Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России" Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России"
 Помощь  • Правила  •  Поиск   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
Рассылка RSS Неразлученные смертью (отрывок из романа) Следующая тема | Предыдущая тема
Дополнительные настройки темы
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать

АвторСообщение
Екатерина В.



Возраст: 54
Зарегистрирован: 06.03.2008
Сообщения: 916
Благодарили 676 раз/а
Населённый пункт: Санкт-Петербург

673510СообщениеДобавлено: Пт 24 Окт 2008, 21:38 | Ответить с цитатойВернуться к началу

"Неразлученные смертью" - это роман о любви, преодолевшей смерть, о столкновении светлой и черной магии, о конфликте долга с любовью.
Иногда я задумываюсь - а вымысел ли это? Иногда мне кажется, что это или нечто подобное происходило на самом деле, может быть даже со мной? И сюжеты не придуманы мною, но пришли ко мне из информационного банка Вселенной... Как знать?

Стихотворный эпиграф ниоткуда не заимствован, но он написан не совсем мной, а моей героиней, в которую я воплотилась, когда сочиняла этот роман.
Предлагаю отрывок из этого романа который, по моему, вписывается в тему данного форума. Буду рада, если его прочтет хотя бы несколько человек.


НЕРАЗЛУЧЕННЫЕ СМЕРТЬЮ

Тебя, любимый, я нашла
Сквозь пелену забвенья.
Не победила смерти мгла
Души моей стремленье

Что существует сотни лет -
Для вечности мгновенно,
Но почему же, дай ответ,
Любовь моя нетленна?

Сквозь боль разлук, сквозь мрак смертей
Сквозь мглу времен седую,
Сквозь рок и козни злых людей -
Дождись! К тебе приду я!

Я устремлюсь к тебе душой,
Пройдя миров границы,
Я оживу твоей мечтой,
Тебе я буду сниться.

Меня узнаешь ты тотчас,
Душа твоя проснется,
Любовь, что связывала нас
Веками, вновь вернется!


Краткое содержание первой части
Выполняя волю умершего отца, юная Флоренс вышла замуж за его старинного друга мэра Джонатана Шервуда, который давно любил ее.
По дороге из родного города на нее напали бандиты, и ее спас молодой метис по имени Рей Харди, причем он не убил разбойников, но воздействовал на них необъяснимым для нее образом. Молодые люди полюбили друг друга, но между ними ничего не было, кроме единственного поцелуя у реки. Рей отвез Флоренс к ее жениху.
В день свадьбы на мэра произошло покушение, и его чудесным образом спас Рей, оказавшийся рядом. Джонатан нанял его своим телохранителем, и он согласился, чтобы быть ближе к своей возлюбленной, охранять ее жизнь и покой...
В первую же ночь Флоренс осознала, что никогда не сможет забыть Рея, а к супругу не испытывала ничего, кроме признательности за его доброту и дружеских, почти дочерних чувств...

Глава 3.
(отрывки)

* * *
На следующую ночь Флоренс была очень рада, что Джонатан не стал настаивать на супружеской близости. Он просто поцеловал ее и вскоре заснул крепким сном: к счастью, он не страдал бессонницей.
А молодой женщине не спалось. Она лежала на спине, и мысли ее снова и снова, вопреки ее воле, возвращались к тому, о чем она строго запретила себе даже вспоминать. Наконец, не в силах больше выдерживать это, она тихонько встала, накинула пеньюар и, испуганно оглядываясь на спящего мужа, на цыпочках вышла из комнаты, притворив за собой дверь.
Она вышла в сад, босиком, кутаясь в пеньюар и в густую мантию золотых волос. Ночь была тихой и звездной, но в воздухе чувствовалась прохлада и трава была сырой после недавно прошедшего дождя. Она прошлась по аллее, с наслаждением разминая затекшие от долгого лежания члены и вдыхая ночную прохладу. Дойдя до дальнего конца сада, она заметила чью-то тень меж деревьев.
- Кто здесь? - испуганно спросила Флоренс. В то же мгновение она почувствовала, как шершавый язык лизнул ее босую ногу.
- Геракл! - она погладила пса по голове.
- Миссис Шервуд? - послышался удивленный голос Рея. - Что вы здесь делаете в такой час?
- Мне стало душно, и я решила выйти на свежий воздух, - тихо ответила она, ощущая, как кровь прилила к ее щекам и ее бросило в жар несмотря на ночную прохладу. - А вы почему не спите?
- Геракл разбудил меня, и я думал, что кто-то чужой проник в сад. Ночь прохладная, вы не простудитесь?
- Нет... то есть не знаю, мне все равно.
- Что с вами? Вам нехорошо? - он шагнул к ней, но она отстранилась, еще больше закутываясь в пеньюар и волосы.
- Все в порядке. - Она быстро пошла прочь. Геракл пошел за ней и, взяв в зубы край ее пеньюара, потянул обратно.
- Куда вы? - окликнул ее Рей.
- Домой.
- Но дом не в этой стороне!
Она остановилась.
- Пойдемте, я вас провожу, в темноте вы можете потерять дорогу.
Он пошел впереди, ступая уверенно, словно при дневном свете. Геракл последовал за ними, но хозяин сделал ему знак рукой и пес остался на месте. Флоренс пошла за Реем, но внезапно оступилась и упала. Он бережно поднял ее, от его прикосновения ее бросило в сладостную дрожь.
- Вы не ушиблись? - заботливо спросил он.
- Кажется, нет...
- Давайте руку.
Она протянула ему дрожащую руку. Он взял ее и задержал в своей. Его тепло сладостной волной прошло по всему ее телу.
- Господи, какая холодная, - произнес он, - да вы вся дрожите!
Он взял обе ее руки в свои и согрел их. Она боялась, что ее ноги вот-вот подкосятся и она снова упадет на траву.
- Стойте здесь, я сейчас! - через минуту он принес теплое покрывало, укутал ее и, обняв за плечи, довел до дверей. Она шла, не чувствуя под собой ног.
- Идите скорей в дом и выпейте чего-нибудь горячего! Вам не следует ходить по саду ночью босиком и в такой одежде!
Она сняла с себя покрывало и протянула ему.
- Спасибо, Рей!
Но почему-то медлила уходить, и он стоял перед нею, не двигаясь с места. Они стояли совсем рядом, освещаемые бледным светом Луны и звезд.
- Зачем ты согласился работать у нас? - спросила вдруг Флоренс.
- Чтобы быть рядом с тобой...
- Но ведь я - жена Джонатана! И я люблю его...
- Тебе не о чем беспокоиться. Я дал тебе слово и сдержу его. Охранять твою жизнь и твой покой - самое большое счастье, на которое может рассчитывать Рей...
- Но ты должен подумать и о своей жизни!
- Она твоя.
- Рей, ты... ты не должен!
- Если ты не хочешь меня видеть - одно твое слово, и я исчезну навсегда. Ты хочешь этого?
Флоренс молчала, потупив взгляд.
- Я хочу, чтобы ты остался, - тихо произнесла она и поспешно удалилась в свои покои.
* * *
... Флоренс, моя возлюбленная, моя прекрасная фея, Повелительница моего сердца. И пусть ты принадлежишь другому, для меня ты - единственная, и мое сердце навеки принадлежит тебе...
Какое счастье видеть тебя ежедневно, хотя бы издали, слышать твой нежный голосок, знать, что ты здорова и счастлива. Счастлива ли?
Я буду охранять твою жизнь; твою и твоего супруга, о чем еще можно мечтать в моем положении? Между нами пропасть, но через эту пропасть перекинулся тонкий сияющий мостик, сплетенный из моей любви. Из нашей любви... Пусть она согревает тебя, моя милая девочка, придает тебе радости и сил. И пусть ты теперь знатная дама, супруга мэра, но для своего Рея ты навсегда останешься той прелестной и беззащитной девочкой, которую он вырвал из рук озверевших бандитов... И если понадобится, он снова и снова будет рисковать своей жизнью, бросится в огонь и воду, пойдет один против сотни лютых врагов, лишь бы ты была счастлива, моя прекрасная принцесса!

Глава 5.
Прогулка.


Флоренс обожала воскресные верховые прогулки на природе, особенно после того, как у нее появилась очаровательная Белоснежка. Она ненавидела охоту, и ради супруги Джонатан Шервуд забросил свое любимое развлечение, заменив его обычными верховыми прогулками. Обычно они ездили втроем: Шервуд брал с собой своего верного телохранителя, который прекрасно знал места и чувствовал малейшую опасность. Рей всегда держался на почтительном расстоянии от супругов, не участвуя в их разговоре, и постоянно был начеку, добросовестно выполняя свои обязанности.
Однажды воскресным утром, когда они уже собрались на дальнюю прогулку к каньону, Шервуда внезапно вызвали по срочному делу.
- Прости меня, дорогая, - обратился он к Флоренс, - но сегодня мы не сможем поехать на прогулку. Дело абсолютно безотлагательное, и я должен срочно ехать в мэрию.
- Но дорогой, ты же давно обещал мне эту прогулку! Я еще ни разу не была на каньоне, а говорят, там изумительная красота!
Шервуд с умилением заметил совсем детское разочарование на юном личике супруги. Ее большие синие глаза смотрели на него так умоляюще, что он был почти готов оставить все дела и уехать на прогулку, однако чувство долга одержало верх:
- Прости, детка, но сегодня я никак не могу. В следующий раз!
- В следующий раз может пойти дождь, а сегодня такой замечательный денек! Джонатан, ты и так все время работаешь, тебе же нужно отдохнуть хотя бы раз в неделю!
- Что поделаешь, любовь моя, такая у меня работа! Прости меня!
- Ну что ж, - грустно ответила Флоренс, - придется сидеть дома. Ладно, я найду, чем заняться! Повяжу, почитаю книгу, поработаю в саду.
- Зачем же сидеть дома в такую прекрасную погоду! Раз уж я обещал тебе эту прогулку - поезжай на каньон с Реем! - неожиданно предложил Шервуд.
Флоренс вздрогнула и бросила быстрый взгляд на телохранителя, который все это время неподвижно стоял в стороне, и поймала его ответный быстрый и, как ей показалось, тревожный взгляд.
- Но Джонатан, - произнесла она разочарованно, - я хочу ехать с тобой! Может, все-таки отложим эту поездку до следующего раза?
- Ничего, милая, в следующий раз мы непременно поедем вместе. А сегодня Рей составит тебе компанию. Рей, ты покажешь каньон м-с Шервуд?
- Конечно, сэр, но разве я не нужен вам сегодня?
- Надеюсь, что сегодня меня не пристрелят, - засмеялся мэр, - А ты лучше охраняй мою дражайшую половинку и смотри, чтобы она никуда не лазала и не вздумала купаться под водопадом, она ведь на такое способна! Доверяю ее тебе, мой храбрый рыцарь!
- Не беспокойтесь, сэр.
Шервуд поцеловал супругу и уехал. Флоренс и Рей молча отправились в путь - он на Хироне, она на своей любимой Белоснежке. А путь предстоял неблизкий: до каньона с водопадом было несколько часов пути, и прогулка должна была занять целый день.
Они ехали уже два часа, не обменявшись ни единым словом, сначала по ровной дороге, затем через лес, потом дорога шла немного в гору и снова лесом, и наконец они выехали на очень живописную равнину, поросшую кустарником, пестреющую яркими цветами и разнотравьем. Солнце начинало сильно припекать, и Флоренс немного утомилась.
- Послушайте, м-р Харди! - окликнула она скачущего впереди Рея. - Вы так гоните, словно мы едем на пожар! Я устала и хочу пить!
Он пришпорил коня и остановился.
- Извините, м-с Шервуд, но до каньона осталось уже недалеко.
- Но здесь полно ежевики!
Флоренс спрыгнула с Белоснежки и восторженно бегала по поляне, срывая с колючих кустов крупные, спелые ягоды и тотчас же отправляя их в рот.
- М-с Шервуд, вы же исколетесь! Давайте я наберу вам ягод! - предложил Рей.
- Не исколюсь! А когда срываешь прямо с куста - намного вкуснее!
Когда она вдоволь наелась ягод и потянулась за флягой с уже нагревшейся водой, Рей остановил ее:
- Зачем пить из бутылки? Пойдемте, здесь поблизости есть источник.
В нескольких шагах от поляны в зарослях тек почти незаметный ручеек. Вода в нем была прозрачной и холодной. Вслед за Реем Флоренс набирала воду прямо пригоршней и жадно пила ее.
- Ой, вкусная какая! - воскликнула она. И снова приникла к воде, а потом обмыла лицо и окропила голову. Внезапно на нее нашло по-детски игривое настроения, и она хохоча начала брызгать в Рея водой из ручья. Приняв игру, он тоже засмеялся и слегка плеснул в нее. Флоренс взвизгнула.
- Ну держись у меня! - и она попыталась столкнуть его в ручей, но он оказался чрезвычайно стойким и упругим, и ей не удалось даже пошатнуть его с места. Она толкнула сильнее и вдруг вздрогнула, словно пораженная током и застыла на месте. И как она забыла, что любое прикосновение к этому человеку парализовало ее разум и волю, пробуждая самые запретные чувства и желания. Веселье в ее глазах угасло, сменившись болью и растерянностью. Встретив его взгляд, она поняла, что он чувствует то же самое.
- Поехали дальше? - спросил он.
- Поехали.
Они подъехали к каньону. Дальнейший путь лежал через скалы. Некоторое время они пробирались верхом, затем перед ними возникло узкое ущелье.
- Хотите подняться наверх? - спросил Рей.
- Конечно, хочу! Ради этого мы и приехали сюда.
- Дальше придется подниматься пешком.
- Ну и что?
- Тогда я привяжу лошадей на поляне. Надеюсь, их никто не уведет.
- Боже упаси! Если с моей Белоснежкой что-нибудь случится, я не знаю, что сделаю!
- Думаю, что ничего не случится. Она здесь отдохнет и пощиплет травки вместе с Хироном.
- Вы хорошо знаете эти места?
- Да, я бывал здесь не раз.
Он привязал лошадей на небольшой поляне, поросшей густой травой, и они пошли дальше пешком. Пройдя ущелье, они начали подниматься вверх по скалам. Флоренс была рада, что вопреки желанию Джонатана, который хотел, чтобы она всегда выглядела как важная дама, она все же надела брючный костюм для верховой езды и удобные туфли. Сначала подъем был довольно пологим, и она легко запрыгивала по камням, затем стало значительно круче. Рей продолжал взбираться наверх с ловкостью горного козла, но, заметив, что Флоренс начала отставать, он остановился и протянул ей руку, однако, боясь его прикосновения, она отказалась от помощи:
- Я сама заберусь!
Наконец, добравшись до верха, некоторое время они шли по ровной тропинке, а затем перед ними возник крутой обрыв. Флоренс глянула вниз, и у нее закружилась голова. Скала была совершенно отвесной, и очень далеко внизу, бежала быстрая горная речка. Рей остановился.
- Пойдем дальше! - потребовала Флоренс. - Я хочу увидеть водопад!
- Дальше придется идти по самому краю обрыва. Не боитесь?
- Нет.
Однако, она слегка покривила душой. Тропинка была совсем узкой; один неверный шаг - и падение в пропасть было неизбежно. На этот раз отчаянная супруга мэра охотно схватила молодого метиса за руку.
- Ступайте осторожно, - предупредил он, - и не смотрите вниз.
У нее захватывало дух, но ее спутник шел спокойно и уверенно, крепко держа ее за руку, и ей было не так уж страшно. Они удачно миновали самое опасное место.
- А теперь надо спускаться вниз, но здесь покруче, чем там, где мы поднимались. Спускайтесь за мной!
Спуск был крутым и неровным, но Рей двигался так уверенно, словно под его ногами была широкая лестница. Иногда Флоренс приходилось обеими руками держаться за его плечи. Внезапно они остановились. Они стояли на краю огромного камня, выступающего из скалы, и спуститься вниз можно было только по этому камню, в других местах скала была совсем отвесной. Внизу под камнем был узкий карниз не более 20 см шириной, а дальше снова шел крутой, почти отвесный спуск. Рей легко спрыгнул с камня, удержавшись на карнизе. У молодой женщины замерло сердце.
- Мне здесь не спуститься! - воскликнула она.
- Не бойтесь, прыгайте, я вас подхвачу!
- Но тогда мы оба свалимся вниз!
- Не свалимся! Просто сядьте на край камня и соскользните вниз! - и он протянул руки, чтобы подхватить ее.
Несколько минут Флоренс стояла на краю, со страхом глядя вниз. Ей казалось, что нет никакого шанса, что Рей удержит ее, и они оба непременно полетят вниз на острые камни. Но ей не хотелось выглядеть слишком изнеженной и трусливой и она, спустив ноги с камня, осторожно соскользнула вниз, взвизгнув от испуга. Ее тотчас же подхватили сильные руки, и она с удивлением почувствовала, что стоит на твердой земле, крепко прижавшись к Рею, судорожно вцепившись в его мускулистые плечи. Она подняла испуганные глаза: его лицо было совсем близко, как тогда у реки. На какое-то мгновение у нее закружилась голова, но не столько от опасного прыжка и страха высоты, сколько от его пьянящей близости; ей казалось, что их губы вот-вот снова сольются, и ей будет некуда деться, некуда бежать; она неосознанно прикрыла глаза от сладостного предчувствия, но ничего не произошло. Они простояли так несколько минут, затем он отпустил ее и, спрыгнув вниз на выступающий камень, протянул ей руку.
Они спустились к реке и услышали шум водопада.
Берег реки был скалистым, и им приходилось перелезать через скалы и прыгать по камням. Опьяненная свежим, прохладным воздухом, красотой пейзажа и только что пройденным опасным спуском, молодая женщина почувствовала прилив сил и бурную радость бытия. Ей хотелось бежать, прыгать и резвиться; она была так счастлива и возбуждена оттого, что сейчас ей не нужно было притворяться, играть опостылевшую роль светской дамы; ее движения не сковывали тугой корсет и широкая юбка, на нее не смотрели оценивающие глаза знати и прислуги, не было даже Джонатана, который ни за что не позволил бы ей взбираться по скалам, идти по краю пропасти и прыгать по камням. Зато рядом был её Рей... Это были те редкие мгновения, когда она могла быть самой собой, и все её существо ликовало! Она побежала, ловко перескакивая с камня на камень. Увидев большую скалу, она решила забраться на нее, но сильная рука схватила ее за лодыжку:
- Куда вы полезли, мэм?
- На скалу! Не мешайте мне, сэр!
- Миссис Шервуд, вы - несносная девчонка! Если вы свалитесь в пропасть или хотя бы поцарапаете коленку, ваш супруг прикажет изжарить меня живьем и скормить шакалам!
- А если вы будете мешать мне, то я скормлю вас шакалам собственноручно! Так что в любом случае, м-р Харди, вы обречены!
- Не знал, что вы так жестокосердны, леди! Может быть, вы все-таки дадите несчастному Рею последний шанс на выживание и позволите подстраховать вас! - он в одно мгновение вскарабкался на почти отвесную скалу и протянул ей руку.
Они дошли до водопада и замерли в восхищении этим грандиозным зрелищем. С оглушительным ревом вода низвергалась с высоты около 15 метров и падала в бурлящее голубое озеро, из которого вытекала быстрая порожистая река. Озеро окружали чешуйчатые скалы, словно высеченные рукой талантливого мастера. В хрустальных водяных брызгах отражалось солнце. Флоренс присела на камень на берегу озера, очарованная красотой и величием природы, а Рей начал медленно подниматься по уступам скалы, ведущей к вершине водопада. Снизу казалось, что подняться там не было никакой возможности, однако всего через несколько минут он был уже на вершине. Он стоял на самом краю радом с низвергающимся водяным потоком и глядел вниз. Флоренс смотрела на него с тревогой.
- Не вздумай оттуда прыгать! - крикнула она, но рев водопада заглушил ее голос.
Постояв немного на краю скалы, Рей внезапно оттолкнулся от нее и стремительно полетел вниз. Флоренс в ужасе зажмурила глаза: этот прыжок казался ей совершенно самоубийственным. Глубокое место, в которое падала вода, было совсем небольшим в диаметре, вокруг него из воды выступали острые камни, и чтобы попасть именно в это место, нужно было очень точно рассчитать прыжок. Когда Флоренс открыла глаза, Рея не было видно. Ее ноги обмякли, дыхание остановилось, а расширенный от ужаса взгляд метался по бурлящей воде. Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем голова отчаянного ныряльщика показалась над водой за водопадом, затем он поднырнул под падающий поток и выплыл у самого берега. Когда он вышел из воды, Флоренс набросилась на него с кулаками:
- Дурак! Сумасшедший идиот! Тебе что, жить надоело?
- Но вы же сами недавно собирались скормить меня шакалам, - ответил он шутливо, - я предпочел бы утонуть в водопаде!
Она замахнулась, чтобы ударить его, но он перехватил ее руку.
- Я обо всем расскажу Джонатану, и он уволит тебя с позором!
- Тогда я пойду и прыгну еще раз!
- Только попробуй! Кто же тогда отвезет меня домой? Я даже не знаю, как выбраться отсюда!
- Все ясно! Леди Флоренс больше беспокоит собственное благополучие, чем жизнь бедного Рея?
- Бедный Рей чуть не довел леди Флоренс до сердечного приступа!
- Я могу чем-нибудь искупить свою вину?
- Можешь!
- Каким образом?
- Я тоже хочу искупаться под водопадом, и если ты мне позволишь, я не расскажу Джонатану о твоем прыжке!
- Но леди вымокнет!
- Не так сильно, если джентельмен отвернется!
Рей послушно отошел на приличное расстояние и отвернулся, а Флоренс, поражаясь собственной смелости, быстро скинула одежду и обувь и с наслаждением окунулась в прозрачную голубизну. Прохладная вода приятно обожгла ее разгоряченное тело. Она резвилась, как нереида, ныряя и выпрыгивая из воды; доплыв до водопада, она на несколько мгновений подставила голову под сильную струю, затем с визгом проплыла обратно и вышла на берег, закутавшись словно русалка в распущенные мокрые волосы и тревожно поглядывая на застывшую фигуру своего спутника.
- Не оборачивайся! - крикнула она.
Отряхнувшись от воды, она быстро обтерла себя руками, натянула одежду на влажное тело и отжала свои длинные тяжелые волосы. Только тогда Рей обернулся и произнес:
- Надеюсь, что мадам не подхватит простуду.
- Надеюсь, что нет. А то месье Шервуд непременно скормит вас шакалам.
- Но если бы я не позволил вам искупаться, то это сделали бы вы. Не так ли?
- Разумеется!
Они оба весело засмеялись.
- А ты не расскажешь Джонатану, что я купалась и лазала по скалам? - заговорщическим тоном спросила Флоренс.
- При одном условии!
- При каком?
- Ты не расскажешь, что я прыгал с водопада.
- Договорились! - она улыбнулась и кокетливо тряхнула волосами.
Они обсохли на солнце на берегу озера. Флоренс заплела свои длинные золотые волосы в две тяжелых косы, словно простая крестьянская девушка. Рей, сидя чуть в стороне, украдкой любовался на нее.
- Когда я рассказал моей названной сестре Сиани, какие у тебя волосы, знаешь, как она назвала тебя? - спросил он.
- Как?
- Солнечный Дождь.
- Солнечный Дождь... Как красиво! Индейцы вообще романтичнее, чем мы. А ты - Солнечный Луч.
- Почему?
Она улыбнулась,
- "Ray" - это же луч!
- Ну да... У Чены, моей мамы, были такие же косы, только черные, как смоль.
- Она была очень красивая? - спросила Флоренс.
- Очень. Отец сильно любил ее. После ее гибели у него не было других женщин.
Флоренс вспомнила печальный рассказ Рея об уничтожении индейской деревни, где жила его мать, и в ее синие глаза затуманились слезами. Они долго молчали, думая о своем.
- А почему ты одеваешься, как индеец? - спросила она.
- Знаешь, - произнес он, - а я всегда чувствовал себя в большей степени индейцем, чем англичанином.
Она взглянула в его тёмно-карие глаза, утонув в их опьяняюще-тёплой безбрежности.
- Индеец, который декламирует Шекспира...
- Да, отец мечтал дать мне хорошее образование. Все-таки он был ученым.
- Жаль, что его уже нет с нами. Я хотела бы с ним познакомиться...
Рей сглотнул комок, подступивший к горлу, и опустил голову.
Молодая женщина тоже потупилась и принялась чертить что-то палочкой на песке. Она вдруг поймала себя на том, что чертит его имя - RAY. RAY. RAY. Заметив это, Рей улыбнулся и выложил мелкими камешками имя FLORENCE.
Она подумала, что переживает, возможно, самые счастливые мгновения своей жизни. Любовь переполняла все ее существо с такой неистовой силой, что она испытывала почти физическую боль. Ей хотелось броситься ему на шею и обнять так крепко, чтобы им обоим стало трудно дышать; ей хотелось так много сказать ему, но чувство долга перед Джонатаном и покойным отцом накладывало железную печать на ее губы. Она любовалась каждым его движением, каждым жестом, каждым поворотом головы, украдкой она ласкала взглядом его лицо, так гармонично сочетавшее в себе черты обеих рас, она завидовала ветру, нежно перебиравшему пряди его волос такого необычного темно-каштанового оттенка с одной почти светлой выгоревшей прядкой. Он был совсем рядом - ее любимый, единственный, с которым ей хотелось бы провести всю свою жизнь - неважно где - в городском особняке, индейском вигваме или лесной хижине, лишь бы всегда быть с ним рядом, видеть его, слышать его голос, заботиться о нем, обнимать его, слушая биение его сердца и вдыхая травяной аромат его волос. Она чувствовала, что они созданы друг для друга, несмотря на все различия и преграды, что только с ним она может быть по-настоящему счастлива, только с ним ей хотелось бы разделять все радости и страдания этого мира, только от него хотелось бы рожать детей... И сейчас он был так близко - на расстоянии протянутой руки, но так же далеко, как если бы между ними зияла безбрежная бездна...
Внезапно в ее голове мелькнула безумная мысль: забыть обо всем на свете - о долге, о Джонатане, схватить Рея за руку и убежать с ним в горы, в леса - куда угодно, убежать навсегда и просто быть счастливой... Ее тело невольно дернулось вверх, а в глазах блеснула сумасшедшая решимость. Он вскинул на нее удивленный взгляд, но ничего не спросил. И если бы он в это мгновение поддержал ее порыв и предложил ей сбежать вместе с ним, она побежала бы за ним хоть на край света... В его глазах выразилась боль и тоска и, читая ее мысль, он ответил совсем тихо, словно самому себе:
- Я не могу... Я не могу так подло воспользоваться его доверием...
Флоренс поникла, словно увядший цветок, и отвернулась, пряча слезы. Ей стало отчаянно стыдно, она представила себе растерянного, убитого горем Джонатана, организующего поисковую партию, она представила укоризненный взгляд больного, умирающего отца и поняла, что уже никогда не сможет быть свободной и счастливой. Чувство долга сковало ее тяжелыми каторжными кандалами...
Они еще долго сидели молча, слушая шум водопада и другие звуки природы.
Он первый прервал их молчание.
- Нам пора. Иначе не успеем вернуться до темна.
Флоренс едва сдержала слёзы - ей не хотелось уходить из этого сказочного места и возвращаться в свой мир, лишённый любви и сказки.
Обратно они пошли более длинной, но менее крутой дорогой, которая проходила вдоль реки. Внезапно метрах в двадцати перед ними из кустов выскочил пятнистый олененок: изящный, грациозный, на длинных тонких ножках. Увидев людей, животное замерло, но не убежало. Рей медленно приблизился к олененку и, к величайшему изумлению Флоренс, он не убежал в кусты, но подпустил юношу к себе и доверчиво взглянул ему в глаза своими влажными миндалевидными глазками! Рей ласково погладил зверька по голове, потрепал по спине. Олененок вытянул голову и ткнулся носом в его руку.
Флоренс, боясь двинуться с места, шепнула одними губами:
- А можно мне его погладить?
Рей сделал ей знак: подойди, только осторожно. Он положил руку на голову олененка и животное замерло словно изваяние.
Она медленно приблизилась, стараясь не шуметь и не делать резких движений, и осторожно, едва касаясь, погладила олененка по мягкой головке и спинке. По ее телу пробежала волна восторга:
- Ой! - шепнула она, - какое же он чудо!
Зверек встрепенулся, заглянул ей в глаза осмысленным, совсем человеческим взглядом и ткнулся носом в ее руку.
Затем он напился воды из реки и, весело взмахнув хвостиком, убежал.
Флоренс с горечью подумала, что Джонатан, как и любой мужчина, немедленно схватился бы за ружье, но то, что только что произошло перед ее глазами, было так необычно, так прекрасно и фантастично, словно в самой красивой сказке!
- Как здорово! - радостно воскликнула она. - Как это он дался нам? Ведь они же боятся людей!
- Боятся, потому что люди не видят в них своих друзей и думают только о том, как убить.
- Знаешь, я ненавижу охоту! - с яростью воскликнула она. - Не могу смотреть, как убивают несчастных животных, особенно таких красивых, как это! Это чудовищно жестоко!
- Я тоже так считаю.
- Разве ты не охотишься? - удивилась Флоренс.
- Как я могу убивать существа, которые даются мне в руки? Это было бы предательством по отношению к ним.
- Да, конечно. Но чем же ты питаешься, когда живешь в лесу?
- В лесу можно найти много съедобных плодов, кореньев и трав. Иногда, в самое голодное зимнее время, я ловлю речную рыбу.
- Джонатан удивляется, что ты мало ешь.
- Я давно приучил себя к небольшим количествам пищи, а иногда вообще голодаю по несколько дней.
- Даже так? - удивилась Флоренс. - И ты не слабеешь после этого?
- Напротив, воздержание от пищи усиливает остроту восприятия. Мне кажется, большинство людей сильно переедают и от этого их разум и чувства притупляются.
- Наверно, ты прав. Я тоже всегда испытывала отвращение к обжорству и пьянству. А теперь после этого олененка никогда не возьму в рот кусок мяса!
Флоренс вдруг подумала о том, что за время всей прогулки они даже не прикоснулись к провизии, взятой ей с собой. Рей несколько раз находил и предлагал ей разные ягодки, плоды, орешки и травинки, и она совсем не чувствовала голода.
- Знаешь, о чем я думаю? - произнес Рей. - Животные тоже охотятся на других животных. Только они, как мой Геракл, инстинктивно выбирают раненых или ослабевших, тех, которые уже обречены, и убивают быстро и безболезненно. А охотники убивают всех без разбора - и слабых, и детенышей, думая только о своей выгоде.
- Да, сейчас в лесах много зверей, но если их будут истреблять такими темпами, то лет через сто их может совсем не остаться.
- Мне бывает очень грустно, когда я думаю о том, что в мире становится все больше городов, дорог и разных машин и все меньше лесов и живой природы. Человек постепенно утрачивает связь со своими истоками, и в будущем это непременно скажется на его здоровье. Невозможно постоянно брать у природы, ничего не отдавая взамен.
- Но сейчас никто не задумывается над этим. Большинство людей стремятся урвать побольше ради обогащения и удовольствий.
- Нашим потомкам придется задуматься, но как бы не было слишком поздно!
- Надеюсь, что люди все-таки одумаются вовремя!
- Я тоже надеюсь. Всегда надо надеяться на лучшее.
Они замолчали, задумавшись над смыслом бытия. Внезапно Флоренс радостно вскрикнула, снова увидев вдалеке пятнистого олененка, на этот раз в сопровождении взрослого животного, очевидно его матери.
- Рей, смотри! Хорошо, что мы не взяли с собой Геракла! - сказала Флоренс. - Он загрыз бы этого олененка!
- Не загрыз бы. Он слушается меня.
- А он в самом деле наполовину волк?
- Да. Однажды я выходил раненого волка, он привязался ко мне и часто приходил в гости в нашу деревню. За это индейцы прозвали меня Повелевающий волками. А потом он поладил с одной из наших собак, и у них родилось потомство, из которого выжил только мой Геракл.
- Как интересно! Значит, ты действительно повелеваешь животными? - спросила Флоренс почтительно.
- Скорее я дружу с ними. Они не боятся меня и не нападают.
- Рей, ты... ты совершенно необыкновенный человек!
- Самый обыкновенный, - улыбнулся Рей.
- Нет, необыкновенный, ты особенный, - с жаром произнесла она, - таких как ты больше нет!
- Ты тоже необыкновенная, Флоренс, - он впервые назвал её по имени.
Они снова забрались в гору и остановились на небольшой площадке у самого обрыва, откуда открывалась величественная панорама: горы, поросшие пышным лесом, громоздившиеся одна на другую, причудливой формы каменистые скалы; с одной стороны виднелась голубая лента водопада, низвергавшегося в маленькое синее озеро и петляющая горная речка, с другой простиралась безбрежная скалистая равнина, местами поросшая пестрыми лугами, а бездонный небесный свод был лазурным и чистым.
Они стояли на самом краю; сердце Флоренс замирало от восторга. Ветер ласково трепал ее золотые как солнце косы, ее тело было легким и гибким, каждую его клеточку переполняло прекрасное, почти волшебное ощущение радости, юности и легкости; она раскинула руки, и ей казалось, что она вот-вот оторвется от земли и полетит ввысь словно небесная птица, взмывая под облака, паря над горами и лесами. Она ощутила неведомое доселе состояние гармонии с окружающим миром - это был ее мир, ее горы, ее небо, ее водопад, она была его неотъемлемой частью, как птица, парящая под небесным куполом, как цветок, распускающийся навстречу солнцу, как искрящаяся вода, радостно бегущая с гор. И рядом с ней был тот, который привел ее сюда и подарил ей этот чудесный мир; рядом с которым она чувствовала себя по-настоящему счастливой, за которым ей было бы не страшно отправиться в любую даль, подняться в любую высь...
Они спустились на поляну, где паслись Хирон с Белоснежкой. Внезапно Рей замер и прислушался.
- Нам надо поспешить, - сказал он, - Скоро будет гроза.
- Какая гроза? - удивилась Флоренс. - Ведь на небе ни облачка!
- Я чувствую приближение грозы.
Они быстро собрались, оседлали коней и двинулись в обратный путь. Примерно через четверть часа Флоренс увидела, как с северной стороны небо начало темнеть. Гроза надвигалась с невероятной быстротой. И вот уже солнце скрылось за черной тучей и налетел шквалистый ветер.
- Сейчас будет ливень! Нам нужно спрятаться в укрытие!
Они спешились, и Рей привязал лошадей под большим деревом. Внезапный порыв ветра едва не сбил их с ног, за ним упали первые крупные капли дождя.
- Давай укроемся под деревом! - предложила Флоренс.
- Дерево нас не защитит! Сейчас будет светопреставление!
Он схватил ее за руку, и они побежали.
- Сюда! - Рей завел Флоренс в небольшой выступ в скале. Он представлял собой идеальное укрытие от дождя и урагана, но был настолько маленьким, что они едва уместились там вдвоем, и им пришлось сидеть, тесно прижавшись друг к другу.
Снаружи стало темно как ночью, и ливень лил сплошной стеной. Но все звуки вселенной и даже шум дождя заглохли: она слышала только его дыхание и биение его сердца; она не ощущала ничего, кроме исходившего от него тепла, которое согревало и обволакивало ее, проходя сладостными волнами по всему ее телу; она чувствовала, как все ее существо растаяло, растворившись в этом тепле; ушло ощущение времени, разум и воля уступили чувствам... Его жесткие волосы щекотали ее шею, желание обернуться и найти его губы было неистовым, всепоглощающим; она сознавала, что целиком и полностью находится в его власти, и стоит ему сделать одно лишь движение - и она будет принадлежать ему безраздельно, забыв обо всем на свете, она не сможет найти в себе сил сопротивляться... Но он сидел неподвижно, словно окаменев.
Она не знала, сколько прошло времени; шум дождя уже стих и снаружи посветлело, а они все сидели в своем укрытии, не желая нарушать это упоительное ощущение близости.
- Кажется, дождь уже кончился, - наконец тихо произнесла Флоренс.
- Пошли. - Рей резко встал и вышел из укрытия.
Обратный путь они проделали быстро, ни разу не останавливаясь и не обмолвившись больше ни единым словом...
Флоренс старалась не смотреть в сторону Рея, чтобы он не заметил, как дрожат ее губы: самый счастливый день в ее жизни безвозвратно уходил в прошлое... После бури наступила почти немыслимая тишина, воздух окрасился в сиреневые сумерки, придававшие ощущение нереальности происходящего; дверь в иной, чудесный и волшебный мир, в котором царила Любовь, затерялась где-то позади. И она не знала, сумеет ли когда-нибудь отыскать

_________________
Самого главного глазами не увидишь.
Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
(А. де Сент-Экзюпери)
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Екатерина В.



Возраст: 54
Зарегистрирован: 06.03.2008
Сообщения: 916
Благодарили 676 раз/а
Населённый пункт: Санкт-Петербург

674609СообщениеДобавлено: Вт 28 Окт 2008, 15:58 | Ответить с цитатойВернуться к началу

её снова...

_________________
Самого главного глазами не увидишь.
Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
(А. де Сент-Экзюпери)
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы



Журнал модерирования


© 2002-2018 Все права принадлежат Anastasia.ru!
Все материалы, публикуемые на этом сайте, могут быть использованы на усмотрение Фонда "Анастасия", в том числе, и в выпусках Альманаха. Если Вы используете материалы с нашего сайта, то ссылка на нас обязательна. За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация Фонда "Анастасия" ответственности не несёт!


Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB