкий и беззаботный, словно ручей. Она встала и вышла навстречу этому смеху.
По тропинке через цветущий сад, шлепая по земле босыми ножками, бодро шагал маленький мальчик. Рядом, держа за руку брата и прыгая на ходу, шла девочка постарше. Дети о чем-то весело спорили. Поодаль, чтобы не мешать их увлеченной трескотне, задумчиво шел молодой мужчина. Тихим, настоящим достоинством веяло от него. Серые глаза смотрели прямо, свободно. И не было в них ни тени грусти, сомнений, переживаний, тяжких дум. Только светлое спокойствие и задумчивость.
Когда мужчина и женщина поравнялись, она вдруг смутилась, подойдя, прильнула головой к его плечу. Он улыбнулся, нежно обнял ее, погладил по волосам. Так стояли мужчина и женщина некоторое время, слушая песню весенней листвы, счастливый смех детей и сливающийся стук двоих сердец.
– Мама! – послышался звонкий, живой голос мальчишки, – Пойдем с нами на озеро. Там вода сейчас чистая, прохладная. Плескаться здорово в ней. Вот и папа с нами пошел.
Женщина обернулась и громко ответила сыну:
– Вы втроем идите, веселитесь. Я потом приду, – и тихо обратилась к мужчине:
– Хочу побыть одна, подумать, вспомнить все, что было.
Мужчина посмотрел ей в глаза спокойно и ласково.
– Что ж, вспомни. Забывать прошедшее не стоит, чтоб в будущем не повторять ошибок.
Он ушел, догоняя детей. Уже издали послышался его бархатный смех.
Она проводила взглядом троих любимых и вновь вернулась в свой березовый шатер.
Веточки слегка шевелились. По белому стволу ползали солнечные блики, похожие на светлячков. Перемешиваясь с тенями, они создавали пестрый, движущийся, каждое мгновение меняющий неповторимые очертания рисунок. Причудливая мозаика помогала мыслям течь спокойно, быстро, свободно.
Женщина, наконец, медленно закрыла глаза, с головой погружаясь в реку воспоминаний…

* * *

Начался июль. В небольшом городе на Волге стояла невероятная жара. Неподвижный раскаленный воздух был пропитан пылью и гарью. Видимо, ветру надоело выполнять работу прачки, унося всю эту грязь подальше в небо и там рассеивая. Да и кому понравится убирать за теми, кто все время мусорит?
На городских клумбах и газонах задыхалась трава и цветы, задыхались деревья, молодые, стройные и старинные, с морщинистой корой, с узловатыми, кое-где обрубленными ветвями. В транспорте, в душных бетонных клетках, в суете оживленных улиц тихо задыхались люди, молодые, старые, мужчины, женщины, дети…
В одном из переполненных автобусов, смотря в окно злыми от отчаяния глазами, ехала девушка. Уже не в первый раз добиралась она в богатый книжный магазин, чтобы, стоя у входа, предлагать прохожим сборники своих стихов. Но богатые покупатели бросали презрительные взгляды на скромные тоненькие книжки, уносясь вновь и вновь к пестрым стеллажам с дешевыми детективами, любовными романами, броскими журналами, литературой по бизнесу… И ни один из прохожих не слышал, как тихо, ненавязчиво, спрятавшись в самом дальнем уголке себя, безмолвно рыдала девушка.
Рыдала давно, и даже мама, вроде бы знающая о дочери все, не понимала, что не давало уснуть ее ребенку тихими звездными ночами. Да и сама девушка не ведала что с ней. Она кричала. Кричала так тихо, что только звезды в ее окне вздрагивали и замирали в оцепенении. И разрывалась высь.
В столь древнем, бесконечном, вечном космосе никто не слышал мелодии печальнее и так отчаянно громче, чем та, что посылало сердце девушки в черноту его. Но что могли звезды? Так легко управляясь с целыми планетами, они не знали, как помочь всего лишь одному человеку.
В жизни у каждого наступает момент, когда он, отрываясь от своего внутреннего мира, оглядывается вокруг. А что рядом, кто? Девушка не была исключением. Она однажды оглянулась также и… Диким северным ветром, пронизывающим до костей, ворвалась боль в тогда еще юное сердце. Пустота – вот все, что увидела девушка. Рядом были лишь какие-то чужие тени, холодные, неясные, молчаливые. Душа ее пыталась открыться им, но ответом было безмолвие. Она все звала, блуждая меж призраков. Иногда, правда, отзывались тени, интересовались ею, а потом опять уходили. Ведь живая, поющая душа была непонятна призракам. Уходили, оставляя двери души настежь. В них входили другие. Кто-то – просто так, ради любопытства, кто-то мимоходом, а кто-то искал наживы. Доверчивое сердце впускало всех. Снова и снова сжимаясь под грязными сапогами, оно все не закрывалось, среди дурно нарисованных призраков отыскивая кого-то живого, настоящего, с горящим огоньком тепла в груди. И пусть он беден, болен, пусть даже смертельно устал.
Девушка знала, что нужна ему. Поэтому и не запирала наглухо сердца, блуждая меж теней. «Эй! Отзовись, прошу, заклинаю! Родной, хороший, я здесь, я живая!» – но ответом было ледяное непонимающее молчание… Лишь вокруг сплошной черной стеной надвигались тени, а с ними мрак и вечный холод. Девушка звала, но никто не отзывался. И когда сил осталось совсем мало, когда холод и мрак дотронулись до сердца, заставив его содрогнуться от жуткой боли, зов ее оборвался. Под торжествующий хрип и подвывание девушка медленно опустилась на колени, поникнув головой. Тени совсем уж собрались раздавить живую, непонятную душу. Но вдруг она зазвучала, запела, разрывая пространство и время. Запела, устремляясь к далеким звездам. Сквозь пустоту, отчаяние и страх. Больше ничто не могло заставить ее замолчать.
Тихонько, несмело к поющей девушке проник тонкий, прозрачный лучик света. Он скользнул по ее щеке, прикоснулся к хрустальной слезинке. Чистая маленькая капля отразила свет лучика, засияв, как самая яркая звезда, еще ярче, и исчезла, ни следа на щеке и в душе. Лишь глаза теперь стали другими. В них выражение беспомощности, отчаяния, загнанности сменилось силой и надеждой.
Девушка встала с колен. За спиной раскрылись огромные крылья, такие белые, что даже в кромешной тьме был виден их взмах. И рассмеялась девушка прямо в бесстыжие, мертвые лица теней, гордо, свободно и весело. Хохоча, распрямилась она и побежала, ведь для полета нужен разбег. Так нежданно, стремительно было это движение, что на миг призраки дрогнули, а вместе с ними мрак, скрывающий солнце. Всего на миг свет озарил все вокруг, но этого хватило. Стал ясен путь.
Потом какой-то наугад брошенный камень настиг, больно задел девушку, и она не упала, не остановилась, лишь чуть-чуть пошатнулась, все ускоряя разбег. Вслед уже летели ножи, но ни один не достиг цели.
Девушка бежала быстро, но одной ей было тяжело. Стало казаться, что взлет невозможен, что слишком слабы крылья. И вот тогда, не веря этому и боясь жестоко обмануться, от усталости она зарыдала, но не остановилась, не опустила крылья.
Вот почему глаза ее теперь казались жестокими.
Меж тем, чихая и кряхтя, автобус с задыхающимися людьми начал тормозить. Выходящие на этой остановке быстро похватали сумки и стали протискиваться к дверям.
– Выходим, – мама девушки дернула ее за руку. Дочь резко обернулась, медленно, как потерянная, протерлась сквозь толпу, выбралась из автобуса.
Автоматически отвечая что-то матери, она понуро шла по тротуару, думая о своем. Сегодня в магазине дежурил ее любимый охранник. Иногда он о чем-нибудь заговаривал с мамой девушки. Было до ужаса интересно его слушать. Но девушке этот человек понравился еще и потому, что глаза у него были простые, добрые.
Сегодня, сама не зная, почему, она с особым нетерпением ждала встречи с ним, чувствуя что-то. Вот уже девушка поднялась на высокое крыльцо магазина. Сквозь стеклянную входную дверь она увидела того самого охранника. Рядом с ним стояли две женщины… Девушка, что было сил, рванулась вперед. «Я это видела! – пронеслось в ее голове, – Но где, когда? Во сне… точь-в-точь»… Вихрем ворвалась в холл и подбежала к женщинам, попутно узнавая каждый штрих, каждую мелочь. Остановившись почти вплотную к ним, девушка, забыв поздороваться, беспомощно вглядывалась в эти лица, словно искала там ответ на свои мысли: «Но где я могла это видеть? Я ведь не пророк, чтобы знать будущее. Но почему, почему именно этот эпизод? Чем он так важен для меня? Чем?!»
Женщины уже вовсю разговорились с ее мамой, которая даже спросила охранника, где он нашел столь замечательных знакомых.
– Я не искал. Они сами десять минут назад со мной заговорили, – ответил тот.
– Да, – добавила одна из женщин, почему-то взглянув на девушку сказочно синими глазами, – мы задержались. Я рассказывала о нашем клубе, – снова короткий взгляд, – кстати, у нас собрание скоро. Приходите. Там будут петь барды…
О, как согрелось сердце девушки от этого взгляда… Она, прежде молчаливая, вдруг вздрогнула и отчаянной скороговоркой почти зашептала:
– Спасибо… Большое Вам спасибо… Я приду… Обязательно приду…
Женщина едва заметно улыбнулась.
– Нам пора, – и обе они ушли.
Девушка некоторое время стояла и смотрела им вслед с видом глубокой озадаченности. «Вот и ответ. Этот эпизод важен, действительно важен. Я во что бы то ни стало попаду на то собрание. Моя жизнь наконец изменится!» – думалось ей. Стало сразу так весело и легко, что захотелось поболтать с кем-нибудь просто так, ни о чем.
До собрания оставался месяц.

* * *

Жара. Он ехал к себе домой в старом, гремящем деталями, прокуренном трамвае. Смотрел в окно, не видя домов и людей, деревьев, машин… Смотрел, будто был слеп. Думал. Пожалуй, среди других его лицо не слишком выделялось бы, но глаза… Они выдавали. Яркие, живые. Глаза бездомного пса…
Давно, очень давно он брел по жизни, как придется, не зная, куда и зачем идет. Вроде к чему-то стремился, каким-то целям. Но все было не более чем ложь, самообман. А в сердце огромной черной дырой зияло одиночество. Пустоту не могли заполнить друзья и родные. У них не было того тепла, без которого замерзала его душа. Он умирал, и только один человек на земле мог его спасти. Точнее, одна…
Он мечтал найти ее, но никак не получалось. Звал. Душа исступленно кричала во тьму. Но никто не отзывался. А когда боль подступала к самому горлу, он с неимоверной силой сжимал кулаки, стискивал зубы покрепче, чтобы ни в коем случае не позволить даже слабому стону прорваться наружу. Плакал тихо, когда никто не мог услышать. Плакал как ребенок, и сердце разрывалось… Об этом знала лишь только бесконечная хрустальная высь, куда бросал он угрозы, мольбы, требования.
Иногда она виделась ему во сне. Но лишь на миг. А потом он просыпался и шел в толпу искать до боли родные глаза среди сотен тысяч чужих, смазанных карикатур.
Возвращаясь под вечер, один, запирался в своей комнате и забывался в проблемах повседневности. Материальная эта реальность создавала иллюзию жизни, счастья. Там он мог быть кем угодно, мог получить что угодно, завоевать хоть весь мир. Игра так красиво подло и бессердечно ему врала. Он слушал эту ложь потому, что сам так хотел. В жизни настоящей становилось невыносимо. Он предпочитал вот так скромно потихоньку умирать, чем каждый день, каждый час в лицах окружающих читать безразличие непонимание, отчуждение. Умирать в своих иллюзиях, никому не мешая, забывая, как плачет навзрыд, рвется в клочья сердце. «Я совсем один, – думал он, – Никто не любит меня, и сам я никого не люблю… Зачем живу? Зачем? Кому нужна моя никчемная жалкая жизнь? Я смогу измениться, смогу стать сильным. Но зачем мне это, если её не будет рядом, если нет тепла в груди? Для чего сажать сад, если он в первые же морозы погибнет? Я умру без нее, и пусть это случится быстро, если она не спасет меня, не изменит».
В его сердце, словно пламя лампадки, назло всем попыткам его уничтожить, горел огонек тепла. Он то угасал, будто засыпая, то вдруг вспыхивал в груди ярким обжигающим солнцем. Оттого так горячо и больно становилось покрытому льдом, замерзающему сердцу. Но огоньку все труднее было выживать. Ведь любое пламя гаснет, если ничто его не поддерживает. А снаружи северной вьюгой выла разъяренная зима, ломилась в дверь со всей силой, грозя разнести в щепки нехитрый, слабенький запор, погубить, до конца заморозить ненавистный пульсирующий огонек. Сдерживать бешеный натиск никто не стал. В последний миг, когда ледяным ветром вышибло дверь, огонек взметнулся ввысь, выбросив навстречу ему сотни искр. И погас в замершем, задушенном очаге, спокойно тихо, как засыпают дети после бурного, веселого дня.
Зима торжествовала в новом завоеванном ею доме. Только она не знала, что одна из выброшенных огоньком искр, которые сразу поглотила вьюга, лишь одна самая маленькая выжила, устроившись в недоступном сухом уголке. И теперь она потихоньку тлела в самом тылу холода, оставаясь до поры незамеченной, набираясь сил. Лед усыпил сердце в железных объятьях. Оно не сопротивлялось, зная об искорке, надеясь, что когда-нибудь от нее загорится новое пламя, ярче прежнего.
Недолго зиме радоваться. Придет весна, смеясь ручьями, капелями, лучась солнечными бликами омоет сердце теплыми дождиками. Лед вдруг расплачется от тепла, от нежности, и отпустит он сердце. Потом в этот пустой заброшенный дом легкими невесомыми шагами войдет, заботливо глядя вокруг, усталая странница. В уголочке, улыбнувшись, отыщет искорку. Очаг воскреснет, станет теплей. Гостья, напевая, закружится по дому. И беспорядок, оставленный зимой, исчезнет под ласковым взором, в ловких женских руках. Когда работа завершится, все найдет свои места, избавившись от пыли и грязи, гостья бросит дорожный плащ в огонь, тихо засмеется, скажет: «Остаюсь!» – и поселится в сгоревшем сердце навсегда. А холод не сможет больше заморозить возрожденный, хранимый ею очаг.
Трамвай начал сбавлять ход перед очередной остановкой. Парень вдруг как бы очнулся от своей задумчивости. До его дома оставалось еще две остановки. Но он встал со своего места и вышел, до конца не осознавая, почему. Просто почувствовал, что так надо. Перешел дорогу, в чем, казалось, не было рациональности. Пройдя мимо остановки, несколько шагов, он вернулся и стал внимательно вглядываться в пестроту приклеенных на железную стенку, каждое о своем кричащих объявлений. Что-то из всей этой информации выхватило его зрение, а память сохранила. Что-то необыкновенно важное… он стоял, разыскивая это «что-то». И нашел. Маленький листок бумаги извещал о собрании какого-то клуба. Все бы ничего. Только на этом собрании планировалась встреча с певцами-бардами. Ему нравились их песни, гитарные переливы, словно тихонько в каждую нотку, в каждое слово вплетались звуки души.
Он пошел какими-то дворами, напряженно задумавшись. «Выбирай, – вертелись мысли в его голове. – Если ты пойдешь туда, жизнь твоя изменится. Или не ходи, тогда все останется как было».
Прошло несколько дней. Он все думал и не мог решить. Наконец, устав вести бесконечные споры с самим собой, твердо прервал их. «Пойду!» – и ничто уже не могло ему помешать.
Он уже сильно опаздывал. Но, словно по заказу, подошла нужная маршрутка. Никаких препятствий, задержек на всем пути.

* * *

Стояло яркое утро. Она умывалась и спорила с матерью:
– Ну зачем туда идти? – ворчала та, – Дома куча дел. На носу школа, а ты и не думала готовиться.
– Но мама… Мамочка! Я должна там быть! Вся жизнь моя от этого зависит, мама, – на глаза девушки от волнения набежали слезы.
Мать, удивленная такими словами, замолчала ненадолго. А потом уже без раздражения в голосе, даже чуть извиняясь, ответила:
– Что ж… Если так… Тогда одевайся быстрее, опаздываем.
Они собрались. Девушка шла к автобусной остановке едва не бегом. Мама за ней еле успевала. Подъехал автобус, и они, не сбавляя шаг, запрыгнули в него. Сердце девушки отбивало сумасшедшую чечетку. Мысли были полностью сосредоточены на том, что вот-вот свершится, перевернет ее жизнь с ног на голову. Она не замечала ничего, и только торопила время. Неведомое, неотвратимое надвигалось со страшной, древней силою, стояло уже на пороге реальности. Но страшно не было. В сердце звенели колокола радости, кружилась голова от восторга, от близости волшебства, в которое горячо верила девушка. Всю жизнь, насмешкам и лжи назло.
Минут через пять она выбежала из автобуса и, не чувствуя под ногами земли, помчалась дальше.
– Ты куда так летишь? Успеваем ведь, – откуда-то сзади крикнула мать.
Но девушка шла так быстро, как только позволяли ноги. «Успеть… Увидеть… Не пропустить взгляд…».
«Что увидеть? Куда успеть? Чей взгляд?»…
Мысли с бешенной скоростью проносились в голове. Лишь отдельные их отрывки удавалось поймать.
Так, совершенно не замечая решительно ничего вокруг, она вошла в просторный вестибюль Дворца культуры. До начала собрания оставалось полчаса. Она села напротив главного входа и стала рассматривать прибывающие толпы. Старая привычка. Чего-то все искали ее глаза и не находили никак. Взгляд выхватывал из толпы какое-то лицо, потом другое, но ни на ком надолго не останавливался. Кого-то не было ни в одном сборище.
Ближе к началу в двери повалил сплошной людской поток. Входило много мужчин, женщин, молодых, старых… Просто безликий поток нарисованных, смазанных лиц. Словно в мире не осталось живых. Лишь тени, прикинувшиеся людьми. С минуту она всматривалась в этот поток кого-то не находя в нем.
А в вестибюль все втекала пестрая, гудящая, как пчелиный рой, толпа со своими планами, идеями, высокими целями…
И вдруг… глаза… серые живые глаза. Как яркая вспышка во тьме, свежий порыв ветра в склепе, раскат грома среди безмолвия и зноя, этот взгляд ошеломил девушку, заставив вздрогнуть. Мысли обрушились все сразу. Взгляд бездомного пса…
Она узнала его. Того, кого ждала днем и ночью, всегда-всегда искала. Где-то в уголке в сознании пронеслось: «ОН!.. – она испугалась, сама себя перебила: – С чего бы?». Но сердце ее колотилось отчаянно. А парень все смотрел ей в глаза, пока не споткнулся. Затем он прошел в зрительный зал, поддаваясь напору толпы. Девушка осталась на своем месте. «Так нельзя! – отговаривала она себя, – ведь я его только и буду видеть пока идет собрание. А потом навсегда потеряю. Он просто уйдет домой… И смотрел-то на меня, наверное, чисто из интереса. Дома его, может, девушка ждет. Я ему не нужна. Но зачем, зачем у него такой взгляд? Всю жизнь именно эти глаза искала я везде, и вот сегодня нашла. Он даже не подойдет, наверно. Так не бывает… Я себе выдумала сказку и поверила в нее. Что ж… Пусть так. Я все равно буду ждать и верить. Реальность жестока, мне будет больно, если сказка разобьется. Но некоторые чудеса встречаются в реальности. Я буду верить… Вдруг получится? А если больно будет, вытерплю. Лишь стану умней. Боль закалит меня».
Все отговорки были бесполезны и бессмысленны. Девушка вновь заглянула в поток входящих людей. Все те же толпы. Только для нее они больше не были интересны. Она отвернулась и пошла занимать места в зрительном зале.
Где-то по дороге встретилась ей мама. Вместе они подсели к одной знакомой – светловолосой, улыбчивой женщине. Заговорили с ней. Рассеянно, мимолетно девушка окинула взглядом занавес сцены, еще не полный зрительный зал слева от себя, справа, впереди…
Там где-то на третьем ряду сидел человек с серым взглядом. Он тихо и грустно смотрел ей в глаза, словно сквозь пространство и время звучала мольба: «Помоги мне! Ты видишь, я замерзаю. Я… умираю… без… тебя…». Звучала тихонько, ненавязчиво. Так журчит ручей, бегущий по камешкам, так ветер шепчет что-то нежное осенним деревьям, баюкая их, так в лесу или в поле шуршат снежинки, ложась на ветки, дороги, тропинки… «Помоги… Только ты… Ты одна это можешь сделать… Помоги!.. Ты одна… Только ты…» – слова слышала девушка, не находя места себе под серым взглядом бездомного, ненужного никому человека. «Кто он? – в отчаянии думала она, пытаясь спрятаться хоть за рядом сидящую знакомую. – Почему вместо сцены он смотрит на меня? Мы во многом похожи… Боже! Ведь я сейчас полюблю его всем сердцем и душой всею! И даже если больше никогда не увижу. Зачем моя любовь такая сумасшедшая? Но, может, как раз такая и нужна. Она спасла бы его, счастье подарила». Девушка в растерянности уставилась не видящими глазами на сцену. «Да что это такое?! – в жуткой панике неслись чувства, переходя в шепот, – что же ты делаешь со мной?! Смотри на сцену… Прошу! Там люди поют, на гитарах играют так хорошо, говорят интересно. Ты ведь любишь песни бардов. Так смотри, слушай, чем я интересней их? Только стихи и есть у меня, и те не слышит никто… Я несчастная очень, а ты достоин счастливой девушки. Она тебя согреет. А я сама замерзаю в этих каменных джунглях. Не хочу… Не хочу делать тебя несчастным! Не хочу любовью своей мешать тебе жить!».

* * *

Он шел по улице к двухэтажному зданию Дворца культуры, шел своей обычной стремительной походкой. Статный, русоволосый, молодой парень, и толи четкими быстрыми движениями, толи аккуратными прядями, похожими на оперение птиц, толи прямым взглядом серых глаз напоминал человек этот ястреба. Но не безжалостного кровожадного хищника, а спокойного, благородного властелина русских степей. Та же бескрайняя ширь отражалась в его глазах.
Парень подошел к каменному парадному крыльцу. По ступеням вбегали, входили, вползали люди. Человек с серыми глазами окинул взглядом лица и подумал: «Может, здесь, средь этих приведений я встречу ее…» Он постоял недолго, вглядываясь в проходящих мимо девушек. Ни на одной не задержался взгляд его. Да и они в какой-то суете проносились, погруженные в заботы. Парень вслед за толпой вошел в здание.
В большом, просторном вестибюле сновании люди, рассредоточиваясь по разным уголкам по одиночке или группами. Многие сразу занимали места в зале, хотя до начала еще оставалось время. Парень взглянул немного в сторону и …
Он увидел тихо сидящую напротив входа девушку. Точнее первым сквозь неразбериху чужих лиц к нему метнулся ее взгляд. Замерзшее, спящее сердце его не стало биться чаще. Лишь в своем укромном, тайном уголке чуть ярче вспыхнула малютка-искорка. И вроде бы стало теплее. Парень этого не заметил. Но он почему-то все смотрел в странно знакомые глаза девушки, сидящей отдельно от туда-сюда снующих, суетящихся людей. Она была окружена толпой, совсем не являясь частью ее. Что-то невидимое ограждало, не позволяя слиться с окружающим, или, быть может, слишком резко выделяло девушку, как белую ворону из черной стаи. Глаза…
Парень не смотрел под ноги и споткнулся о небольшую ступеньку. Оторвав от девушки свой взгляд, он позволил потоку людей втолкнуть себя в зрительный зал. Человек подумал: «Какая странная девушка. И какие хорошие, ее глаза. Добрые. Только немного грустные и…» – он недослушал собственной мысли, боясь впустить в себя последнее слово. Но все же прозвучало оно, заставив вздрогнуть далекую маленькую звездочку: «… родные».
Человек с серыми глазами пробирался меж рядами кресел. Он не услышал, не принял последнее слово, но взгляд этой девушки взволновал его. Заняв свое место, парень стал отыскивать ее в зале.
Она вошла и села между двумя женщинами. Они оживленно разговаривали, но девушка в их болтовню не вступала. Что-то она, наверное, знала такое, что отдаляло ее от других, не давая ночами спокойно спать, делало глаза ее грустными, но способными вот так прорываться сквозь толпу. Парень в этом себе не признался, но он узнал в девушке себя.
Они посмотрели друг на друга. Снова метнулись два взгляда, два тихих голоса сквозь кутерьму чужих лиц и звуков, через время и пространство. Может быть, оба не знали, о чем говорили меж собой их сердца. Только неслышный этот диалог все продолжался. Парень смотрел на девушку и не мог понять, что с ним и почему не так интересны стали для него любимые песни бардов. Не мог или не хотел… Он не знал, о чем говорили друг с другом взгляды их. Но знала бездонная высь чистой хрустальной сини. Она слышала и едва заметно вздрагивали при каждом слове, каждом звуке двух песен, разрывающих пространство и время своей отчаянной красотой:
– Отзовись, отзовись, молю, заклинаю! Родной мой, хороший, я здесь, я живая…
И на мольбу ее молитвенный ответ звучал:
- Помоги! Только ты это сможешь сделать. Лишь ты... Обогрей... Без тепла замерзаю лихо. Лишь ты… Ты одна… Без тебя умираю тихо. Лишь ты… Без тебя, без тепла, так устал веришь… Лишь ты… Помоги!
Не заметила девушка, спрятавшись за плечо знакомой, как прошептало что-то внутри нее, и слова понеслись к человеку со взглядом бездомного пса:
- Моя любовь, моя судьба, совсем один ты в этом мире. Я, как и ты, совсем одна в своей заброшенной квартире. Споткнулся? Вот моя рука. Я помогу тебе подняться. Воскреснем оба на века и над бедой начнем сменяться!
Так и переглядывались они еще некоторое время. Затем вышла на сцену одна из спутниц девушки. Она представилась ее мамой. Высокая, темноволосая женщина читала с выражением стихи дочери. А сама девушка ненавидела выходить перед людьми, очень неуютно ей было стоять под всеми этими пристальными, изучающими ее взглядами. И старалась она смешаться с толпой, раствориться в ней.
Но в этот раз спрятаться не удалось. Пришедшие сюда все более-менее друг друга знали. Девушка же была новичком в из среде. И всех интересовало, кто она.
Человек с серым взглядом тоже не раз задавал себе этот вопрос. И когда вышла мама девушки, когда рассказала немного о своей дочери, прочла ее стихи, он твердо решил подойти к ним, правда еще не знал, как это случится. Но время ему помогло.
* * *
Девушка сидела, съежившись под сотней любопытных взглядов, сверлящих ее со всех сторон. Ох уж ей эти стихи, эти толпы… Мама уже спустилась в зал и направлялась к своему месту. Но девушка смотрела в сторону, туда, где человек с серыми глазами, на минуту задумавшись, отвлекся от нее. Она думала: «Что ж. Теперь ты знаешь, кто я. И если смотрел ради интереса, то отвернешься, перестанешь мучать меня. А я не буду больше придумывать сказок…».
Он взглянул вновь на девушку, резко осадив на полном скаку ее мысли. Она отвернулась так стремительно, что локон хлестнул ей щеку. Этот взгляд напугал и обрадовал ее. В нем девушка не увидела ни тени зависти, любопытства, жалости – всего того, что было на лицах остальных. С какой-то радостной досадой она чуть не проговорила вслух: «Ты… Я думала, ты, как все... Сколько простого, человеческого в глазах твоих. Так хочу, чтобы взгляд этот был счастливым! Но в нем много боли, страданий, слишком много… Мы с тобой, знаешь, похожи очень... Ну вот! Хотела забыть. Да только моя сказка и не думает заканчиваться. Пока что-нибудь не разуверит меня в ней, так и придется помнить тебя. Вот радости-то!».
В этих мыслях не было совершено никакой злобы. Была радость. Ее-то девушка и боялась. Боялась, как забитая псина, от протянутой руки ждущая лишь удара. Слишком много девушку жестоко обманывали ее же сказки. Она привыкла к этому. И, каждый раз, перед кем-то открывая святая святых своего сердца и души, уже смиренно ждала очередного плевка. Не так обидно предательство, если заранее быть к нему готовым. Но зачем раскрывать сердце снова и снова для плевка? Глупо... Может быть. Но если кто-то единственный на всем белом свете, только он один увидит то, что никто другой никогда не заметит? Придет человек этот, в двери постучится, а его посчитают вандалом и не откроют, как сотням до него... Вот почему девушка добровольно терпела непонимающие плевки невежд.
Человек с бездомным взглядом вел себя странно. Его глазам так хотелось поверить... Поверить, что все закончилось, пришел тот, кто понимает и не надо больше готовиться к боли. Но оказаться уязвимой нельзя... Вдруг эта выдумка погубит ее? «Ну и пусть! Я больше так не могу! Поверю, поверю до конца, раскроюсь вся, а дальше будь, что будет... Мне надоело отовсюду ждать обмана. И если в этот раз опять разобьется красивая сказка, пусть окажусь к удару не готова, пусть сердце станет каменным моё, и никому его я больше не открою. Зачем? Зачем мне те, другие? Ведь я нашла его, средь призраков живого отыскала. Ненужно больше по ночам в окно рыдать беззвучно. Ведь вот он, есть он где-то рядом, пусть мы не знакомы. Но, все же двое нас теперь, похожих в мире» - думая об этом, девушка постепенно успокоилась, и теперь смело, чутко ловила серый взгляд. Она не улыбалась парню, не кокетничала, просто смотрела в глаза ему внимательно и по-детски открыто.
- Я здесь..., - шептали тихонько ее губы. – Подойди, если хочешь.
Парень словно что-то понял. Он стал задумчивым и уже не так упорно высматривал в скоплении чужих лиц одно, будто давным-давно ему знакомое. Было видно, его что-то волновало.
Первая часть собрания закончилась, наступил перерыв. И, как обычно в таких случаях бывает, вся публика из зала в едином порыве устремилась к манящим вкусными запахами прилавкам.
Девушка сидела у одного такого, доедая что-то. Мама стояла рядом, перебрасываясь с дочерью ленивыми фразами, но вдруг... Она узнала бы его из миллиона... Сквозь толпу прямо к девушке, смотря на нее в упор, стремительной ястребиной походкой шел человек с серыми глазами.
Вопросы, сотни их и тысячи все разом хлынули в ее голову. Девушка замерла на секунду, даже дышать перестала от изумления. Потом все ж нашла в себе силы и отвернулась, стараясь сделать вид, что ничего не происходит.
Он подошел, и, бросив на девушку странный, короткий взгляд, заговорил с мамой. Обычная, казалось бы картина. Девушка привыкла к тому, что ее жизнью и стихами интересуются. Мама в целях рекламы устраивала некоторым нечто вроде экскурсий. Часто люди знакомились с девушкой, в гости приходили... Но никто не понимал, о чем кричат эти стихи, о чем говорит она сама. Поудивляются, повосхищаются, позавидуют, говоря: «Я бы так не смог», потом они уходили, в лучшем случае оставались хорошими знакомыми или спонсорами. А девушка опять видела вокруг себя лишь пустоту и мрак безмолвия. Уходили, оставляя сердце настежь. Она к этому привыкла...
Но сейчас девушка обо всем, что раньше было, позабыла совсем. Она сидела, словно вдавившись в кресло, уставившись в пол, стараясь из последних сил не поднимать глаз. Иначе даже прохожий заметил бы этот отчаянно кричащий взгляд. Мысли все куда-то провалились. Собственно, они сейчас были бесполезны. Происходящее не поддавалось рациональной оценке. Вообще, все в девушке перепуталось. Или, может, встало по местам своим...
Он стоял совсем рядом, человек с серым взглядом бездомной дворняги. В парне ощущалась большая сила. Не в мускулах виднелась она, а в чем-то таком, что не опишешь. Но эта сила ему мешала. Так огромные крылья, незаменимые в небе, на земле делают альбатроса смешным и неуклюжим. Так в обществе голубей орел нелепым кажется, но голубем ему не стать...
Девушке все это было знакомо до боли, понятно. Ведь она тоже не находила места для себя среди других людей. «Белая ворона» - есть такое выражение... И казалось девушке бессмысленном ее существование. Одиночество предрекала она себе.
Но вот перед ней стоял такой же несчастный. Он прорвался сквозь мрак и холод, он нашел ее, узнал среди толпы, или она – его. Важно другое. Их теперь стало двое в мире. Два одиночества исчезли, сложив счастливую вечность.
Парень говорил с ее мамой недолго. Выслушав монолог о стихах и победах в различных конкурсах, о возможности приобрести сборники стихов, некоторые реплики на отвлеченные темы, он сдержанно рассказал о себе. Было шумно, и девушка не могла расслышать многих слов, фразы долетали обрывками. Но одна пронеслась над толпой, и, хотя человек говорил спокойно и грустно, эти слова сумели перекричать сотни голосов:
- Мое детство прошло на редкость счастливо. Мало у кого такое было. Но юность... Врагу не пожелаешь.
В этих словах звучали боль и отчаяние. Девушка вздрогнула, вскинула голову, человек замолчал. Он не смотрел ни на кого, рассматривая с минуту пол под ногами. На то, что кто-то поймет, услышит его крик, парень потерял почти надежду. Добавлять к сказанному ничего не хотелось. Да и незачем было это делать.
В одно мгновенье девушка вдруг осознала весь смысл короткой фразы. И всколыхнулось что-то в груди у нее, горячее, яркое. Ей стало понятно: этот человек, как и она, в детстве жил лишь своим внутренним миром, в нем был счастлив. Но потом пришлось ему оглянуться вокруг. И что же рядом, кто? Вокруг была пустота... он заблудился в ней, запутался, как в паутине. Мрак застилал глаза, холод опутал сердце. В промерзшей тьме, один, брел человек наугад, приближаясь к пропасти. Некому было разогнать мглу, разбить стужу ярким лучом рассветным, осветить все вокруг. Некому было подать руку и подхватить его в последний миг на краю бездны, удержать от гибели.
Девушка отошла к прилавку с сувенирами. Они ее интересовали мало. Просто девушка разволновалась. И если б не толпа, суета, о, как много сказала бы она человеку с серыми глазами... Она прошлась немного, потом вернулась обратно с безразличным видом.
Парень взял у мамы девушки их домашний номер телефона и ушел. Перерыв заканчивался.
Девушка не смотрела вслед человеку и вообще никуда не смотрела. Все, что было потом, она видела и слышала, словно во сне иль в бреду.
Барды пели со сцены. А душа ее все рвалась к грустному человеку с серым взглядом... Она очнулась, когда шумная публика, полная впечатлений, уже покидала зал. Среди толпы девушка искала глазами лишь одного. Она хотела поговорить с ним, рассказать все-все. Он вышел в вестибюль. Девушка успела бы догнать этого человека, но мама разговорилась с каким-то мужчиной и задержала ее. Беспомощно тайком оглядываясь на выход в вестибюль, девушка вежливо выслушивала его похвалы и любезности. Мужчина был улыбчивый и добрый. Не хотелось его обижать невниманием. А человека с серыми глазами уже было не догнать...
Наконец выбравшись на улицу, девушка напала на маму с вопросами: «Кто этот парень? Что он хотел?» - и другими подобными. Женщина среди прочего назвала дочери имя человека, подходившего к ним в перерыве.
Девушка шла по оживленной улице и думала: «Как все странно сегодня. И небо, и облака, и чувства мои, и это имя... Простое, хорошее. Странно... ». Она шла и удивлялась с виду обычным облакам.
Дома закрутилась снова круговерть дел. Начались школьные будни. Уроки, подруги, любимые книги по ночам при свете настольной лампы и долгие бессонные беседы с непроглядной высью мерцающих звезд. Из этого состояла вся жизнь девушки, этим не удавалось заполнить пустоту. Чего-то не хватало. Или кого-то...
Прошло дня три, а может, неделя. В один из вечеров девушка с мамой убивала время у экрана телевизора. Она устало смотрела перед собой. Вяло всплывали образы в голове.
Однажды стало слишком одиноко... Иногда не хотелось жить, ногти до боли впивались в ладони, бешеный крик отчаяния метался в бетонных стенах. Она хотела оборвать разбег, подставить грудь ножам, летящим вслед. «Пусть все закончится, неважно, как... я не могу! Не могу так больше!» - рвалась натянутая струна голоса. Она спотыкалась на бегу, и брызги грязи летели ей в лицо.
Ее спас далекий прозрачный силуэт, неясный образ, мелькнувший на пути. Возможно, это был лишь сон, мираж, но девушка уцепилась за него, как за спасательный круг, новым рывком устремляясь вперед. Какое-то чувство, словно любовь неизвестно к кому, не давало покоя. И девушка часто видела в мечтах своих и во сне родного до слез, хорошего, близкого. Видела, хоть и сквозь сонную дымку, живые и такие настоящие его глаза. Чувствовала, смутно ощущала тепло его груди. Слышала спокойное дыхание, стук сердца, словно сквозь завесу вечности и бесконечности времен. Сны всегда таяли, стоило открыть глаза. Только сквозь холод стекла смотрело на девушку безучастное небо, под ухом ее, в венах руки, отсчитывая секунды, словно тысячелетия, билось ее собственное сердце, спокойно дышала рядом спящая кошка...
Сперва девушке не хотелось открывать глаза, потом засыпать, потом жить вообще. Ей необходимо было знать, кого она любит, видеть, ему отдавать тепло своей души. А где он? Кто он? Там в ночной темноте, непроглядной, как стена, полуночной тишине, совсем близко ощущалось его тепло, слышался неясный ласковый шепот. И только стоило сильнее вглядеться во мрак, протянуть руку на встречу чуду, призрак таял. Или его не было вовсе? Но любовь жгла сердце. Любовь была, значит, и человек существовал на земле.
Девушка искала его и не находила. Неясный силуэт заслонился обычным парнем, каких много. Девушка знала, что не он станет ее судьбой, не она его спасет и изменит. Но все же, хоть немного, стало легче от мысли, что знаешь, кого любишь. Это, конечно же, был самообман. Но тогда девушка еще не знала, как лучше поступить.
Обычный парень ее не любил. Даже не воспринимал, как девушку. Он встречался с одной затем с другой. А с ней делился по-дружески разочарованиями и надеждами, спрашивал совета. В последний раз он пришел сказать, что женится.
Ей было очень больно. Не из-за парня и того, что он выбрал другую. Просто сказка очередная оказалась ложью. И больше не было смысла продолжать эту бесполезную игру. Надо было делать что-то. Ведь можно с ума сойти от одиноких пустых мечтаний. Девушка поняла, что должна найти того родного, того хорошего, что приходит к ней во сне из звездной забытой тайны, из вечности. Но как? Как найти того, кого ни разу не видела и все, что помнишь о нем, - стук сердца, услышанный во сне?
И теперь, делая вид, что смотрит телевизор, она задумалась над этим. Надо снова кого-то ждать, что-то делать. Необходимо начать жить по-новому, словно перевернув прочитанную страницу. Девушка устало закрыла глаза и отвернулась от экрана с мелькающими силуэтами. Как много раз все это повторялось, а новая страница не отличалась от предыдущей ни краткостью, ни содержанием. Все было скучно, как в глупой бесконечной книге. Девушка устала от этих похожих друг на друга, словно близнецы, историй. Так хотелось порвать круг несчастий...
Внезапно и резко зазвонил телефон. Девушка вздрогнула, обернувшись на звук. Мысли прервались и остановились. Трубку взяла мама.
- Алло... Да... Можно... Ладно. До свидания – вот все, что сказала она кому-то на другом конце провода.
Девушка смотрела на мать и вдруг... она совсем забыла. Она не вспомнила эту встречу, эти глаза, это имя... Мама повернулась, и девушка остановила на ней взгляд.
- Парень, что к нам на собрании подходил, завтра вечером придет, - ответила мама на немой вопрос в глазах дочери.
- Наверное, стихи твои посмотреть..., - заметив на лице девушки замешательство, добавила она.
И всю ночь, весь следующий день дочь торопила время, чтобы скорее прошли уроки. Они пролетели, как в ускоренном просмотре. Память девушки ничего о них не запомнила, оставляя место для более интересного и, может, самого важного.
Вечером, после заката, зашел знакомый дедушка-художник, он немного успокоил и отвлек девушку своим не по-стариковски бойким видом, беспечными разговорами. Художник остался молод глазами и душой. Поэтому с ним было весело всегда.
Но когда настал заветный час, она оставила дедушку-художника с мамой на кухне, а сама ушла в другую комнату, села в кресло, встала к окну, снова села... «Ну что ты так волнуешься-то? – успокаивала девушка себя, – он на тебя даже внимания не обратит. Так... стихами повосхищается и уйдет». Она так думала от отчаяния. Но сердце ее с этим не соглашалось. «Я буду сама собой, - наконец решила девушка, – одену любимые потертые джинсы, футболку, простую прическу сделаю». Так она и поступила.
Он пришел, когда уже совсем стемнело. Стихи его интересовали мало. Парень ловил взгляд девушки. Она поняла это, понял и художник, вежливо удалившийся.
Перейдя в ее комнату, они разговорились свободно и увлеченно. Среди прочих тем выясняли, например, откуда взялась пустота. Девушка часто смеялась, говорила всякие пустяки. Она рассказала парню даже то, что опасалась доверять другим. Девушка не боялась ничего, он за несколько минут стал ей близок, словно старый друг детства. Но было еще что-то большее: чувство, воспоминание – неясно...
Девушка сидела к нему вполоборота и невзначай взглянула на парня. Он смотрел спокойно в ее глаза... То ли воображение сыграло злую шутку, то ли ввысь взметнулась отчаянная мечта. Но на один короткий миг перед глазами девушки предстало во всей детальности и яркости видение: она обнимает его, слушая стук родного сердца, чувствуя тепло, знакомый до боли запах волос, безграничное, переполнявшее ее счастье...
Видение испарилось. Но в этот раз осталась с девушкой малая его частичка. Парень с серыми глазами молчал. От чего-то девушке сильно захотелось плакать. Она отвернулась, чтобы этого не заметил собеседник, улыбнулась, и что-то весело заговорила. Улыбка была искренней. Грусть ушла из сердца.
Они говорили до позднего вечера. Расстались уже совершенными друзьями. Уходя, он сказал:
- Я еще приду. Можно?
- Можно, – ответила мама девушки.
- Обязательно приходи, - тихо сказала дочь. Впервые кто-то уходил не навсегда...
Потянулись длинные вечера у телефона, встречи. С ним было ей легко даже молчать. Однажды человек с серым взглядом забыл у девушки свой зонт. Вернулся.
В тот вечер странное видение стало реальностью...




* * *

Даже самая теплая, ласковая весна приходит не сразу. В марте еще метут метели, морозы стоят. И в мае нередко на зеленую траву ложится снег. Но знают нахохлившиеся воробьи, что теплым все равно станет пока не разогревшееся солнце, что зацветут проснувшиеся сады, радостно гудя роями пчел-тружениц. И скачут по веткам птицы-болтушки, смеясь над непогодой, говоря, что холод не вечен, что возьмем свое капель, росточек подснежника, спящий в земле, найдет проталину на лесной кочке, выглянет посмотреть на лучи рассвета. Погладит его зорька, приласкает, как добрая мама, улыбкой встретит пробуждение новой жизни. И тогда, словно дитя любящее, потянется к ней росточек маленький своими листочками и раскроет цветок на встречу теплу ее. Даже дерево старое не выдержит, растрогавшись, заулыбается само молодыми новыми веточками.
Двое ждали свою особенную весну. Ту, что теплом своим согреет сердца, растопит седые льды. Тяжело сдавалась зима, бросалась снежными хлопьями, злобным воем ветра напугать хотела, закрыть солнце тяжелыми тучами. Но превращалась в теплый ливень вьюга, и луч сквозь облака смеялся радугой земле.
Двое тихо сбежали в рассвет. Летящие вслед ножи не настигли их, упав на землю, стали травой. Двое дождались своей весны, он подарил ей мечту, ту, что мог он один осуществить, ту, что купишь ни за какие деньги. А это был лишь маленький свой домик, ширь полей, лесов краса, тепло теперь неуязвимого очага и стук, единый стук двоих сердец...

Она вспомнила все, что хотела. Встала. Ветер поправил ее русые волосы, окутывая медовым запахом цветущего мира идущую к озеру женщину.
Там, в сияющей чистой воде резвились дети. Молодой мужчина с серыми, счастливыми глазами подошел и взял женщину за руку. С минуту они молча наблюдали за детьми. Потом она ему сказала тихо:
- В твоей руке – моя рука. И дети наши подрастают. Воскресли оба на века. Любимый, разве так бывает?
И тихо он ответил ей:
- Мечтой творятся чудеса, а для нее преград не много. Открыли мы весне сердца. Так пусть другие тоже смогут!
Двое бежали к озеру, смеясь, беззаботные, счастливые. И утреннее солнце грелось в их любви...

P.S. Читающий сейчас эти строки, прощай! Позволь еще немного занять твое внимание. И перед тем, как история эта станет для тебя воспоминанием, я добавляю несколько слов к сказанному.
Теперь ты, может, думаешь: «Выдумка, наивная красивая сказка». Нет. Все немного сложней. История эта реальна. Доказательств приводить не буду. Зачем? Если захочешь, ты сможешь и сам их найти. Как? Подумай.
Мои герои - просто люди. Нет, не в везении дело, не в помощи, пусть даже свыше. Они очень хотели стать счастливыми.
«Все хотят!» - ответишь ты. Да, это так. Но что все делают для счастья своего? И что такого уж немыслимого, невероятного натворили эти двое?


Сон

По межостровной монорельсовой дороге без малейшей тряски и качаний мчался сверхскоростной поезд, направляющийся в Токио. В каждом из его отсеков-купе располагался целый гостиничный номер класса «Люкс» с отдельной ванной, туалетом, спальной и рабочим кабинетом. В каждом таком кабинете стоял самый современный компьютер, подключённый к Всеземной Информационной Сети. Таким образом, пассажиры этого поезда могли за время, проведённое в пути, и отдохнуть, как следует, и поработать, и информацию любую найти оперативно и быстро.
В поезде, в одном из отсеков-купе ехали двое парней, братья-близнецы из России. Один неспешно прохаживался по кабинету, иногда посматривая в квадратное окно. Другой сидел на вертящемся мягком кресле перед компьютером и напряжённо думал. Вдруг он быстро заговорил, обращаясь не то к своему брату, не то к самому себе.
— «В тысяча девятьсот пятьдесят пятом году под русским городом Владимиром при разработке карьера по добыче глины для местного керамического завода экскаваторщик Начаров заметил в ковше кости очень крупного животного, залегавшие на глубине трех метров. О находке сообщили археологам…
Первые же раскопки ошеломили учёных. Найденные в захоронениях останки людей, украшения и предметы быта свидетельствовали о некой древнейшей культуре. Дальнейшие исследования показали: первобытные люди пришли на берега реки Клязьмы ещё в эпоху древнего каменного века, около двадцати пяти тысяч лет назад.
Они не бегали на четвереньках или в невыделанных шкурах с дубинами. Ученые были поражены другим фактом.
Вокруг скелетов и на них самих было множество украшений, с их помощью была восстановлена одежда древних людей. Она оказалась похожей на комбинезон или вполне цивилизованное платье.
Находка такова, что легче отнести эти останки к захоронению инопланетян, в противном случае надо пересматривать всё наше историческое мировоззрение.
В России государственный историко-краеведческий музей города Владимира разместил в одном из своих залов экспозицию, посвящённую этим уникальным находкам. Выпустил буклет, в котором говорилось, что стоянка Сунгирь — интереснейший археологический памятник России — хорошо известна учёным всего мира…», — Парень немного помолчал. Затем продолжил:
— Экспозиция Владимирского музея — единственная в России. Иногда туристы посещают место раскопок на Сунгире. В основном они приезжают из Японии, потому что в Токийском национальном археологическом музее расположена более совершенная экспозиция! — он всплеснул руками, вскочил с мягкого вертящегося кресла и быстро подошёл, почти подбежал к своему брату-близнецу. Теперь оба они смотрели в квадратное окно на пейзажи Японского моря за ним. — Я эту статью в ВИСе нашел. Она пятидесятилетней давности. Нет, ты представляешь?! Открытие сделали русские на территории России, а знают о нём лишь учёные, да притом, больше иностранные. Вот Японцы какую экспозицию открыли еще пятьдесят лет назад. Им интересно знать о наших предках. Понимаешь, о наших! А нам, потомкам, наплевать, получается, на историю настоящую. Нам сказали, что человек от обезьяны произошёл, мы и довольны. Легче гораздо жить, если от обезьяны... Мол, цивилизация! Прогресс! И сами всё больше на этих обезьян похожи становимся. Да какой же это прогресс? Какая такая цивилизация?! Если в головы нам эту дурь несусветную впихивают с младенчества? Если историю нашу настоящую скрывают от нас?
— Ты, брат, потише, потише ори…, — сказал спокойно второй парень, тот, что прохаживался иногда по поездному кабинету. — Здесь ведь прослушка везде, камеры слежения…
— Ну и пусть! — горячо ответил первый. — Вот доберёмся с тобой до Токио, соберём последние доказательства… И тогда узнает мир истинную свою историю! Узнают люди, что не обезьяна их предок, не инопланетяне или ещё что-то. Узнают, что человек возник в одно мгновение в лучах Божественной ярчайшей вспышки. И предок его — Вселенский Разум. У нас с тобой есть все доказательства. Сунгирь — это последний штрих…
Кому-то в мире, видно, было не выгодно, чтоб эти пылкие слова молодого российского учёного услышали люди. Среди правящих кругов наполовину затопленной после очередных планетарных катаклизмов Америки, Европы и Азии уже давно велась скрытая охота на них. Ещё бы. Ведь при единогласном принятии такой истории возникновения человека всем земным сообществом экономика всех этих стран сильно пострадает. Если люди найдут свои корни, они устремятся к Божественной культуре, к Божественному образу жизни. Следовательно, они перестанут болеть и духовно, и телесно. А куда тогда девать мощный порнобизнес, боевики, насаждающие насилие, куда девать продукты-мутанты и всемирную сеть аптек и больниц? И самое главное: чем возместить владельцам такого бизнеса их гигантские доходы?
Вот и полетел вагон суперсовременного поезда, в котором ехали братья-учёные, с крутого обрыва в море. Потом в прессе Японии скажут, что авария произошла случайно. Вот только тела молодых учёных никто в том вагоне не нашёл…

В небольшом российском городе к мосту через Волгу подъезжала похоронная процессия. С моста тянулась длиннющая автомобильная пробка. Водитель автобуса с людьми, провожавшими усопшего, чертыхнулся и вылез. Он прошёл вдоль ряда машин и обратился к одному дальнобойщику:
— Ну что там опять такое?! Я, ядрено налево, людей везу на кладбище! Покойник у меня, ё-моё!
Водитель-дальнобойщик ответил как-то испуганно:
— Да тут по радио какую-то ахинею несут. Говорят, шторм на Волге небывалый был, середину моста унесло…
— Чего?! — вскричал водитель катафалка. — Ты со мной шутки шутить вздумал?
— Да не шучу я! — серьёзно ответил дальнобойщик. — Не до смеху мне. Вон, на пригорок поднимись, да посмотри, что там.
Водитель катафалка так и поступил. Справа от дороги он залез на пригорок.
Там, вдалеке, между двумя берегами текла могучая река. Неимоверно поднявшаяся вода плавно обтекала сверху обломки моста. Вдруг в той стороне, куда уносило течением какой-то мелкий и крупный мусор, вспыхнуло зарево взрыва. Затем очень быстро над тем местом разрослось фиолетовое облако и стало стремительно приближаться. Не прошло и минуты, как оно накрыло городок на Волге…
Водитель катафалка осел на землю. Трава на пригорке мгновенно побелела. Секунду спустя, поседели и выпали все волосы на теле человека, включая брови, ресницы, усы. В следующий миг подул ураганный огненный ветер. Человек услышал крики людей, стоны, шум паники. Это были последние звуки, которые долетели до его угасающего сознания…

В Межпланетарном Центре Управления Цивилизациями, расположенном на планете Мора, в секретном отделе закончилось заседание, посвящённое Земле. Почти все члены заседания разошлись. И только председатель ЦУЦа был неудовлетворён собранием. Уже в который раз советник по связям с Землёй докладывала ему:
— Все контакты с землянами прекратились тысячу земных лет назад, сразу после того, как в одном из небольших земных поселений, в государственном образовании под названием «Россия» произошёл взрыв на местной АЭС, за которым последовало поднятие реки Волги и взрыв хранилища ядерных отходов. Эта, казалось бы, рядовая техногенная авария спровоцировала сильнейшую общественную реакцию сначала у населения России, потом в ближних к ней и в дальних странах. По всей Земле разошлась реакция на какой-то мелкий, незначительный взрыв. Мы тогда готовили план тихого идеологического захвата с целью взять управление планетой в свои руки. Но правители всех земных государств были так обеспокоены общественными процессами, что прибывших к ним агентов прогнали. Один из правителей, тот, что осуществлял управление Россией, сообщил нам: «У НАС ТУТ МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НАЗРЕВАЕТ. МНЕ БЫ ЖИЗНЬ СВОЮ СПАСТИ. ИДИТЕ ВЫ НА ФИГ. У НАС СВОИХ ПРОБЛЕМ ХВАТАЕТ».
Мы неоднократно пытались повторить наши вылазки, говорили, что поможем, что мы — посланники Вселенского Разума. Но агентов выдворяли сразу же, не слушая и не отвечая…
— Но почему? — прервал доклад председатель ЦУЦа. — Почему так получилось? Ведь наш аналитический центр высчитал всё до мельчайших деталей.
— Наш аналитический центр вёл вычисления с учётом тогдашней тенденции деградации людских масс. Но произошло нечто непредвиденное. В двадцать первом веке земного летоисчисления по неизвестной нам причине деградация земной цивилизации остановилась и началась невиданная по своей скорости эволюция. Старые догмы, удерживающие человечество от прозрения, растаяли, появились учёные, говорящие и доказывающие людям правду. Например, два брата из России создали бесспорный научный труд. Он был почти закончен. Оставалось одно последнее доказательство. За ним они поехали в страну Японию. Воздействуя через различные интересы правителей земных стран, мы попытались их физически устранить. Но они выжили, нашли последнее доказательство и рассказали в своём сверхсенсационном труде правду о происхождении Земли и человека. Этим и объясняется небывалая реакция земного сообщества на взрыв АЭС в России, произошедший спустя десять лет после их доклада.
— И что теперь подсказывает наш аналитический центр? — спросил председатель ЦУЦа.
— Аналитический центр делал неоднократные длительные расчёты. Мы пришли к выводу, что теперь осуществить внедрение на планету Земля с целью подчинения себе её населения невозможно.
— А если уничтожить всё население?
— Уничтожать нет смысла. Человек — главное звено в природе Вселенной. Непонятно, как, но на нём держится всё мироздание. Если мы уничтожим всех людей, то не сможем разгадать взаимосвязь. А это наша главная задача.
— А если не всех? Оставить несколько особей для исследований…
— У человека есть странный внутренний потенциал. Даже один земной ребёнок неизмеримо сильнее всех достижений нашей Цивилизации. Запугивание, внушение, даже гипноз долго не смогут действовать на человека. В конечном итоге его мысль, пусть даже сильно заторможенная, так или иначе, найдёт путь к освобождению.
— Но почему же произошёл переворот в людском сознании? Да ещё так быстро.
— Мы не знаем, — ответила советник по связям с Землёй. — Вероятно, людям помогает неведомая нам цивилизация.
— Хорошо, вы можете удалиться, — сказал председатель ЦУЦа. Оставшись один, он надолго погрузился в размышления.
У представителей моранской цивилизации почти не было чувств, их мозг работал ровно и быстро, не отвлекаясь на эмоциональные всплески. Но познать природу чувств, научиться радоваться, грустить, волноваться, наслаждаться, любить и ненавидеть всегда было заветной их целью. С тех пор, как моране узнали о существовании земной цивилизации, они стали пристально за ней следить.
Когда же в людском сознании началась массовая деградация, для моран наступила относительная свобода экспериментов. Чтобы заполучить человеческие чувства, они даже пытались внедрить людские хромосомы в цепи своих ДНК. Ничего не получилось.
Тогда был спланирован план захвата Земли. Но случились в сознании людей резкие изменения. И теперь, вот уже тысячу земных лет ни один лазутчик не может проникнуть даже в околоземную территорию. Моранская совершенная техника попросту выходит из строя при приближении к Солнечной системе. От Земли исходило невиданное по силе, непонятное излучение.

Очередной межпланетный патрульный корабль летел по Солнечной системе, направляясь к Земле. Находящиеся в нём двое моран не понимали, почему не вышли из строя их приборы, впервые за тысячу земных лет. Удивляться они не умели, но вынесли решение о приземлении на северном полюсе планеты для разведки.
Как только межпланетный корабль зашёл на земную орбиту, от него отделилась маленькая «летающая тарелка» с теми же двумя моранами на борту и нырнула в голубоватую атмосферу.
Приблизившись к северному полюсу планеты, пассажиры «тарелки» заметили, что на нём нет ледяной шапки. Не было почему-то и полярного Ледовитого океана. Вместо него прямо вокруг полюса и далее простиралась равнина, у точки земной оси покрытая мягким красивым мхом. Чуть поодаль росла невысокая трава и кусты. Вдалеке виднелись даже деревья. В голубом небе пели птицы.
Инопланетяне стояли и внимательно рассматривали всё вокруг. Потом они направились к дальней рощице из деревьев, каждый метр пристально изучая.
Когда они удалились на большое расстояние, с противоположной стороны к их «тарелке» подошла группа людей. Они были одеты в лёгкие рубашки до колен, подпоясанные тесьмой плетённой, похоже, из трав. Ноги людей ступали по траве и по мху босиком.
В руках у них были палки, заострённые внизу на манер карандаша, и деревянные небольшие молотки.
Инопланетяне оставили свои запасные эвакуационные капсулы и «тарелку» зная, что они рассчитаны на удары массивных астероидов и имеют непробиваемую прочность. Кроме того, при попытке взлома срабатывает система безопасности и убивает непрошенного гостя лазером. Правда, было у «тарелки» и у запасных капсул одно маленькое слабое место на самом верху. Если по нему слегка ударить заострённым предметом, аппарат рассыпается на отдельные детали. Эта хитрость придумана для легкости вскрытия, например, при крушении, чтобы поскорей извлечь оттуда раненного пилота и пассажира. Но инопланетяне думали, что никто кроме них этого не знает.
А люди знали.
Они подошли к трем лежащим на земле аппаратам. Сначала они разобрали запасные эвакуационные капсулы, поставив в уязвимое место остриё палки и ударив по ней деревянным молотком. Так же они поступили с «тарелкой». Затем, отбросив свои орудия, люди встали в линию, взялись за руки и, взглядами подняв инопланетный хлам, швырнули его с немыслимой скоростью на родную планету. Туда же они швырнули и межпланетный корабль с орбиты Земли.
Инопланетяне услышали тревожные сигналы индикаторов, находящихся у каждого за ухом, а затем и шум взметнувшихся ввысь обломков. Они побежали обратно, держа своё оружие наготове. Но когда инопланетяне приблизились к людям, их парализаторы и лазерные пистолеты рассыпались в руках, будто из песка были слеплены. Некоторые опасные части одежды тоже растаяли подобным образом, включая пробирки с ядом и самоуничтожители.
Беспомощные инопланетяне стояли и смотрели на людей. Бояться они не умели, потому что не было у них чувств. Но разумом осознавали, что люди могут сейчас с ними сделать всё, что захотят. Инопланетяне мысленно перебирали планы побега один за другим и всё же ничего не могли придумать.
Из группы людей вышел русоволосый статный юноша. Инопланетяне оценили здоровье его тела, ясность и осмысленность его взгляда и, когда он заговорил, чистоту и силу его голоса. Он заговорил беззлобно и даже чуть приветливо.
— Здравствуйте, сыны другой планеты! Мы не имеем к вам зла. Мы хотим вас очень попросить об одном очень важном деле. Пожалуйста, не думайте о нас плохо. Мы убрали отсюда ваш кораблик и капсулы потому, что они вредит земному пространству. Сейчас, когда обломки их грохнулись на вашу планету, силы, управляющие Морой и другими цивилизациями, начнут готовиться к войне с нами. Она нам не нужна. Если мы вернём вас домой живыми и невредимыми, и вы расскажете им о нас, войны не будет.
— Как вы вернёте нас домой живыми, если корабль и посадочный аппарат, и капсулы эвакуационные вы демонтировали и отправили на Мору? — спросил один из двоих инопланетян.
— Мы распылим ваши тела в пространстве на мельчайшие атомы, а затем соберём их на вашей родной планете в той же последовательности и в тех же комбинациях, — ответил человек. Инопланетяне задумались. Через пару секунд уже второй сказал.
— Каким образом вы осуществите подобное? Ведь это архисложная задача.
— С тех пор, как мы отказались вас сюда пускать, наша мысль развивалась. Теперь она на бесконечность обгоняет вашу по скорости и информативности. С помощью нашей коллективной мысли мы и перенесём вас на Мору живыми и невредимыми, — человек улыбнулся и добавил: — А теперь, если хотите, я покажу вам кусочек нашей возрождённой Земли. И по этому кусочку вы представите облик всей планеты.
— А как достичь такой скорости мысли, как ваша? — опять спросил второй инопланетянин.
— С помощью осознанности и чувств. А чувственность рождается, когда общаешься со всем мирозданьем, — ответил человек, идя с остальными к дальней небольшой роще. При этом он наклонился и погладил траву у ног и попавшиеся на пути кусты, потом добавил:
— Вот вы, к примеру, знаете, какой была Мора до вашего появленья на ней?
— Да, — ответил инопланетянин, тот, который первый с человеком говорил. — Планета Мора была безжизненной пустыней. Пыльные бури бушевали там.
— А вы когда там появились, стало лучше?
— Мы научились защищаться в совершенстве от пыльных бурь и ветров. И недра мы используем для питания, строительства и топлива.
— Вы отгородились от природы вашей же планеты. И только недра вы её сосёте. Взамен вы ничего ей не даёте. И потому планета ваша умирает, — грустно сказал человек.
— Но мы освоим новую планету. И на неё перелетим, — холодно возразил инопланетянин. Человек ответил:
— А потом третью, четвёртую, десятую… Поганить вам вселенную негоже. Но если вы помочь нам согласитесь, вернём планете вашей молодость и силы, на Землю будет походить она. А за одно и вам подарим чувственность. Только сначала посмотрите, как мы тут живём.
И люди инопланетянам показали жизнь земную. Показали, что Земля преобразилась. Климат её стал тёплым, причём по всей планете тепло распространилось равномерно от полярных областей до экватора, давая больше пространства для жизни. Природа, освободившись от искусственных патогенных вторжений и загрязнений, сумела восстановить свой естественный вид. Социальные проблемы вообще перестали существовать в земном сообществе. Люди показали, какими крепкими растут их дети, с какой рациональностью построен быт и праздники, и каждый день, и час, и миг…
Пусть инопланетяне восхищаться не могли, но разумом они осознавали, на сколько отставали от людей, от совершенства.
Когда экскурсия по земной жизни была окончена, вся группа снова собралась на мхом поросшем полюсе планеты. И инопланетянин спросил:
— Вы говорили, что мы можем вам помочь и обустроить Мору, чтоб сделать всё на ней, как на Земле.
— Да, говорили мы такое, — ответил человек. — У вас планета без воды, и потому безжизненна. Но в атмосфере вашей множество воды. Вы можете её собрать в огромнейшие тучи и вылить на поверхность. Потом и жизнь в воде возникнет и на суше. Мы в этом вам слегка поможем.
— Но какой смысл, какая вам польза, выгода нашу планету помогать обустраивать?
— Земля уж обжита почти вся. Новому поколению может понадобиться новая планета.
— Так вы хотите нас завоевать?
— Не завоёвывать, а чувства подарить мы вам хотим и братьями родными сделать вас, чтоб в дружбе вечно жить. Ну а теперь пора домой вас отправлять. Смотрите, расскажите всё, как есть…

На планете Мора в первый раз за всю её историю шёл дождь. И не просто дождь, а будто небеса рушились уже который месяц. Некоторые большие и маленькие впадины планеты уже заполнились водой. Появились шумные реки и маленькие ручьи…
В здании ЦУЦа стояли трое людей, советник по связям с Землёй, двое моран, побывавших на новой, возродившейся Земле и председатель. Все они смотрели на меняющийся лик Моры. Спустя минуту советник по связям с Землёй произнесла:
— Из всех, известных нам цивилизаций, самой развитой и совершенной по праву является цивилизация земная под названьем Человек…

Я проснулась.
Яркое утро светило в окно. Две наших кошки дремали у Любимого на груди и в ногах. Он тоже пошевелился, открыл глаза.
— Доброе утро! — прошептала ему я. — А мне такой интересный сон приснился…

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: wertyu3851, Эридана, Напиток МИРА, Mechtaushaja, booh1
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860416СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 16:44 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Чудак
или
взгляд изнутри

Он родился в страшную грозу. Лило как из ведра. От грома, казалось, вот-вот разорвётся небо.
Его молодая мать жила одна. Не было у неё в этой богом забытой глуши ни родни, ни подруг. Напротив, все сельские за что-то невзлюбили её, прозвав ведьмой. И вроде, не было в ней ничего особенного. Обычная детдомовская девчонка. Бабка, у которой она жила, завещала ей здорового пса, пару котов, да избу в лесу с небольшим огородом в глубине. Алкашей в этом доме девушка не привечала. Вот и плели они в отместку всякую ересь о сироте. Будто ходит она по лесу обнажённая, а по ночам на помеле летает и пугает до смерти запоздалых путников. И конечно, когда увидели её у речки беременной, всем селом единогласно решили, что сам дьявол приходил к ней ночами.
Разумеется, было всё совсем не так. Дьяволы в этом лесу не водились. Зато водились здесь беглецы-заключённые.
Сирота никогда не пускала к себе мужчин, запиралась в доме и безмолвно ждала пока уйдет незваный гость, оглохший от собачьего лая. Но однажды этот лай продолжался весь день и всю ночь, а на утро девушка нашла у ворот спящего парня, измождённого и совсем ослабшего. И, конечно, не смогла его там оставить.
Он рассказывал, как предал его лучший друг, как на суде отводил глаза. Рассказывал, как приговорили его к пожизненной неволе, молодого, сильного и невиновного. С этим смириться парень был не в силах. Он бежал, бежал прямо в объятья тайги, потому что лучше умереть среди этого вечного, непостижимого, прекрасного леса, чем жить без надежды, без будущего среди этих озверевших человеческих тел. Три дня за ним шли по пятам надрывающиеся псы. А на четвёртый его защитил медведь, вставший на пути погони.
Никто не знал в деревне, что у сироты в доме живёт молодой беглец. Эту тайну бережно хранили исполины-сосны и ели, плотно обступившие старенькую избу, да ведущая к ней тропинка, вьющаяся меж деревьев, как нить в траве.
Девушка верила глазам этого человека, сама не зная, почему. Просто добрые, ласковые, светлые глаза. Как им можно было не верить? Она дорожила каждым днём, прожитым с ним вместе, каждой улыбкой его, каждым взглядом. И однажды, спустя много месяцев, он вдруг посмотрел на неё как-то странно, грустно и даже чуть с горечью. Затем обнял, утонув лицом в её волосах и прошептал так тихо, словно про себя:
— Роди мне сына… нашего сына.
Девушка бросилась к парню на шею и тихо сказала: «Да». Она его отчаянно любила…
Утром она ушла в райцентр. А когда вечером вернулась, увидела распахнутую настежь дверь, фуфайку на полу, кровавый отпечаток ладони на сосне и своего пса, который выл обречённо и глухо. Сирота поняла, что ждать ей теперь одной то крошечное существо, которое они вдвоём с беглецом мечтали вырастить…
И вот пришёл срок. Она рожала одна. Никто из деревни всё равно не пошёл бы к ведьме в лес, да ещё и в такое ненастье. Все в деревне в тот момент сидели по домам и крестились после каждого удара грома. Сквозь ливень пробралась молодая женщина к заводи реки, где вода стоячая нагрелась за день летним солнцем. И когда тужилась, заглушал гром её крики, а слёзы смывались ливнем. Быстро родила она, в реке омыла младенца и назвала в честь любимого своего Иваном.
Когда пришла в местную церковь через полгода крестить ребёнка, увидали бабки, как красив он, как смеётся в купели. Ещё пуще стали болтать по селу, мол, дитя дьявольское над батюшкой в церкви так и потешалось, так и хохотало смехом недобрым.
Рос Ванька быстро. Не дитя, а подарок судьбы. Тихий, ласковый. Мать проблем с ним не ведала, хоть и отдавала ему всё своё тепло. Когда стал он подрастать, странную особенность за ним заметила. Не лаяли на Ваньку собаки, ни деревенские, ни охотничьи, птицы разные к нему слетались, садились ему на плечи, на голову. Смастерил он дудочку, и с тех пор, как ни заиграет, слетались все птицы на его мелодию и повторяли её голосами своими. Ещё одна странность была у Ваньки. Ребёночком сядет он на пенёк у речки, словно задумавшись, и такая тоска колючая в глазах у него, такая печаль, и слезинки по щёчкам катятся. Ринется мать к нему, обнимет, станет расспрашивать, а сынок твердит каждый раз одно:
— Ничего, ничего, мамочка. Просто мысль не та пришла в голову.
Вырос Ванька красавцем. Глаза синие-синие, волосы золотыми волнами льются на плечи сильные, широкие. Руки ловкие да умелые. Звонкий голос и улыбка детская. Вот только грустным был его взгляд.
Чудеса вокруг него так и вились. То медведя в лесу вылечит, то корову чужую, то козу, овцу потерявшуюся выведет из таких дебрей, куда и смотреть-то страшно. Перестали люди их с матерью бояться.
Девушки почти каждый вечер приходили на речку дудочку его послушать. И плакала дудочка, будто душа в ней живая, будто кается она в чём-то, или кличет кого. Видел Ваня девичьи слёзы, прерывал игру. Говорил он им, что не может из них ни одну выбрать, что любимая где-то ждёт его, снится каждую ночь и зовёт. Понимали его девушки, а всё равно каждый раз плакали. Однажды оказалась в толпе одна новенькая. Она к бабушке в гости приехала. Сильнее всех под дудочку ревела. Прервал Иван игру, подошёл к ней.
— Не губи, — говорит — родное дитя своё. Хоть отец его и не любит тебя, даже знать не желает судьбу твою, сохрани его сына, роди. Не спеши стать убийцей, прошу тебя…
Говорил он и вдруг сам заплакал. И сорвавшись на крик, продолжал в толпу:
— Что ж вы делаете? Люди, что ж вы делаете?! Не увидевших свет убиваете! Отца с матерью проклинаете! Ваши души для счастья созданы. Для любви сердца предназначены. Счастье вами за мусор продано. Ерундой умы озадачены!
Повернулся парень и в лес пошёл. Долго брёл, не видя дороги, не слыша окриков за спиной. И только старый, вылеченный им когда-то медведь сопровождал его.
Не видели его с той поры в родной деревне. Но другие сёла и посёлки, и городишки небольшие стали полниться слухами о парне, исцеляющем болезни руками, а души — музыкой своей неслыханной. Мог он человека здоровым сделать, умным и красивым, но только по воле доброй, по просьбе самого этого человека. Родственникам же, и другим, просящим не за себя, а за кого-то, говорил он, что не может ничего сделать, что свобода выбора есть у каждого, что не может он помимо воли помогать. Важно человеку самому признать, что нуждается в помощи. А они все просили снова и снова одно и то же раз за разом. Всё это выглядело так, как если бы человек, не умеющий плавать, упрямо лез бы в воду. Его спасают, он опять тонет и опять, и опять… Учиться плавать не желает, на берегу сидеть — тоже.
Как приходил Иван в сёла неожиданно, так же и уходил, чтобы появиться уже совсем в другом месте. Прозвали его Чудаком в народе, но слово это произносили с уважением, а некоторые даже и со страхом каким-то непонятным. И вроде ничего не было в Иване страшного. Разве что взгляд необычайный, словно насквозь видящий. И тем не менее…
Много, очень много лет скитался он так по миру. Устал. Понял, что всё без толку. Никому неведомо было, где осел он, в каких лесах, в какой глуши. Слухи ходили только, что живёт в берлоге с медведицей, что весь белый свет опостылел ему. Так и время шло. Возмужал Иван, не парнем стал, а статным мужиком русским, могучим. В лесу он построил себе землянку. Не было похоже на берлогу его жильё, скорее на холмик, заросший малинником, усланный внутри душистой сухой травой и хвоей. Сад вокруг насадил Иван. И был сад его похож на рай земной в глубине леса. Разговаривал он с растениями, и понимали они его. Сорнякам если запретит расти в огороде, не растут. Повелит цветам взойти где-нибудь — всходят. Слушалась его вся живность лесная. Не боялся их Иван, любил. По-отечески как-то, по дружески. И весь лес, от букашки малой до огромной медведицы, от травинки-былинки до многовекового дерева, весь лес от корней до зелёных макушек своих боготворил Ивана, словно преданный пёс ласкового хозяина.
Люди со злыми мыслями, например, бандиты или охотники, не ходили сюда. Пугал их лес, запутывал, скрежетал стволами старинными, выл по-волчьи, вонял болотами. Добрые же люди, детишки малые принимались лесом радушно. Угощал он их сладкими ягодами, грибами да целебными травами. Правда, к хозяину своему всё равно не подпускал. Отводил от сада чудесного путями окольными, чтобы никто и ничто не мешало Ивану и его раздумьям.
Лет двадцать прошло. В деревнях мужики все состарились. Их лица покрылись морщинами. Животы отвисли, мешки под глазами выросли. А Ивана не трогало время, как был здоровым, статным, на лицо приятным, так и остался. Лишь одиночество тяготило его. И степень этого одиночества, залегшего где-то невероятно глубоко в этих добрых синих глазах, степень этого вселенского одиночества не смог бы понять не один человек. Не смог бы даже если б очень захотел. Всего лишь понять. А уж что говорить о том, чтобы пережить подобное, прочувствовать…
Время всё шло. Деревни пустели. Старики в них умирали потихоньку, а те, что были ещё в силе, молодёжь, все покидали насиженные места, дома, сады, заложенные еще дедами. Уходили они в города, к большим, холодным огням в отчаянной, слепой надежде найти средь них счастье. И никто из них не возвращался. Разваливались деревни без шумных гуляний, без детского смеха. А города переполнялись, словно выгребные ямы, несчастными, разочаровавшимися, заблудившимися муравьями, которым не нужен муравейник, не нужны хлопоты с детьми и стариками, а нужен лишь сироп, огромная бадья сладкого сиропа. Возле неё они готовы жить и умереть, из неё они едят и гадят тут же неподалеку, чтобы не тратить и без того ничтожные силы на бесполезные поползновения. Они даже готовы за эту сладость, за эту блажь перегрызть пополам соседа в битве за большее количество или выгодное положение у кормушки. Самое страшное в этом было их полное согласие с таким существованием. Не ведая иного, они принимали за счастье чувство сытости и покоя.
Остался хозяин леса теперь совсем один на многие километры вокруг. Он не обвинял их, забывших свет звёзд, голос ветра, песни души, забывших любовь и себя, жалких муравьёв. Только часами, днями, годами напролёт думал Иван над человеческими жизнями, думал, как вернуть людей к хорошему, доброму, чистому творчеству, не задевая при этом их свободу воли и выбора. Ведь только так приходит к счастью человек. Нет окольного пути и нет у счастья многих вариантов. Оно одно для всех, и путь к нему один.
Перебрал Иван все горести людей, особенности психики, души. Но всё ответ к нему не приходил. Так Иван и ждал его, сидя на песке у ручейка, пока не подошёл к нему старик, невесть откуда взявшийся.
— Ванюша, — сказал старик мягким скрипучим голосом. — Скоро срок мой придёт умереть. Но почувствовал я, что зовёт меня лес, и пришёл. Уж, наверно, не выберусь. Ты под дубом лесным закопай моё тело.
Удивился Иван. Первый раз к нему лес человека привёл. Встал он, поклонился дедушке.
— Ты на меня, Иван, не серчай, — продолжал старик, — Я не ради забавы покой твой нарушил. Твоя мать умерла, не успел повидать, — вдруг намокли глаза старика, и скрипучий приятный его голос дрогнул. — Я отец твой, Иван. Перед смертью пришёл на тебя посмотреть…
Рванулся Иван к старику изо всех своих могучих сил. Обнялись они, осели оба на песок. И заплакал старик в руках сына. Прощения за что-то стал просить, каяться. За всё простил Иван старого своего отца. И качать его стал, как ребенка малого в руках своих. Говорил он ему:
— Ты прощён. Не страшись умирать. Я останусь с тобой. Сад расцвёл у меня. Ты уснёшь в том саду и проснёшься опять молодым. И не будешь ты больше болеть и страдать.
Встрепенулся старик, улыбнулся. А потом вдруг серьёзно Ивана спросил:
— Что за сила в тебе? Кто дал право тебе обещать мне покой и прощенье? Уж не Спаситель ли ты? Не Иисус Христос?
Улыбнулся Иван.
— Иисус приходил много раз. И всегда распинали его. И сейчас распинают, в уме и в сердцах. Люди жаждали чуда. Он подарил им множество чудес, а что толку. Самого Христа: его голос, улыбку, походку, глаза, как он смеялся, — всё забыли. Но Меня ни распять, ни забыть невозможно. Даже лгун, говорящий, что нет Меня вовсе, даже он не сумеет стереть свою память, забыть, как шуршала листва для него, как парили над ним журавли, как река улыбалась и чистый, нетронутый, девственный мир, сотворенье Моё и подарок Живой, расстилал перед ним необъятность своих горизонтов. Просто всё. Ты теперь мне отец, ты мне жизнь подарил. Но когда-то давно ты был сыном Моим, ты и все остальные, до и после тебя.
— Так это Ты? — ошеломленно прошептал старик. — Но как?!... Зачем Ты сам?..
— Я изнутри хочу помочь. В душе у каждого проснуться отголоском. Мой голос человеческий услышат все. Мой ум, в обличии земном не отличим от миллиардов остальных. И если Я умом найду ответ, как человечество вернуть в Мой Сад, в Мой Рай, то каждый тоже сможет это сделать. Пусть спят они, но Я не сплю, Я разбужу, Я позову их голосом, словами, им понятными. Они придут, все придут ко Мне, и обниму, согрею, и утру их слёзы… Будет Раем Земля, она опять станет Раем…
Улыбался старик, словно в сон счастливый погружаясь на руках у сына. Уже почти неслышным шепотом он вдруг спросил:
— Скажи, зачем живем и умираем? Зачем ты создал всё из ничего?
— Я создал всё для радости, для счастья. Прекрасное хотелось сотворить. Зачем детей родить стремятся люди? Ведь одному и Мне тоскливо быть.
Старик, всё так же улыбаясь, закрыл свои уставшие глаза. Грудь его замерла на выдохе и больше не поднялась. Подождав немного, Иван положил его остывающее тело на траву. Затем достал свою старую дудочку и, прикрыв веки, заиграл так, как никогда ещё не осмеливался. Мелодия эта разлеталась на многие, многие расстояния, не угасая, не теряя ни единой ноты своей. Казалось, её воспроизводит сам лес, само пространство, передавая, транслируя по всем направлениям звуки неимоверной чистоты и силы. Иван играл, а где-то в разных уголках Земли сначала один, затем ещё и ещё подхватили, словно из воздуха, прекраснейшую мелодию музыканты. Время шло, и вдруг на поляну, где звучала дудочка, вышла женщина с золотыми волосами. Высоко подпрыгнув, она начала сказочный танец, вторя каждому переливу, каждой ноте необычной музыки. Её движения дышали изгибами лебединых шей, лёгкой рябью на потревоженной ветерком глади озера, медленным, но мощным набегом морской волны и причудливыми узорами созвездий Млечного Пути.
Иван оторвал от губ дудочку. Мелодия не прервалась. Он подошёл к танцующей женщине. Залюбовавшись, долго стоял он, не в силах прервать это чудо. Когда же слёзы брызнули из его глаз, и улыбка осветила всё лицо, женщина сама остановилась напротив Ивана, опустила руки, набок склонила голову. Открытым, ясным был взгляд её несказанных глаз.
— Это Ты… — выдавил из себя Иван. — Ты меня нашла…
— Да, — она подошла ближе. — Ты теперь никогда не будешь одинок. Они возвращаются. Слышишь?
Он слышал, слышал свою Мелодию, звучащую из радио и телевизоров, из каждого дома, двора, транспорта. Люди пели и играли на инструментах Мелодию, Его Мелодию. Он видел танцующих под неё людей прямо на улице.
— Слышу…, — Он плакал от счастья. — Благодарю тебя, Любовь, за вдохновение. Я смог найти решенье. Они поймут, теперь они почувствуют своих Отца и Мать.

Лучи Солнца

Солнце — гигантский источник света. Оно посылает на Землю мириады своих частиц-квантов. И каждая такая частичка в свою очередь сама является источником. От неё рождаются новые сонмы светоносных квантов.
Вот потому один единственный солнечный лучик всегда сильнее самых грозных туч. Ему нельзя быть слабым. Иначе, когда закроет всё небо хмарью, тепло через свинцовую тяжесть не пробьётся, настанет тьма, стужа, Земля погибнет, превратившись в глыбу льда и камня. А Солнце очень любит свою красавицу-планету. Оно живёт, чтобы жила она. Вот поэтому старается оно обогревать Землю. Старается изо всех сил не допустить стужи и тьмы на ней.
А туч свинцовых почему-то больше становится. И слабеют лучики, к Земле идущие. Тяжело ведь сквозь толщу такую пробиться. Теряется тепло и свет в серой паутине. А сильнее греть тоже нельзя. Можно совсем спалить те участки, где туч нет.
Вот и не знает Солнышко, как быть. Волнуется оно за Землю свою любимую.
Есть еще Океан. Он тоже очень любит Землю. Миллиарды лет он обнимает её нежно своими могучими волнами, ласкает, баюкает. А туда, куда не дотягиваются его мягкие ладони, Океан посылает капельки, маленькие капельки в облаках и тучках. Тоненькие влажные нити дождиков тянутся к дальним уголкам Земли, чтобы ни одна травиночка не осталась сироткой. И пробивают капельки толстую сухую корку земли, и даже в камнях протачивают дырки, дабы на дороге не мешались. Ручейки, речушки смывают всё непотребное, ненужное. Они очень сильные и гибкие. Им нельзя быть слабенькими. Ведь надо преодолевать самые сложные преграды, чтобы жизнь ни в одном трудно доступном уголке не пострадала.
Вот только ветры перестали дуть, как надо и куда надо. Злыми почему-то стали. Они собирают маленькие добрые тучки и облака в грозные штормовые бури. Маленькие капельки становятся градом, метелями, страшными наводнениями. Ветры собирают их в несметном количестве и бросают в одно место. А другим местам капельки не достаются, и жизнь там погибает.
И волнуется Океан, и мечется. Он бросает на землю огромные волны-цунами. Но даже они не могут достать до сухих, умирающих от жажды уголков Земли.
Океан тоже не хочет, чтобы погибла его прекрасная планета. Он нужен ей, а она нужна ему.
И есть Отец. Он был одинок в своей вечности, безграничности и безмолвии. Поэтому создал прекрасный, гармоничный мир по закону Любви. Своё творение Отец отдал Детям. Подобно Солнцу, Он стал источником света. В Его свете родились частички и сами стали излучать свет. Свет, названный Человеками.
Стали поколения человеческие подобны лучам Солнышка. Каждый квант излучал сонмы себе подобных светоносных частиц. Сильно было Сияние, рождённое Отцом. Лучики Его согревали всю Землю, даже до самых далёких звёзд слегка дотрагивались. Жарко становилось некоторым частичкам, и они уменьшили свой Свет дабы не спалить всё вокруг. Другие последовали их примеру. Лучи стали слабее.
Никто не заметил, откуда взялись злые ветра, собравшие свинец туч. Хмарь нежданно закрыла Отца, затмила Сияние Его. Ослабшие лучики заблудились, не смогли пробиться сквозь серую паутину, и Земля чуть не погрузилась во мрак. Она и жизнь на ней не погибли лишь потому, что остались ещё доброе, подаренное Отцом Солнышко, могучий Океан.
Да и сама Земля не бездействует. Она старательно лелеет росточки травинок и деревьев. И берёзки растут на крышах бетонных. Они всё тянутся к ослабшим Деткам-лучикам. Росточкам нельзя быть слабенькими. Им обязательно надо пробиться сквозь тьму и камень, пробиться к частичкам Отца и сказать, чтобы не гасло Сияние их.
И ждёт Отец. Он всё не отчаивается. Он знает, что мы — ЧЕЛО-ВЕКИ. Мы — детки Отца, как кванты — детки Солнышка. Свет вселенной. Нам нельзя быть слабенькими. Иначе это прекрасное мироздание умрёт во мгле…
Даже один лучик Солнышка сильнее туч, маленькая капелька сильнее скалы, росточек хрупкий сильней асфальта, потому что Отец сильнее всего на свете. Пусть же в душах Его Детей, в наших душах кванты, маленькие солнышки, вспыхнут ярче, пусть капля всегда побеждает камень и трава прорастает сквозь асфальт. Пусть лучики Света пробьются сквозь хмарь, разорвут мглу и стужу на мелкие клочья. Да будет Свет!


Мой след.

Следы на песке, следы на снегу… Их помнит лесная тропинка, их хранит обнявшая морскую волну полоска пляжа, их заботливо укрывает белым одеялом необъятное поле, над ними в потёмках летит бродяга ветер. Он о чём-то поёт соснам, которые своими верхушками задевают звёзды.
Следы то петляют частой кривой вереницей, то вдруг устремляются вперед ровными, широкими, уверенными шагами. Это остался на тропе пройденный мной путь. Я оставляю след в мироздании. Каждое мгновенье сохраняет навечно отпечатки моих ног.
Я то бегу по жизни, то бесцельно бреду, а то и вовсе топчусь на месте или валюсь на землю от усталости. Места моих падений обозначаются глубокими вмятинами, словно трава и снег стараются взять на себя мои невзгоды.
Вот следы пошли размашисто и чётко. Я знаю, в тот миг мне было спокойно и легко. Кое-где из отпечатков ступней выросли скромные полевые цветы и пахучие травы. Счастье, излившись из моей души, взрастило их.
Но вот след изменился. И шаги сбивчивы, отпечатки ног черны, как сажа. Это особенно заметно на снегу. В такие моменты злоба, гнев и отчаянье сжигали под моими ногами землю. Капли слез, пота и крови вокруг тоже могут о многом напомнить.
Мой след петляет на кручах и спускается в пропасти. Но вот загадка, рядом с ним неотступно тянется второй, невесомый, не только щадящий траву и снежную гладь, а взращивающий собой дерева и цветы необычной красоты. Кто же мог оставить такой чудный след на моей жизни? И почему я никого не помню?

- Дочь, это Я взращиваю цветы, чтобы легче и радостней был твой путь. В стремлении поддержать тебя шагаю рядом, не допускаю до твоей души колкое одиночество. Но ты не помнишь меня, не видишь. Это потому, что жизнь твоя захватывающая и непредсказуемая. Мир, создаваемый тобой, отличен от моего, в нём есть зло. Я не творил его, оно твоё. Борьба со злом увлекает тебя. Ты уходишь в свой мир с головой. Словно нарочно избегаешь ровной, широкой тропы и вновь плутаешь среди обрывов.
Ты кричишь, мечешься, бормочешь мольбы и жалобы, будто снится тебе самый страшный сон. И не слышишь сквозь свои стенания ни тихого шелеста листьев, ни звонкого птичьего пения. А ведь так Я говорю тебе: «Проснись, мир создан для тебя, всё вокруг прекрасно. Только проснись и посмотри! Ты спишь. Тебе снится сон…».
Иногда, устав от борьбы, ты в изнеможении падаешь и зовёшь Меня, проклинаешь. Знай, Я не отвечаю потому, что просто пою колыбельную. От неё тебе становится легче, спокойнее.
Изредка ты слабо приоткрываешь веки, видишь свой путь и два наших следа на нём. Один из них часто обрывается там, где другой карабкается из пропасти по отвесу. И тут ты, снова уходя в свой сон, кричишь, что Я покинул тебя в самый трудный час, что мне на тебя наплевать… Проснись, дочь, и увидишь, что в смертельный миг у тебя подкашивались ноги. Тогда я выносил тебя из беды на своих руках. Потому и виден лишь один след вместо двух.
Ты проснись и возьми Меня за руку. Мы вместе побежим по росе навстречу рассвету. Ты рассмеёшься свободно и весело. Ведь это был сон, всего лишь страшный сон…







О высоте

…Когда не остаётся ни сил, ни желания что-либо делать, действовать, менять условия вокруг себя, мы говорим: «Руки опускаются». Если процесс идёт дальше, пропадает, тускнеет неуловимый огонёк в глазах. Исчезает стремление как-то меняться внутри себя, жажда нового, надежда на лучшее. А потом угасает желание вообще чего-то желать, иссякает хрустальный звон вдохновения…
Остаётся лишь безнадёга, липкая, серая, тяжёлая, как болотная тина. Продолжая тему, можно сказать, что так «опускается» душа. Отсюда низкие мысли, низкие чувства, низкие поступки, желания. И, конечно, люди, опустившиеся, опустошённые. Когда их становится много, получается низкое общество, страна, мир. Что дальше? Опустившаяся планета? Опустошённая вселенная?
Нет! Этому не бывать, никогда не бывать! Потому что есть ещё рядом высота. Та, которая лечит души, помогая им подняться с колен, из тьмы, из болота низости и безнадёги, та, которая дарует крылья ползающим. Это высокая трава и цветы, высокие деревья, высокие волны в море, высокие горы на суше. Есть ещё высокий голос, стих, цвет. Есть высокий полёт птиц. И, в конце концов, у нас есть небо. Та бездонная высь чистой хрустальной синевы, отражающаяся, быть может, в чьих-то глазах, до боли родных.
Не потому ли мы плачем, взглянув в небо? Ведь нам так порой необходима высота его облаков и звёзд, чистота его красок… И вот уже душа обретает крылья высоких чувств, мыслей, поступков. Загорается во взгляде улыбка, расправляются плечи, поднимаются руки для приветствия и других добрых дел.
Высота… Её так легко потерять. А найти потом гораздо трудней. Легче залезть в болото, чем выбраться из него.
Так не опускайте же рук под тяжестью бед, отчаянья и усталости, и тогда спасёте душу от болота низости.
Берегите высоту! Ведь именно на ней держится мироздание…

Сказка о Сказочнице

Подруге моей Прокопьевой А.А. посвящается.

Привычный мир исчезал. Он напитывался сказками, снами, образами, как иссохшая пустыня дождём. Он перевоплощался в иное, доселе неизвестное бытие, сливаясь с другими чудесными мирами. Он наполнялся и переполнялся счастьем, словно чаша, налитая до краёв.
В этом бушующем море перемен стояли двое молодых людей и увлечённо рисовали всё новые и новые удивительные картины. Они вылепливались ими прямо из воздуха и затем становились твёрже, ощутимей, потом вставали каждая на своё место, и получался пейзаж, сюжет, потрет, живой и неповторимый. Ещё многое предстояло создать этим двум творцам в их новой реальности.
Никто в этом мире не ведал, с чего всё началось.
А дело было так.

Она была странной. Сверстники её уже давно женились и разводились. У некоторых были уже дети. Жизнь, как говорится, била ключом. Её это не волновало. Ей было это так чуждо, как нелепый сюжет картины, висящей на стене какого-то дешёвого кафешки, написанной столь же дешёвым, пропитым насквозь художником. Она выходила на улицу редко и лишь по необходимости: на работу, с работы, в магазин, по делам. Суетящиеся вокруг люди так же не волновали её. Она жила в другом мире, в другой реальности, и этот мир поглощал целиком все её мысли, чувства и стремления. И ещё бы. Ведь это была самая настоящая сказочница.
По вечерам она, прислонившись к тёплой, надёжной батарее, тихо стояла у окна в своей небольшой и самой обычной квартире. Но её глаза видели не тот давно приевшийся городской пейзаж. Нет, они видели далекие пристани, невиданные горные цепи, королевства, никогда не существовавшие, и никому не известных созданий. Это был её мир. Мир, сотворённый по её прихоти, по её замыслу, по её образу и подобию. Мир, сотворённый ею для себя. Это было так ярко, так волшебно… весь мир повиновался её мыслям. И когда входила в него, она становилась богиней. Да, сказками она жила. И не так, как живут вымыслом всякие там шизофреники. Она ЖИЛА ими, а не витала в них.

Сказки… они шли за ней по пятам.
В один из дней они сгустились, свернулись в один комочек из чувств, образов и желаний хозяйки. И получилось маленькое шаловливое создание, белое и пушистое, вечно хихикающее. Оно вертелось рядом с ней везде и всегда. Даже когда она спала, когда думала о пустяках, когда вдруг заболевала и лежала в постели в бреду. Неслышно, неощутимо для своей создательницы, маленькое белое существо родилось из её снов и стало жить рядом с ней и расти.
Странный это был рост. Скорее перерождение. Сначала это был белый сгусточек чувственной и мыслительной энергии. Затем он как бы вытянулся, у него образовались пушистые белые ручки и ножки, подобие головы и лица, маленькие белые крылышки за спиной и огромные бездонные глаза. По мере своего роста, своей метаморфозы, существо всё больше становилось похожим на ангела. Собственно это и был ангел. Добрый и очень сильный. Он мог осушить море, подвинуть гору, оказаться на самой далёкой планете вселенной и вырастить там новую жизнь. Он всё это делал, исполняя волю своей сказочницы.
Правда она об этом не знала. Она думала, что выдумывает всё это просто так, в своей голове или на бумаге. Ей было невдомёк, что добрый и сильный ангел творит её чудеса наяву. Он был невидим, ведь состоял-то из самой тонкой материи мыслей.
О, как часто хотелось ему позвать куда-то, предупредить, ободрить её. Как часто хотелось ему поймать её взгляд… увы, не получалось. Она не знала о нём ничего.

Как-то, кажется в самый разгар зимы, она вышла из дома в магазин. Может быть, кто-то жестоко обидел её или просто нахлынула необъяснимая всеобъемлющая тоска, как бывало с ней очень часто. Только в этот раз, видимо пришлось ей совсем туго. Она шла по колючей морозной улице, дыша на озябшие руки, съежившись под ледяным, пронзительным ветром, и слезинки замерзали у неё на щеках. Это было так серьёзно, что даже сказочный мир, прежде всегда солнечный, теперь заметала невиданная свирепая вьюга, не имевшая ни конца, ни края. Сказка просто погибала в её ледяных кружевах, а создательнице не было никакого дела до своего мира.
Ангел кружил вокруг. Где-то в невероятных просторах вселенной он взрывал и заново создавал звёзды. Он так хотел согреть свою повелительницу, так хотел помочь… Но как? Чем? Когда нет ни тела, ни голоса. О да, это было серьёзно…
Ангел уже не надеялся, что кто-то услышит его. Он просто кругами летал вокруг сказочницы и говорил, в никуда, в пустоту: «Богиня, богиня моя, ты создала меня из ничего. Повели, и я разрушу мир до основания. Я унесу тебя в такие дали, что тоска не догонит нас. Одно твоё слово, и загорится новое солнце на небе, согреет тебя и развеселит. Только пожелай, и в мире не станет несчастных, больных, злобных людей. Только пожелай, пожелай, слышишь?..»
И вдруг он услышал её шёпот. Шёпот даже не явный, а мысленный. Сказочница с горечью подумала: «Я ждала тебя столько лет. Я думала о тебе. Где ты? Ведь мне тяжело одной. Если ты есть, появись сейчас же. А если нет тебя, то и меня пусть больше не будет!» — и разрыдалась.
Прижав руки к лицу, она побежала, не разбирая дороги, сквозь этот ледяной ветер и стужу. Пробежав немного, натолкнулась на что-то тёплое и отпрянула.
Он стоял посреди улицы. Немного странный и неуклюжий, но смешной в своём новом, почти человеческом обличии. Без шапки, в белом, словно светящемся пальто до пят и с таким же белым большим рюкзаком за спиной. Он стоял и протягивал ей руки. Из огромных его глаз тоже стекали слезинки. Но он улыбался какой-то даже детской, беспечной улыбкой.
— Это я, моя богиня…
— Я верю, мой ангел…, — всё ещё всхлипывая, она прижалась к светящемуся пальто. — Где ты был всё это время?
— Рядом.
— Почему не приходил? Я так ждала…
— Ты не просила прийти. Ты просто мечтала. Я исполнил все твои мечты. Они все реальность. Я и сам сотворён тобой, твоей мечтой.
— А что это у тебя в рюкзаке? Как смешно.
— Это мои крылья. Чтобы не испугать тебя, я спрятал их. Они сильны. Куда ты хочешь улететь, скажи?
— Домой, мой ангел, — и ещё сильнее прижалась к пальто.
Они летели прочь из города над домами и улицами, над озябшими автострадами, над тротуарами и скверами, над людьми, потерянными, заплутавшими в этом торжестве января.
— Я хочу, чтобы все были счастливы в этом мире, — прошептала она сквозь бушующий поток ветра.
— Только в этом?
— Во всех мирах, мой ангел.
— Нам это под силу, моя богиня!
Вдруг выглянуло солнце, и стало гораздо теплее на улицах. Стих ледяной ветер. Из всех домов во дворы, парки, скверы высыпала детвора, весёлая и разная, словно цветной переливчатый бисер. Полетели со всех сторон снежки в прохожих, в машины и стены зданий. И смеялся город. Смеялся до слёз весь мир… все миры.
— Тебе нравится, моя Богиня?
— Да. Я сама теперь могу творить чудеса. И ты… ты свободен теперь, мой ангел. Больше ты не обязан слушать мои приказы. Но я прошу тебя, уже не повелеваю, не требую, лишь прошу…
— Не проси. Я всё знаю… В мире много ещё недодуманных сказок. Я мечтал много лет рисовать их с тобой… Я мечтал о тебе и о чистом, как снег в январе и как первый весенний ручей, смехе наших детей на раскрашенной нами земле. Я хотел научиться любить…

Это наша матушка-Сура

Image


на заднем плане сосновый мачтовый лес, огораживающий наше поле с северной, северо-воточной и северо-западной стороны.

Image

--
Исправлено Татьяшка Сб Июн 19, 2010 12:18 am

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!

Последний раз редактировалось: Yana@Drakon (Чт 17 Июн 2010, 17:51), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Мумми-мама, Эридана, Напиток МИРА
iwapet

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 13.08.2003
Сообщения: 6761
Благодарили 268 раз/а
Населённый пункт: Эстония.Нарва

860417СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 16:51 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Yana@Drakon, Красивые стихи спасибо!
А вас по телевидению не снимали в передаче *Русские не сдаются*?

_________________
Счастливый путь - идти к себе навстречу
В прекрасный новый мир рожденный из мечты,
Где ранним утром в родовом поместье
Сильнее Солнца нежный взгляд Любви!
http://soolarboy.blogspot.com/
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailАнкета пользователяПоговорим
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860428СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 18:04 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Ремейк на музыку к песне Belle (из мюзикла «Notre Dame de Paris”)

Перерождение
(Исполняется по возможности в три женских голоса)

1-ый голос:
Свет озарил мою слепую душу.
Нет, Твой Закон я больше не нарушу.
Бред не нужен больше мне, чтоб злое оправдать,
Отец мой Вечный, я хочу тебя обнять…
(проигрыш)
Жила во сне и этим сном была сыта,
И забывала, что такое красота…
Оковы пали, я стою перед Тобой,
Как на распутье перед выбранной тропой…

Припев:
И после смерти мне не обрести покой,
Миры иные я хочу творить с Тобой…

(музыка)…

2-ой голос:
Рай, мне подарят Рай твои объятья.
Бог, лишь тебе готова помогать я.
Смог ты увести меня от горя и тоски,
Согрелось сердце нежностью твоей руки…
(проигрыш)
Свершилось Чудо, и теперь уже не в счёт,
Какие беды нам судьба преподнесёт.
Уж расцветают наши рощи и сады,
В одно сливаются и мысли, и мечты…

Припев:
И после смерти нам не обрести покой,
Мы на Земле родимся вновь, Любимый мой…

(музыка)…


3-ий голос:
Сон, светлый счастья сон наш будет вечен.
Он воплотится явью бесконечной.
Звон, поющих кедров звон наполнит Землю всю, -
Вернули люди снова Родину свою.
(проигрыш)
Веками ждали звёзды, их придёт пора.
Их шаловливая разбудит детвора.
Накроет с головой планету благодать,
И блудный сын обнимет вновь Отца и Мать…

Припев:
И после смерти нам не обрести покой
Миры иные сотворим своей мечтой…

Все три голоса вместе:
Я днём и ночью лишь об этом и пою.
Верните, люди, снова Родину свою,
Не покидай ты нас, великая мечта.
Творцом мужчину может сделать Красота.

Припев:
И после смерти нам не обрести покой,
Отец Небесный, мы хотим творить с Тобой…
(проигрыш)
…и жить с Тобой…

березняк на юге. глубже - смешанный лиственный лес с болтцами, окружающий поле от северо-восточного направления до западного, с запада подходит грунтовка из деревни.

Image



наша собачка

Image

--
Исправлено Татьяшка Сб Июн 19, 2010 12:21 am

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860441СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 19:11 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Да, показывали. ну никуда от них не денешься. Всё готовы выставить на всеобщее обозрение:)

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!

Последний раз редактировалось: Yana@Drakon (Вс 11 Мар 2012, 14:19), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
iwapet

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 13.08.2003
Сообщения: 6761
Благодарили 268 раз/а
Населённый пункт: Эстония.Нарва

860445СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 19:33 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Yana@Drakon, Я еще когда смотрел репортаж подумал что ты с Николаем из числа читателей книг Мегре и еще строчки из стиха запомнились что
наши сын и наша дочь скоро к нам придут на землю чтобы нам с тобой помочь! Smile Мне репортах понравился.

_________________
Счастливый путь - идти к себе навстречу
В прекрасный новый мир рожденный из мечты,
Где ранним утром в родовом поместье
Сильнее Солнца нежный взгляд Любви!
http://soolarboy.blogspot.com/
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailАнкета пользователяПоговорим
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860459СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 21:52 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Вы, наверное имели в виду вот это:

***

Птички песенки поют,
Куры зёрнышки клюют,
И на лавочке пригревшись, бабки сплетни выдают.

Ну а Я сижу одна
И смотрю в проём окна,
Наблюдаю, как котёнок лижет лапу после сна.

Где-то снег а где-то дождь,
Где-то сын а где-то дочь
Босиком бегут по звёздам, чтобы нам с тобой помочь.

От темна и до темна
На земле идёт война
За людей за наши души. Не заметная она.

Но пока что как не злись,
Наши души не сдались.
Хоть и больно, хоть и трудно. Кошка – прыг! А птичка – ввысь.

За подачки и за блажь
Нас не купишь, не продашь.
Счастье ведь деньгам не служит, сколько долларов не дашь.

Как не пыжатся врачи,
Затушить огонь свечи
В наших душах не сумеют, хоть лечи хоть не лечи.

Хоть по всюду стон и вой,
На ногах, не падай, стой!
Есть ещё у нас в запасе Солнца лучик золотой.

Есть трава и есть лесок,
В поле маленький цветок,
Есть в сердцах стремленье к свету, как лампадки огонёк.

И пока всё это есть,
Нас во век не одолеть,
Сколько бомбам не взрываться и монетам не звенеть.

Не печалься, не грусти,
В душу солнышко впусти,
Прикоснись к земле с любовью, чтоб себя, свой Род спасти.

Будет день и Будет ночь,
Будет сын и Будет дочь,
Дом живой с тобой построим, чтоб родиться им помочь.

Чтобы кончилась война,
Я смотрю в проём окна,
Помечтаю о планете, и изменится она.

Будут птицы щебетать,
Кот – на солнышке дремать,
А счастливые бабульки – внукам варежки вязать.

интересно, как вы поняли, что мы читатели В.Н.Мегре? у нас что, на лбу
это написано:) (шутка)

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Наталья Шестакова
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860462СообщениеДобавлено: Чт 17 Июн 2010, 21:58 | Ответить с цитатойВернуться к началу

наш сад

Image

--
Исправлено Татьяшка Сб Июн 19, 2010 12:22 am

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!

Последний раз редактировалось: Yana@Drakon (Пн 07 Мар 2011, 13:06), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Напиток МИРА
iwapet

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 13.08.2003
Сообщения: 6761
Благодарили 268 раз/а
Населённый пункт: Эстония.Нарва

860534СообщениеДобавлено: Пт 18 Июн 2010, 14:27 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Yana@Drakon, Да думаю что отрывок из этого стихотворения прозвучал в передаче и еще запомнились картины которые быди в доме .
Я даже ролик здесь на сайте с вами размещал-но его почему то удалили.

Я тоже немного пишу стихи которые передают мое настроение-

Хорошо когда смотришь на небо,
Чередою плывут облака,
Словно лебеди крыльями машут,
Уносясь в голубые края,
И в приятном живом напряженье,
Все звучит в бесконечной Вселенной,
Теплотою звенит тишина-
Ночью сад расцветает из сна!

_________________
Счастливый путь - идти к себе навстречу
В прекрасный новый мир рожденный из мечты,
Где ранним утром в родовом поместье
Сильнее Солнца нежный взгляд Любви!
http://soolarboy.blogspot.com/

Последний раз редактировалось: iwapet (Пт 18 Июн 2010, 14:54), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailАнкета пользователяПоговорим
Поблагодарили: Yana@Drakon
Мумми-мама



Возраст: 36
Зарегистрирован: 04.08.2008
Сообщения: 241
Благодарили 58 раз/а
Населённый пункт: степной алтай

860536СообщениеДобавлено: Пт 18 Июн 2010, 14:46 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Здравствуй, Яна! Благодарствую за сказки твои и стихи! С таким удивлением увидела возраст твой. Воистину нынче рождаются сильные и светлые и зрелые души - им не нужен большой жизненный опыт, чтобы отражать чистый свет любви, наполненной мудростью. Не первый раз вижу это и радуюсь.

_________________
http://vkontakte.ru/club20190988 - Этнопедагогика - группа, посвященная народным традициям воспитания детей.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Yana@Drakon
Yana@Drakon



Возраст: 28
Зарегистрирован: 29.03.2010
Сообщения: 179
Благодарили 140 раз/а
Населённый пункт: с. Болтаевка

860556СообщениеДобавлено: Пт 18 Июн 2010, 18:07 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Спасибо вам, Друзья, за ваше тепло!!!Smile))

Пётр Алексеевич, искренне благодарна за ваши стихи:)

Мумми-мама, рада, что вам понравились мои ВыТворенья. Но мне тоже обязательно нужен жизненный опыт. Я ещё только в самом начале пути, лишь только сделала первый робкий шажок. И до того, чтобы "отражать чистый свет любви, наполненной мудростью" мне ещё далеко бесконечно. На данный момент я всего лишь отражаю то хорошее, что рождается в общем пространстве, пропуская это сначала через своё сердце и совесть. Во мне слишком много ещё всего того, что требует пересмотра, изменения, корректировки, переделки... я отнюдь не такая светлая, какой могу показаться...

Но всё равно вам ОГРОМНОЕ Very Happy спасибо за тёплые слова Солнце!

_________________
Я ЛЮБЛЮ!!!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Напиток МИРА
iwapet

Ищу половинку :)



Возраст: 54
Зарегистрирован: 13.08.2003
Сообщения: 6761
Благодарили 268 раз/а
Населённый пункт: Эстония.Нарва

860831СообщениеДобавлено: Пн 21 Июн 2010, 12:50 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Yana@Drakon, Яна в тебе есть главное талант а направление развития подсказывают идеи Анастасии-разумная реальность умение творить на земле используя живой материал Создателя.
Если хочешь показать свои картины то есть на сайте раздел Картинная галерея илм можешь и здесь .

Добавлено после 1 минут:

http://forum.anastasia.ru/forum_18.html

_________________
Счастливый путь - идти к себе навстречу
В прекрасный новый мир рожденный из мечты,
Где ранним утром в родовом поместье
Сильнее Солнца нежный взгляд Любви!
http://soolarboy.blogspot.com/
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailАнкета пользователяПоговорим
Поблагодарили: Yana@Drakon
Мумми-мама



Возраст: 36
Зарегистрирован: 04.08.2008
Сообщения: 241
Благодарили 58 раз/а
Населённый пункт: степной алтай

860847СообщениеДобавлено: Пн 21 Июн 2010, 14:27 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Яночка, ну я ж не сказала, что тебе не нужен жизненный опыт Laughing Нужен, конечно!) Ты очень хорошо сформулировала:"На данный момент я всего лишь отражаю то хорошее, что рождается в общем пространстве, пропуская это сначала через своё сердце и совесть"Просто это очень чувствуется - и то, что хорошее, и то, что через сердце и через совесть. Это очень хороший компас. И хорошо отражаешь. Ну и на самом деле я так же хорошо знаю, что это не говорит об идеальности человека в реальности - "я не такая уж светлая"Ну... если у человека есть сердце и совесть, он обычно стремится к свету Rolling Eyes и обычно становится все светлее и светлее Солнце! Laughing Думаю ты не будешь исключением!) Успехов тебе на этом пути! Солнце!

_________________
http://vkontakte.ru/club20190988 - Этнопедагогика - группа, посвященная народным традициям воспитания детей.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Yana@Drakon, Алёнка 17, Напиток МИРА
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы



Журнал модерирования


© 2002-2013 Все права принадлежат Anastasia.ru!
Все материалы, публикуемые на этом сайте, могут быть использованы на усмотрение Фонда "Анастасия", в том числе, и в выпусках Альманаха. Если Вы используете материалы с нашего сайта, то ссылка на нас обязательна. За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация Фонда "Анастасия" ответственности не несёт!


Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB