Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России" Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России"
 Помощь  • Правила  •  Поиск   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
Рассылка RSS Жизнерадостная. И в чём-то философская. Следующая тема | Предыдущая тема
Дополнительные настройки темы
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать

АвторСообщение
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

853820СообщениеДобавлено: Вт 04 Май 2010, 14:40 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Солнышку!

Я сегодня отгадала,
Для чего нам светит солнце!
Для чего нам постоянно
Дарит свет и красоту!
Я опять на помощь звала.
Ты, прости! - я повторяла.
Я опять ошиблась, Отче!
И опять сижу без сил!
Небо было серым-серым,
Только вдруг все тучи эти
Ветер быстрый разогнал.
И мне снова светит солнце!
Дарит свет его надежды!
Дарит новых сил одежды!
Бог, про нас не забывал!
Ни за что ругаем солнце,
Падаем опять без сил.
А оно нам вечно светит!
Чтоб сынишка не грустил!
Чтоб поверила дочурка!
Чтоб поверили в себя!
Отчего нам светит солнце
Я внезапно поняла...

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

865844СообщениеДобавлено: Сб 24 Июл 2010, 12:26 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Соколёнок вырастает.


Ветры дули холодные, ветры дули прохладные, были ветры и тёплые у вершины пус-тынной. Ветры были и слабые. Ветры были и сильные. Пролетали они над равнинами, над вершинами. И однажды у пропасти из холодной унылой глыбы ветер сильный равнинный с долинным высек сокола. Сокол вышел маленьким: и не сокол, а соколёнок вовсе. И стоял он у пропасти, вниз взирая с горы.
Проплывало мимо вершин торопливое времечко. Не касалось оно только сокола, пожа-лев, что он маленький, и что сокол тот не влетит никогда. Сколько ж соколов время то возвышало и уносило! Но летали те соколы выси, наслаждались полётом и видами, и по-щады у времени не просил ни один из них…

Ветры дули холодные, ветры дули прохладные, были ветры и тёплые над пустынями, над вершинами. И взирал с вершины соколёнок, пощажённый временем, и грустил соко-лёнок, что ни разу не взлетел он.
И просить стал он ветры, чтоб столкнули с края его, чтоб до дна той пропасти хоть разок пролетел бы он. Чем б закончилась та история? Разрушеньем, падением ли? Это песня сердца малого сокола. Песня о напрасной мечте?
Время сокола щадило, понимая, что разрушенье помогло, чтоб небо песню ту позабыло. И что сокола каменного оборвались бы страдания. Но мечте о полёте красивой времечко разбить не могло…

Ветры дули сочувственно, ветры дули насмешливо. Дули ветры разные равнодушных среди вершин. И бежало времечко, возвышая и унося в даль. И стирало оно печаль, только соколёнка щадило.
На просторах ль равнинных, средь высоких иль низких вершин, среди глади воды иль песка, из лесов ли, полей (песне сей не важней) пролетел молодой орёл. Облетел он по-ловину Земли от родной своей стороны. И нашёл за свой полёт истины, истины.
И однажды в унылый день тот летел орёл над вершиной сей и столкнувшись со взгля-дом соколёнка, грустным, просящим, равнодушным остаться не смог. Он спросил о мечте соколёнка, он услышал мольбы о помощи: столкнуть его в пропасть ту, чтоб исполнить его мечту соколёнок орла просил. Говорил, что никак нельзя без падения вниз пролететь ему, что другой кто-то вряд ли исполнит просьбу ту, не поможет малому соколу. А орёл не желал, не хотел его вниз толкать. Отказался орёл и увидел он вдруг скатившуюся со щеки соколёнка слезу…

Ветры дули холодные. Дули мимо они, любопытствуя. И жалели они, и высмеивали соколёнка напрасную печальную мечту. А орёл молодой не желал всё смириться. Вдруг из горла его новый крик полился. Он взвалил соколёнка к себе на спину и с разбега в небо смело и дерзко устремился!
Краткий вышел полёт, силы быстро кончались орла. Зная, что упадёт, он летел, он меч-тал о полёте для друга его навсегда…

Ветры дули им вслед, и носились вокруг, и ругали их, и жалели. Вдруг о мечте соколёнка, соколёнок с орлом запели. Разнеслась песня та над землёй, над волнами морей, океанов, над лесами, полями. И проснулась задремавшая было земля, и вздохнула она, пожелала, чтоб орёл с соколёнком летали. Разнеслась та мечта по странам ближним, дальним и самым дальним. И взлетела вдруг вторая мечта. То вода и земля о полёте соколёнка Отца умоляли. А орёл с малым соколом, побывав в вышине, песню спев о мечте, вместе падать вниз начинали.
Ветрам жалко их стало и в порыве одном, слившись в вихре большом, двух мечтателей они поддержали. И продлился на миг небывалый полёт, задержалась в выси мечта. Соколёнка радостный крик растопил на вершинах снега. Задрожала в тот миг безнадёжность. Но снега вернулись опять. Безнадёжной мечте суждены была безысходность.

Дули вихри и ветерки. И холодных средь них не осталось Из земли потекли новые ру-чейки – земля плакала, только двое друзей смеялись.
Небеса вдруг заполнились светом будто бы солнышка, долетели стремглав до земли тёплые, нежные лучики. И у самой земли рыдающей задержались друзья. С неба голос Отца спросил:
- Если разобьётся один, что другой б тогда делать стал?
И орёл дерзко отвечал, что горькой чужой судьбы он устал. И хотел бы, чтоб вместе с ним соколёнок в выси летал!
- Не проси! – закричал его маленький друг. Время замерло, чтоб ответ мой возник: ты летай, ты забудь обо мне. Ты летай без меня… за меня… Я ж уйду навсегда, я забуду мечту мою! Было б радостно мне, если б хотя б ты летал!
- Или мы, иль никто из нас! – возражал сердито молодой орёл. – Разделил я твою мечту, помогал я ей сбыться, а ты мечту нашу предал!
- Нет! – вскричал малый сокол. – Нет, не предам я нашу мечту! Помечтаем вместе о ней, а затем я с тобою уйду!

Дули вихри сердитые, дули ветерки грустные. Ожило торопливое время. И грустило всё о друзьях.
Только вдруг замерло всё увидав, как в звенящей от счастья выси, над землёй, в обла-ках, сокол и орёл о мечте о сбывшейся пели! За мгновенье одно исчезли лучи, друга два в небо взлетели. Друга два подросли. Друга два счастливых красиво летели. Летели! Соколёнок ожил, соколом стал. С другом новую песнь слагал. О дружбе, что помогла. И о том, что даже большая-большая застарелая или новая, лёгкая или сложная не исчезнет никогда мечта. Только нужно поверить в мечту. И в свою, и в другого, если тяжело одному ему.
Напевала ту песнь земля, разносили её ветры в близкие и дальние края. А друзья, став неподвластными времени улетели от тех вершин. Полетели, чтоб помогать всем другим. Говорили, что неба хватит на всех. И что даже не бывалую мечту может ждать успех!..

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Света Ласкова
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

909056СообщениеДобавлено: Чт 23 Июн 2011, 23:40 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Елена Свительская.


Последний влюблённый.


Я дышу и, значит, я люблю.
Я люблю и, значит, я живу.
Высоцкий.


...Небо тускнело. Солнце только что спряталось. Девушка стояла у окна в полутёмной комнате и смотрела из-за туманной занавески на город. Жизнь её не закончилась. Жизни у неё вообще не было, вместо неё в душе надолго и полноправно воцарилась пустота. Другие сказали бы, что она жива, что стоит жить дальше. А она не была уверена, что живёт. И уж тем более ей не было нужно продолжение этой блёклой серо-чёрной жизни. Ещё недавно она гнала от себя мрачные мысли. Ещё недавно у неё были на это силы. Для чего ей жить? Работа? Не она нужна для счастья. Творчество? Но у неё давным-давно ушло вдохновение. Любовь? О, она не хотела больше слышать это слово. Слишком больно было вспоминать... Так для чего жить? Кто-то твердит, что каждый рождается для какого-то дела. Большого или малого, не важно. Главное в том, что миру, то ли человеческому, то ли вселенной это дело для чего-то нужно. Но мир и вселенная молчали. Они ничего не просили. Выходит, её существование не имеет смысла?
Странное чувство шевельнулось в душе. Неясное, тревожное, возмущённое. Стало чуточку интересно, что же это такое, потеснившее пустоту? Девушка прислушалась к себе. Но не смогла узнать неожиданного гостя. Ей стало досадно. И грустно. И одиноко. Кажется, из этой пустоты выхода нет...
Но... всё это как будто уже было. Полутёмная комната. Приход ночи. Последние светлые краски в небе. Нет, уже серые краски. Эти мысли о смысле жизни. О пустоте. Было зеркало. Оно отражало красивое лицо. Грустные тёмно-карие глаза...
Девушка развернулась и подошла к зеркалу. Не очень-то и много можно разглядеть. Да и не надо. Она и так помнит, что её глаза серые и большие. Но в прошлый раз они были уже и... Хм, и вся её внешность тогда была совершенно иной. Только в голове как и сегодня настойчиво возился вопрос о смысле жизни... Карьера, успех, прогресс, цивилизация и прочие иллюзии ей и тогда были чужды... Стоп, что это за мысли? Карьера, успех, прогресс, цивилизация всё это очень важно. Когда-нибудь человечество станет таким всемогущим, что сможет победить старение и смерть, сможет обеспечить каждого человека всем ему необходимым - и не будет повода одному человеку убивать другого. Да, но если не будет смерти, а число людей будет увеличиваться, то хватит ли места на всех? А, для могучего человека это не проблема - он расселится по другим планетам, подходящим для жизни. Если таких не найдётся, построит их сам, ведь строит же человек дома для себя! Но что-то её душе не нравилось в этом восхвалении прогресса, в этой всеобщей утопии о благом будущем человечества, достигнутом благодаря науке. Все верили в эту сказку, она была очень популярна. Но чего-то в ней не хватало. А, для полной картины земного рая там не хватало счастливой любви! А именно, взаимной. И сейчас трудно встретить такую любовь. А что же будет тогда? Вот если человек сможет управлять любовью, заставить её приходить и уходить по его воле... А что, это же замечательная идея! Сейчас человек может запланировать семью, детей, но не властен над любовью. А вот если сможет запланировать любовь, чтоб любить ровно столько, сколько хочет, того, кто ему по нраву... Нет, в таком деле, как и в обзаведении ребёнком, потребуется согласие обоих родителей... тьфу, обоих, желающих стать влюблёнными. Они побудут друг с другом ровно столько, сколько им будет угодно. Они оба будут счастливы. Допустим, слопают таблетку или сделают укол - и оба уже влюблены, оба уже счастливы...
Откуда-то в её душе появилась тревога. Та быстро разрослась, заполнила всю её душу. Нет, и тогда человек не будет счастлив! Если человек подчинит себе любовь, он уже не сможет жить! И мир не сможет! И вселенная погибнет! Тьфу, что за бредовые мысли! Человек всего-навсего подчинит себе любовь, это лишь вопрос времени, а вселенной-то с чего гибнуть? Даже если вселенной так нужна любовь, это чувство не исчезнет, оно просто будет приходить тогда, когда его позовёт человек, и уходить по его воле. Сколько страданий вынесли люди разных эпох только от того, что любовь своевольна! А тут... но почему же сердцу так больно, так плохо от этой гениальной мысли?
Потому что вселенная погибнет без настоящей любви...
Пустота исчезла. Вместо неё в душе пронёсся целый ураган чувств. "Любовь, вот что самое важное в жизни!" - кричала душа. А ум ворчал: "Но это из-за неё столько горя в мире!".
В одном человеке столкнулись два мнения, две мысли, терзавшие человечество на протяжении многих веков и тысячелетий... многих тысячелетий? Что за ерунда? Человечество живёт не так уж давно! То, что оно живёт много тысячелетий, а то и несколько цивилизаций - всё это плод чьего-то больного ума! Что вообще должно быть с головой человека, который говорит подобную чепуху? Много тысячелетий! Несколько цивилизаций! Несколько жизней! Несколько концов света! Несколько обновлений мира! По таким людям психушка плачет, не иначе! Они не смогут доказать, что человечество когда-то здесь уже жило. Потому что нет ни единого следа былых цивилизаций. Есть только слова о том, что это, возможно, было. Могут ли эти слова, эта мысль об исчезнувших цивилизациях, быть следом? Нет, она, человек двадцать первого века, ни за что не поверит в это! Чтоб она поверила, ей нужно в лицо сунуть доказательство существования более ранних цивилизаций, а так же причину, по которой те цивилизации исчезли. Спрашивается, а для чего девушке всё это? Разве в открытии прошлого смысл её жизни?
Из груди вырвалось тихое:
- Акио. Алексантр.
Ну вот, до чего одиночество доводит: нормальная трезвомыслящая девушка всего за один вечер превращается в сумасшедшую!
Тело поссорилось с душой. Из души рвались какие-то слова. Долго, упорно они прорывались. И наконец прозвучали в тёмной комнате:
- Последний влюблённый Земли.
О, а может ей нужно писать романы? Не, тут скорее уж научная фантастика. Хотя... научная фантастика она вроде как о благе развития науки, а ей, наоборот, хочется сесть и написать нечто против прогресса. Почему ей всегда не нравилось слово "прогресс"? Он же для блага человечества! Для блага ли? Ведь Акио и Алексантр...
Может, пора уже ложиться спать? Увидеть красивый сон или забыться до утра...
Девушка легла в холодную кровать, поёжилась...
Вот бы можно было заказать себе сон! Хм, а чтобы она тогда выбрала?
Земля, два миллиона лет назад. Столица Арсвета Асварилл. И, конечно же, Алексантр! Акио так хочется вновь увидеть его лицо! Хотя бы на мгновение!
Сил на борьбу со своими мыслями не осталось. Измученная девушка провалилась в сон.

...Небо тускнело. Солнце только что спряталось. Девушка стояла у окна в полутёмной комнате и смотрела из-за туманной занавески на город. В тёмно-карих глазах застыла печаль. В душе свернулась в комочек пустота. Жизни нет. У Акио никогда её не было... И не будет! Она почему-то уверена в этом...

Большая тёплая ладонь легла на моё плечо.
- Акио, почему ты всё ещё дома?!
Я узнала голос Алексантра, своего начальника. И равнодушно ответила:
- Прекрасна жизнь в Арсвете, но мертва... умер Арсвет!
- Акио, ты, случаем, не заболела?!
Обернувшись я увидела изумление в его светло-серых глазах. Впервые в лице учёного было что-то кроме серьёзности и задумчивости.
- Мы - самая могущественная цивилизация Земли! Мы преодолели старение! Мы победили смерть! А ты говоришь, что...
- И для чего вы это сделали?..
Вообще, мне не следовало говорить ему что-то подобное. Он, один из ста самых лучших учёных Земли, много усилий вложил в то, чтобы человечество смогло победить смерть. И мне, родившейся после этой победы, вместе с даром рождения был поднесён дар вечной жизни. А я просила их об этом?! Когда ещё люди были смертны, у них было к чему стремится. К этой победе. И само стремление скрашивало не одну жизнь. А нам, детям новой эпохи, не к чему стремится! Человек двадцать, моих ровесников или младше меня, пытались встряхнуть этот застывший приторно-благополучный мир. Они несколько лет нарушали спокойствие простых людей, а потом исчезли. Думаю, им помогли исчезнуть. И мир опять застыл.
- Акио, как тебе не стыдно! - рассердился Алексантр, - Для тебя все блага, а ты... Ты забыла, что люди на протяжении веков мечтали о том, что так легко досталось тебе?
- Нет, я помню. И завидую им, жившим до меня.
- Им? - мужчина убрал руку с моего плеча, - Этим слабым глупцам, едва не разрушившим свою планету? Им, которые убивали друг друга из-за какой-то ерунды?
- У них была забавная жизнь...
Учёный затрясся от негодования:
- Неблагодарный ребёнок!
- Мне уже пятнадцать. По закону я уже взрослая.
- По сравнению со мной, ты младенец.
Угу, ты меня старше лет на триста-четыреста. Занудный старикан. Хотя на вид тебе дашь не больше двадцати двух.
- Слушай, Алексантр, я давно хочу у тебя спросить... что такое любовь? Ко мне она ещё не приходила, а вот ты должен был встречаться с ней много раз...
Казалось, его лицо на несколько секунд окаменело.
- Алексантр, расскажи! Ты же встречался с нею раньше!
Ненадолго его серые глаза опустели. Я смотрела на этого статного, высокого, крепкого, красивого мужчину, в котором ещё несколько мгновений назад ключом била жизнь, и с ужасом понимала, что в нём уже нет жизни: в его душе только пустота. Она давно поселилась там, но умело скрывала своё присутствие. Похоже, даже сам мужчина не осознавал её присутствия. А может, не хотел осознавать.
- Любовь приходит незваной, открывает тебе океан счастья или горя и уходит, когда захочет.
- И ею никак нельзя управлять?
Он стряхнул с плеча за спину прядку длинных светло-русых волос, выбившуюся из хвоста.
- Иногда можно, но эта сила слишком своевольная... Я бы всё отдал, чтобы приручить её, заставить покориться моей воле...
Некоторое время он молчал. Затем глаза Алексантра зажглись каким-то особым, яростным светом.
- Пожалуй, я бы мог попробовать, - сказал учёный и самоуверенно усмехнулся.
В тот миг ощущение надвигающейся катастрофы захлестнуло меня и едва не утопило под собой. Дыхание моё сбилось, ноги внезапно ослабели. Я упала на колени, плохо понимая, что со мной.
Катастрофа была близко...
Мужчина что-то говорил мне. Казалось, его голос доходит откуда-то издалека.
Мне вдруг примерещилось, что я одна, а вокруг меня темнота и пустота. Жуткое ощущение одиночества и холода. И страстное желание вырваться из этого ужасного места. Неожиданно около меня появилась искорка. Или... что-то похожее на звёздочку. Звезды большие, но эта уместилась бы в моих ладонях. И как только она появилась, как заполнила всё вокруг благодатным теплом. И так же быстро как появилась, искорка пропала. Откуда-то пришла уверенность, что теперь навеки вокруг меня будет пустота и темнота... если я вообще выживу: в таком месте жить очень трудно!
- Акио! Акио!
Казалось, что сначала из темноты появился Алексантр, а потом и привычный и поднадоевший мне мир, с моей большой и пустой квартирой. Я посмотрела на взволнованное лицо Алексантра. Я ощутила тепло его ладони, лежащей на моем плече, тепло ладони, коснувшейся моей щеки. Впервые что-то нарушило мой покой, потрясло меня. Впервые кого-то волновало моё состояние. Пожалуй, как бы ни были неприятны потрясения, они сладки тем, что дают ощутить внимание и поддержку со стороны...
Интересно, чтобы бы я ощутила, смотря на него, будь он мужчиной, которого я люблю?
- Что-то у тебя вид нездоровый. Ты не выспалась?
- Я вообще не спала...
- Сон полезен для здоровья, Акио! - мягко упрекнул он меня и убрал ладони.
- А на что мне здоровье?
Учёный недоумённо посмотрел на меня. Тихо добавляю:
- Я не могу спать. Да и не хочу. Ничего не хочу...
- Тебе сейчас же нужно принять лекарство! Где твоя аптечка?
Грустно улыбаюсь:
- Лекарства на меня уже не действуют. Мне почему-то кажется, что проблема не во мне, а где-то извне... Может, что-то случилось с сердцем этого мира и я это чувствую?
- Человек - сердце этого мира, этой вселенной! - сердито возразил Алексантр.
- Так ли это?
Мужчина сделал несколько кругов по комнате - молча наблюдала за его безучастным и задумчивым лицом - потом подошёл ко мне.
- Пожалуй, ты права... нужно как-то встряхнуть этот мир... и людей... я обязательно придумаю, как это сделать!
Так лучше... это нужно... Но почему ощущение нависшей катастрофы сдавливает грудь?..

Через пару месяцев мы встретились на собрании главных учёных Арсвета. Едва я взглянула на лицо Алексантра, как у меня появилась странная мысль: "оно будто бы светится изнутри". Значит, мужчина что-то придумал. Хорошо. Но... отчего болит моя душа?
Мы расселись полукругом. Обменялись приветственным "Эру!". Некоторое время молчали, обдумывая, с чего начать. Алексантр поднял правую руку. Серебристо-голубой браслет на её запястье засветился - и на его ладони появился шар из красного тумана - учёный сообщал, что у него появилась какая-то идея и просил его выслушать. Почти все подняли правые руки - заблестели широкие серебристо-черные браслеты на запястьях, а на ладонях появились синие или белые шары. Кто-то попросил начать. Кто-то намекнул, что у него и самого есть желание кое о чём сказать, но так уж и быть, пусть первым выскажется Алексантр.
- Я придумал, как сделать всех людей Земли счастливее, - проговорил учёный, довольно улыбаясь.
Все синие шары стали белыми - всем стало интересно, что же он придумал, затем шары из сгустков тумана и вовсе исчезли, браслеты потускнели и руки опустись. В зале собраний стало очень тихо. Двести двадцать три пары глаз с интересом смотрели на Алексантра.
- Мы давно выяснили, как влияет любовь на организм и психическое состояние человека, какие вещества появляются под воздействием любви. А так же собрали массу любопытных сведений о ней. Я предлагаю создать комплекс веществ, который поможет как создавать это чувство, так и убирать его. Мы все будем влюбляться, когда захотим, в кого захотим, насколько захотим. Когда нам приестся - мы с лёгкостью и без каких-либо последствий избавимся от любви.
- А если один из двоих не захочет разлюбить, что тогда? - вырвалось у меня.
Мужчина недовольно посмотрел на меня.
- Акио, но это же глупо: продолжать любить кого-то, кому твоя любовь не нужна, в то время как ты за несколько секунд или минут сможешь разлюбить его и полюбить другого, кому твоя любовь будет нужна!
- Если так, то ты не любовь нам предлагаешь, а какой-то обман, всего лишь красивую иллюзию!
У него надолго пропал дар речи. Все учёные единодушно подняли руки - на их ладонях зажглись зелёные шары - знак негодования и просьба помолчать. Разумеется, молчать просили меня, но что-то во мне вскипело, забурлило и рассердилось. Кричу:
- Ну и играйтесь со своими иллюзиями, обманывайте самих себя, сколько вашей душе угодно. А я не хочу!
- И это я слышу от девчонки, которая ни разу не любила?! - от негодования у Алексантра прорезался голос.
- И что? - мне казалось, я сейчас лопну от злости.
- Если бы ты как следует вкусила любовь без взаимности...
- По-моему и она даёт мгновения счастья. Просто люди ими не пользуются...
Шары стали ядовито-оранжевыми - меня попросили на время покинуть зал. Что ж, я уйду! Не хочу общаться с этими безумцами!
Я величественно поднялась и гордо пошла к выходу.
Катастрофа стояла около меня и смотрела на меня холодным и пустым взглядом...
Ох, что же это со мной творится в последние месяцы?! Неужели, это я схожу с ума?! Но... может, забвение - самое лучшее из существующего в мире? Потому что забывшись, я перестану испытывать душевную боль...
Железная птица опустилась около меня. Я медленно забралась на её спину - обычно же с лёгкостью вскакивала - и со вздохом опустилась в удобное кресло. Выскочили из спинки две ленты. Они мягко и бережно прицепили меня к креслу. Я нетерпеливо забарабанила пальцами по рукояти и отдала моей летательной машине мысленный приказ подняться над городом. Три или четыре удара сердца - и вот железная птица уже зависла над столицей Арсвета. Высоченные дома на несколько сотен этажей, казалось, замерли у моих ног, в нескольких метрах от дна железной птицы. Голубое небо надо мной. Ни единого облака. Солнечный свет такой яркий и горячий, что невозможно смотреть на него. А внизу солнечные лучи играют на стенах и крышах домов... как солнечный луч играет на гранях матово-белых, бледно-сиреневых, серых и васильково-синих и ультрамариновых кристаллах... или же как солнечный луч, пляшущий по бокам разнообразных кусочков льда... мой родной город, столица Арсвета, Асварилл. Мой прекрасный, холодный и безучастный к людской душе Арсвет... Я привыкла к вам, но... как же я ненавижу вас! За ваше равнодушие! За вашу ложь! За те иллюзии, которые вы мне навязываете с момента моего рождения! Вы утверждаете, будто вы лучше меня знаете, что для меня хорошо! Я ненавижу вас! О, как я ненавижу вас! Как я завидую людям прежних эпох. Их жизнь была очень сложна, мучительна, часто глупа, болезненно бессмысленна и быстротечна... но у них и была она, эта самая, настоящая жизнь! Я безумно завидую вам, люди прошлого, но... я не в силах вернуть это прошлое, не в состоянии сама вернуться туда... впереди у меня пустое серое безрадостное будущее... о, как я устала от всего моего существования, всех бредовых мыслей, которые посещают меня последние годы! Душа моя, что ж ты так неспокойна, скажи! Рай на Земле... тот самый Рай, о котором мечтали многие поколения людей. Торжество человеческого ума! Могущество науки! Ад... это тот самый ад, которого так боялись прежние поколения. Но они-то хоть верили, будто ад может ждать их после смерти. А у нас... ад при жизни... и никакого света... и никакой надежды... и нет ни капли утешения!
Любовь... смогла бы ты изменить этот мир? Ну, хотя бы тот его кусочек, в котором я живу? Хотя бы на мгновение, прошу! Нет, я всей моей душой умоляю тебя! Хотя бы на миг... подари мне ощущение жизни... я даже не прошу взаимности... только несколько мгновений счастья... просто смотреть на кого-то влюблёнными глазами... радоваться каждому его взгляду, брошенному на меня, каждой его улыбке, каждому его слову, обращённому ко мне. Как я хочу узнать, каково это!
Но она не ответила мне... Да и как любовь могла дать мне ответ? Может, просто не хотела говорить с глупой девчонкой...
Асварилл да и весь Арсвет молчали... душе стало так больно и одиноко, что я заплакала. Впервые в жизни плакала... Впервые ощутила солёный вкус слёз, размазанных по лицу и попавших на мои губы.
Пожалуй, я не жизни боюсь... я больше всего боюсь равнодушия и безучастности этого мира и этих людей ко мне...
Я уже плохо контролировала свои мысли, свои действия... последними в сознании мелькнули возмущённый писк системы птицы, приближающаяся зеркальная стена... отразившаяся в ней птица и я... боль... море боли... и благодатное забвение...

Алексантр сидел в своей комнате, читая текст с экрана. Я обошла вокруг кресла учёного, заглянула через его плечо на монитор. Мужчина меня не заметил. Он уже начал исследование по изготовлению своего "чудесного" вещества. Интересно, почему это человек, испытавший когда-то любовь, так несчастен? Почёму врёт самому себе, будто что-то может заменить настоящую любовь?
Монитор потемнел. Текст исчез. Появилось встревоженное лицо моего помощника.
- Акио... она... разбилась... то ли в птице была неисправность, то ли Акио нарочно направила её на стену...
Парень отодвинулся, показывая покорёженную птицу, забрызганную кровью и... что-то ужасное... когда-то бывшее моим цветущим здоровым телом...
Алексантр вскочил и бросился из комнаты к "гнезду" своей птицы...

Небо... голубое-голубое... и лёгкие росчерки перьевых облаков... яркое солнце, чьи лучи проходят сквозь меня и ни капли не греют... верхушки домов Асварилла... как будто лёд нарезали на длинные кучки неправильной и правильной формы и разбрасали по земле... людей с такой высоты не видно... как будто столица опустела...
А что за домами?
Поднимаюсь ещё выше и вижу зелёные пятна за городом. Мгновение - и я в лесу, живущем своей собственной жизнью. Иду по земле, но не чувствую её. В общем-то мне всё равно, где находиться. Только у растений мне почему-то намного приятнее, чем в городе...
Почему я не могу исчезнуть окончательно? Я всё ещё не хочу уходить насовсем. Хочу понять, что же это такое, вечная сила под названием любовь. Она приходит к людям тысячелетиями. Только ко мне она ни разу не пришла...

Голос, доносящийся откуда-то издалека:
- Акио! Акио! Приди в себя!
А есть ли, куда возвращаться?
Искра интереса. Мгновение - и я стою в какой-то комнате. В центре белый каменный стол, на котором распростёрто тело... Они уже срастили кости, восстановили мышцы, зашили кожу... в общем, это уже тело. Шрамы ещё не сошли. Всё ещё остаются следы лекарств, восстанавливающих жидкостей. Всё ещё соединены с телом трубки. По трубкам бегут кислород, восстанавливающие жидкости, вещества придающие сил. Тело неподвижно, словно каменное.
А, вот и Алексантр, стоит около моей головы. Зовёт меня... а я не хочу возвращаться...

Горы с заснеженными вершинами. Садится солнце. На какие-то мгновений кажется, будто снег на горах становится красным. Красиво... пожалуй, природный мир красивее, чем искусственный...

- Очнись, Акио! Акио!!!
Не хочу. Тот мир, те иллюзии, которые он мне предлагает, мне противны. И твоя искусственная ложная "любовь" мне не нравится...

Чёрное небо, усыпанное множеством звёзд. Ночь, когда звёзды то и дело падают. Люди прошлых эпох верили, что если увидеть падающую звезду и загадать желание - оно сбудется.
Ах, как прекрасно звёздное небо! Веками люди любовались им. Наверное, и впредь не перестанут любоваться... по-моему оно куда прекраснее, чем все человеческие иллюзии, скопившиеся за тысячелетия...

- Акио, ты - идиотка!
Возможно, Алексантр... да, пожалуй, ты прав...

Снега, снега... Место, где всё время царит зима... и есть в этом месте что-то особое, по-своему красивое... почему я пятнадцать лет провела в столице и ни разу не выбиралась куда-нибудь на природу?..

- Ну, почему?! Почему, Акио?! Наука спасла тебя, полностью восстановила твоё тело...
Почему наука не думает, что душу тоже надо спасать? Может, её, душу-то, и нужно спасать в первую очередь...

Пальмы, море, белый песок, такие красивые рыбки разных форм и расцветок... Земля моя, а ты, оказывается, прекрасна! Я не устаю смотреть на тебя, любоваться тобою... а в город возвращаться не хочу...
Странно, почему мне вдруг стало так грустно?
Потому, что я чувствую: где-то другая душа плачет... из-за меня... мне-то самой всё равно, что со мной... Живи я в иной эпохе, у меня были бы родители, вот они-то и плакали бы из-за меня... ну, хотя бы мама - мамы плачут чаще... но у меня родителей нет. В том, прошлом, понимании этого слова. Просто два разных человека согласились дать свои клетки, чтоб в лаборатории из них вырастили другого человека... Алексантру понадобился ещё один помощник... вообще-то, учёный хотел помощника-мальчишку, но что-то там случилось... то ли механизм какой сломался, то ли забитая природа один раз возмущённо возроптала... то ли просто кто-то из учёных, будучи усталым или очень расстроенным, что-то напутал появилась девчонка... ей дали жить...
Так кто же страдает из-за меня?
Тёмная комната. Разбросанные вещи. Сломанные и разбитые вещи. Посреди этого хаоса стоит и плачет Алексантр.
- Ну, почему? - тихо произносит мужчина, - Я только недавно сумел успокоиться окончательно... я даже смог забыть... а ты нарушила мой покой, Акио! Ты посмеялась надо всем, к чему я стремился всю мою жизнь! Ты посмеялась над тем, к чему стремились сотни, тысячи, миллионы людей! Ты презрела все наши достижения! Наши науки! Наш прогресс! Наш прекрасный и могущественный Арсвет! Почему, Акио?! Почему?!
Я встала прямо перед ним и попыталась сказать, что мне не нужны ни Асварилл, ни Арсвет. И что никакие человеческие достижения мне не нужны. Мне нужна любовь. Без неё я не могу жить. Без неё никто не может жить. Ну, может и проживёт сколько-то, но вечность без любви человек не перенесёт.
Но я не смогла ничего сказать. Ничего не объяснила ему. Просто смотрела, как он страдает и сама страдала. Но мужчина не видел меня. Он и не подозревал о моей боли.
Успокоившись, Алексантр сердито произнёс:
- Я выполню моё желание! Я подчиню себе любовь. Полюблю кого-то взаимно и буду счастлив. Я забуду тебя, глупая девчонка! Хочешь - возвращайся к жизни. Хочешь - уходи насовсем. Мне всё равно. Больше никогда я не буду плакать из-за кого-то. Я буду счастлив! Назло вам всем буду счастлив! Однажды той, которую я полюблю, надоест моя любовь. Я полюблю другую. Но страдать больше не буду!
Я ушла от него... Всего-то и могла, что уйти... он даже не заметил...

Любуюсь рассветом с какого-то холма. У меня всё ещё нет решимости уйти насовсем. Потому что в этом мире осталось кое-что, чего мне очень хочется.
Слова родились где-то внутри меня, согрев необычным светом:
"Ты зовёшь меня, Акио. Я слышу. Всё слышу. И часто откликаюсь. Вы благодарите меня. Иногда. А потом начинаете проклинать. Требуете, чтоб ушла. Сами мучаете себя и друг друга, но веками утверждаете, будто я вас мучаю. Я жду. Надеюсь. Верю. Потом, когда мне становится слишком больно, я ухожу от вас. Вы думаете, будто мне нравится вас мучить. Но почему вы не желаете понять, что мне тоже больно, когда вы друг друга мучаете, когда мне приходится уйти? Почему вы не понимаете, что я тоже хочу быть нужной?"
Здравствуй, Любовь. Наконец-то я могу поговорить с тобой.
"Я всегда говорю с вами. Услышьте же меня! Услышьте!"
Видишь, я как и многие иные, совсем не понимаю тебя... впрочем, не буду говорить за других. Это только наш разговор, мой и твой. Как ты, Любовь?
"Мне очень плохо. Алексантр сделал иллюзию, о которой мечтал. Эта иллюзия быстро стала популярной. И я теперь никому не нужна"
Ты мне нужна.
"Акио, ты последняя, кому я нужна"
Я всё ещё могу вернуться... но ты точно придёшь?
"Приду. Но Алексантр в плену своей иллюзии... и не хочет вырываться из неё"
То есть, ты будешь моей безответной любовью?..
"Прости, только так... ты всё ещё хочешь, чтобы я пришла?
Помолчав, отвечаю, что по-прежнему её жду.
"До встречи, Акио"
Надеюсь, до скорой встречи, Любовь...

Я проснулась в какой-то прохладной тёмной комнате. Полулёжа на какой-то неудобной каменной штуке, отдалённо напоминающей кресло. Потянулась, зевнула. И обнаружила, что одежды на мне нет. Бессовестные, холодно же! Даже тряпку дать пожалели. Жмоты! Лежу тут, прям как какая-то древняя статуя... С тряпкой было бы красивее... Так, где тут дверь? Тесно... Прямо клетка какая-то... ох, да тут что-то вроде стекла. Небось, оставили меня на память... для науки...
С досадой бью по преграде, отделяющей меня от мира... та рвётся, словно тонкая ткань. В глаза бьёт яркий свет. Зажмуриваюсь. Выжидаю. Открываю глаза. Вокруг огромное помещение. Пустое. Вау, как мои волосы отрасли! Уже спускаются чуть ниже колен! Сколько же времени я не приходила в сознание? О, и следов от многочисленных шрамов в уже не осталось. Только красивая здоровая нежная кожа...
Пусть и не сразу, смогла подобрать код к двери. И вышла в длинный широкий коридор. Медленно двинулась вправо.
Настроение было какое-то особенное, приятное. На душе тепло и лёгкость. Хотелось улыбаться, смеяться, кружиться, пробежаться.
Что и сделала. Пронеслась до поворота коридора. Смеясь, завернула... и столкнулась с Алексантром. Мы упали на пол, торопливо сели, посмотрели друг на друга и изумлённо застыли.
Мужчина всё ещё собирал волосы в хвост у шеи. По-прежнему носил бордовую рубашку, обтягивающую мускулистое тело. Полы этой рубашки были примерно до колен. В разрезы виднелись ноги, обтянутые в чёрные штаны. Хм, его стиль так и не изменился. Хотя сам учёный стал выглядеть как-то красивее... и сердце моё почему-то забилось так странно...
- Здравствуй, Алексантр!
- А... Акио? - потрясённо выдохнул он.
- Да, я, - улыбаюсь.
Учёный какое-то время потрясённо разглядывал меня, потом, спохватившись, снял рубашку и кинул мне:
- Оденься.
Я вспомнила, что меня ничего кроме волос не прикрывает, схватила рубашку и торопливо надела. Хм, ноги превосходно виднеются сквозь вырезы в нижней части рубашки... мужчина задумчиво созерцал мои ноги, потом отвёл взгляд. Штанами так и не поделился, жмот. Знаю же, что у него и нижние штаны есть, до колен. Но ему, похоже, не хочется ходить в одних нижних штанах. Жадина. Но такой красивый...
Стены внезапно окрасились в ярко оранжевый цвет. Кое-где секундой спустя появились тонкие светло-оранжевые полосы. Миг - и к стенам вернулся их прежний тусклый серебристо-синий цвет.
- Опять! - сквозь зубы выдохнул Алексантр, вскакивая с пола.
- Что такое?
- Очередное землетрясение.
- Да их же уже несколько веков не было!
Он мрачно посмотрел на меня и неохотно пояснил:
- Лет пять назад, до тех пор, как ты разбилась, их не было.
- Что случилось с Землёй?
- Если б мы знали! Ну, мне пора: меня жена ждёт, - развернувшись, он быстро ушёл.
Я смотрела ему вслед, и отчего-то мне было так больно, что хотелось умереть. Или хотя бы расплакаться. Или ударить его. Так вот ты какая, безответная любовь. Сладкая и горькая одновременно. И всё-таки ты откликнулась на мою просьбу и пришла ко мне...

Прошло около двадцати лет. Мучительных, тоскливых... и всё-таки бывали среди грустных дней счастливые. Дни, когда я случайно встречалась с Алексантром. Дни, когда мне удавалось взглянуть на него издалека. Побыть около него. Обменяться улыбкой. Заговорить. Была несколько счастливых недель, когда он расставался с очередной женой. Но он всегда находил другую...
Боль. Сладость. Тоска. Надежда. Свет. Темнота. Счастье. Пустота. Вера. Отчаяние. Любовь. Эти и другие противоположные чувства и состояния то и дело сменяли друг друга. Теперь я жила. Теперь Арсвет, Асварилл не казались мне столь ужасными, как раньше. Я частенько уходила из города в мир природы, бродила в гордом одиночестве, любовалась видами, слушала пенье разных птиц, вдыхала аромат разнообразных цветов... иногда приходила в царство снега... частенько любовалась звёздным небом, прежде чем уснуть. Встречала рассветы и закаты в мире природы...
Как-то раз я уловила что-то новое в пении птиц. Вернувшись, разыскала старинные тексты о сочинении музыки. Я была первой из людей моей эпохи, кто смог написать новую мелодию... Странно, что последние века не было ни композиторов, ни художников, ни писателей, ни каких-либо мастеров. А вот в прежних эпохах их встречалось много. Конечно, не настолько, чтоб их было больше людей, которые не могли ничего творить. Потом мне захотелось рисовать. Затем что-то мастерить. Люди с недоумением смотрели на меня, единственного творца новой эпохи. Впрочем, спустя некоторое время они привыкли. Интересовались моими творениями. Перестали удивляться моему частому желанию бродить вне города в одиночестве. Пожалуй, я бы и вовсе перестала помогать Алексантру, но не хотела терять такую хорошую возможность встречаться с ним почаще.
Вообще-то, мне не раз предлагали вкусить иллюзию, которую все вокруг считали любовью. Но я отказывалась. Врала, что все предлагавшие мне не нравятся. Или отвратительно вела себя. Некоторые уходили сразу, некоторые задерживались на более долгий срок. Алексантр ни разу не предложил мне стать очередной его женой...
В последние годы участились стихийные бедствия. И порой людям не удавалось быстро с ними справиться. Вначале люди удивлялись этой напасти, потом привыкли. Потом стихия стала сильнее - и начала уносить с собою человеческие жизни. Люди посердились, поворчали... и привыкли. Стали случаться самоубийства. Одно. Семь. Двенадцать. Тринадцать. Двадцать три. Сорок пять. Сорок девять. Кого-то успевали спасти, кого-то - нет. Со временем и к этому привыкли.
Однажды я с удивлением поняла, что во всём мире остался один единственный человек, любивший по-настоящему. Я. Мне стало как-то не по себе. Потом стало всё равно. И лишь спустя двадцать лет, с того дня, как влюбилась, я устала любить, верить, надеяться и ждать. Не так уж и плохи были мужчины, интересовавшиеся мной. А любовь... её, конечно, жалко, но, похоже, что этот мир обойдётся без неё... она нам не нужна... и мне она тоже не нужна...
Я выбрала день, когда попробую иллюзию любви. Человека, вместе с которым буду наслаждаться искусственной любовью. Может, я даже выйду за него замуж. Прогуляюсь с ним в каком-нибудь прекрасном месте далеко от города...
Осталась неделя до выбранной даты. Шесть ночей я не спала. В последнюю ночь уснула как убитая, упав на пол у окна... Мне приснилось какое-то ужасное место. Тёмное, холодное. Я искала выход, но не нашла. Упала без сил. Отчаянно закричала. Заплакала. И проснулась от каких-то ужасных звуков. Что-то трещало. Дом жутко трясло. Свет не включался. Я не смогла выбраться в "гнездо" моей железной птицы. Долго металась, искала выход. И наконец поняла, что выхода нет. Я замурована в этом ледяном доме...
Едва стало светать, я бросилась к окну. Светало... и проступали страшные картины разрушающегося Асварилла... его помятые здания... сломанные здания... где-то были видны безжизненные тела... в этот раз планета как будто взбунтовалась...
К полудню толчки стихли. Солнце смеялось над мёртвым городом.
Мне удалось открыть одно из окон. Неестественная тишина резанула по ушам.
О, только бы хоть кто-то, хотя бы один человек нарушил эту тишину!
Но нет, не появилось ни единого звука... на весь город остался один-единственный живой человек... я... о, а как же мой любимый? Сердце болезненно сжалось.
Может... он не погиб? Просто как и я замурован в каком-то из зданий? Нужно выбраться отсюда, поискать... сумасшедшая, есть ли выход?..
Несколько часов я металась по комнатам, лихорадочно придумывая, как мне выбраться...
Наконец придумала. Взяла каменную чашу с бактериями-уборщиками. И попросила проесть стену. Бактерии не поверили, что стена - это мусор, от которого им нужно избавиться, и продолжали валяться в чаше - все вместе они напоминали комок влажной слипшейся земли. До чего их старательно учили, аж тошно! Я ругала их - ноль реакции, умоляла - ничего. Издёргавшись, заплакала. Комок встревоженно зашевелился, заёрзал в чашке. Тогда я ласково попросила их. И, о чудо, комок перебрался через стенку чаши, упал на пол и растворился в воздухе. И минуты не прошло, как в стене, ведущей к "гнезду" стала образовываться дыра. Минут через десять-двадцать я уже пролезала через дыру приличного размера, прижимая к груди чашу, на которой устало трепыхался обожравшийся чёрный комок. Впрочем, стоит мне попросить как следует - и выяснится, что не так уж эти бактерии и сыты.
К счастью, птица была цела. "Гнездо" не открывалось, но бактерии-уборщики живо откликнулись на мою просьбу о помощи. Минуты две - и от одной из стен ничего не осталось.
Я летала по разрушенному городу и видела только разрушение и тела погибших. Искала Алексантра в тех местах, где он обычно бывал... и не находила...
Вечером землетрясение повторилось. Я сидела в своей птице, зависшей над городом, смотрела на разрушающийся город и молча плакала... стемнело... я всё ещё была в кресле на спине птицы... бессонная ночь и столь красивое звёздное небо, что я уверилась в мысли: планета и вселенная издеваются над нами...
На рассвете чёрный комок, валявшийся на моих коленях, тихо сполз на спину птицы. Со спины скатился вниз. Бактерии начали очищать город от трупов... правда, некоторые тела они не трогали. Вначале думала, что они поедают тех, чьи тела наиболее пострадали, но понаблюдав немного, неожиданно поняла, что те, нетронутые, всё ещё живы. Разыскала аптечку, стала помогать раненым, вывозить их из города на природу. Кто-то пожелал мне помочь. Мы с трудом отыскали с десяток нетронутых птиц, новые аптечки. Восстанавливающие и заживляющие смеси. Но как бы мы ни старались, всё же понимали, что мы ничто перед разыгравшейся стихией... Люди, ещё недавно упивавшиеся своим могуществом, внезапно поняли, что не так уж они и сильны.
Несколько дней мы отыскивали живых. Точно знаю, что спасли тридцать - лично им помогала. Как там обстояли дела у других, не знаю. Наконец все живые покинули город. Осталась только я. Продолжала осматривать всё, куда только могла забраться. Боялась допустить хотя бы мысль, что Алексантр уже умер... Порой за мной возвращались, звали за собой. Говорили, что на планете остались места, где можно жить. Вне городов. Все города были разрушены. Говорили, что нашли какую-то технику, встретились с уцелевшими из других городов Арсвета. Я отказывалась идти с ними и продолжала поиски...
До того перетрудилась, гоняя свою птицу между развалин, над городом, что она сломалась. Упала. Хорошо хоть она упала с небольшой высоты - я отделалась ушибом ноги и лёгким испугом. А может, мне лучше было бы разбиться, упав с большой высоты...
Одна среди мёртвого разрушенного города... Одна среди ужасной гнетущей тишины...
Еды не было... силы кончались... нога болела... Но я твёрдо решила, что буду двигаться, пока есть силы. Буду звать моего любимого, пока могу кричать... голос садился... тело слабело... я шла между обломков, перелезала через те завалы, которые могла преодолеть... День... ночь... утро... полдня... после полудня я опять упала, но подняться уже не смогла. Смотрела как тучи закрывают небо... ощутила первые крупные капли дождя, стекающие по лицу... попыталась поймать несколько капель губами... и упала в пустоту... долгожданное забвение...

Она подступилась ко мне незаметно, заполнив темноту теплом.
"Держись, Акио!"
Прости любовь, я так больше не могу. Я хочу уйти насовсем...

Издалека донёсся чей-то голос:
- Акио! Акио! Держись, Акио!
Мне не хотелось возвращаться... не хотелось отвечать...

"Вернись, Акио!"
Не могу... этот мир обойдётся без меня! Сколько людей уже ушли насовсем - и ведь мир до сих пор существует. Человеком больше, человеком меньше, какая разница для вселенной? Для остальных людей?
"Вернись, прошу! Те, кто уцелел, очень хотят жить!"
Ну и пусть живут! Отстань от меня! То есть, не то, чтобы я тебя гоню... нет, я вовсе тебя не гоню! Просто я очень устала за пятнадцать лет без тебя, за двадцать лет без него... устала видеть, как сияет его лицо, когда он не со мной...
"Без тебя планета погибнет"
Почему именно без меня?
"Ты единственная, кто по-настоящему любит. Я тебе нужна - и я держусь. Я держусь - и планета держится"
Так только от того, что был один единственный влюблённый, планета не погибла?
"Да, ты одна помогла измученной планете держаться"
Так это тогда, когда я решила прогнать тебя... планета обессилела? И начались разрушенья?
"Именно"
Странно, всего одна лишь любовь и то без взаимности остановила разрушенье... человек ли - сердце мира, вселенной? Может, сердце этого мира - это любовь? И каждый влюблённый хоть на самую малость, хоть на чуть-чуть поддерживает этот мир, оберегает от гибели?

- Акио!!! Акио!!! Акио!!!

"Если ты умрёшь, то все спасшиеся, и Алексантр в том числе, уйдут за тобой"
Он... жив?
"Да"
Желание вернуться охватило меня. Ну и пусть любовь моя безответна! Главное, что мой любимый жив! Главное, увидеть улыбку на его лице! Обменяться с ним хотя бы парой фраз! И уже можно жить!

Телу было холодно в промокшей одежде, но чьи-то тёплые ладони держали мои руки...
Глубоко вдохнув, я открыла глаза. И увидела взволнованного Алексантра.
- Ты очнулась! Как я рад! - искренне произнёс мужчина, - Думал, что свихнусь в этом огромном мёртвом городе! Нашёл кое-где еду, воду. Смог продержаться несколько дней. Но так ужасно, когда ты один! И вдруг я услышал как где-то вдалеке кто-то зовёт меня... Узнал твой голос... Побежал к тебе так быстро, как мог... перебрался через те места, через которые раньше не сумел... упал... встал... побежал... твой голос звучал всё тише и тише... ты всё ещё была так далеко... я понял, что ты вот-вот замолчишь... сильно испугался... за тебя... за себя... ты неожиданно замолчала... всё ещё так далеко от меня...
- Так как же ты сумел найти меня?
- Да я и сам не знаю, почему побежал в эту сторону... нашёл тебя, тормошил, звал, но ты не отзывалась...
Пытаюсь встать, но ноги меня подвели. Упала бы, не подхвати меня любимый...
- Надо выбираться отсюда. И хорошо бы птицу найти...
- Отдохни, а я пока поищу еду, - предложил Алексантр.
- Ладно, - всё равно у меня сейчас не хватит сил на то, чтобы идти.
Прислоняюсь спиной к небольшому обломку. Учёный взбирается на большой завал, оглядывается. Осторожно спускается и скрывается за полуразрушенным домом. Я грустно смотрю на угол здания. Изменится ли что-то, если мы выберемся отсюда? Вряд ли. Да и выберемся ли мы без птицы из этого огромного города?.. Но мой любимый жив и мне не хочется думать о смерти...
Алексантр вернулся вечером, волоча за собой впечатляющих размеров ящик. На руках у учёного висело штук двадцать небольших коробок с питательными и восстанавливающими капсулами.
- Я притащил часть того, что ещё не начало портится. Всё бы не дотащил. Еды надолго не хватит. Найдём ли мы другую, неизвестно. Так что придётся долгое время есть только эти капсулы с противными на вкус смесями, - сообщил он, устало опускаясь на землю.
- Смеси так смеси...
Надо признаться, что еду он выбрал довольно-таки вкусную...
Наевшись, мы решили отдохнуть до утра, а завтра двинуться в путь. Куда пойти, чтоб побыстрее выбраться из города, мы не знали. Да и выберемся ли вообще... Сколько дней мы протянем?
- Питательных капсул хватит на сорок семь дней. Это если нормально питаться. Восстанавливающие лучше приберечь. Мало ли что... Вообще, можно дать тебе одну, чтоб твой ушиб прошёл.
Возражаю:
- Но мы можем попасть в ситуацию, когда нам эта капсула будет жизненно необходима!
- Верно...
Стемнело. Небо украсили звёзды. Я уже засыпала, когда Алексантр спросил:
- Но почему ты ходила по городу и звала именно меня?
Подумав, что может и не быть другого шанса сказать ему, я призналась:
- Потому что я люблю тебя.
- Но ты же ни разу не пробовала моё изобретение! - изумлённо произнёс мужчина.
- А ты, что... следил за мной?
Помявшись, он признался:
- Да, следил.
- Зачем?
Учёный долго молчал, потом ответил:
- Мне было досадно, что ты не желаешь испробовать моё изобретение, не хочешь признавать значимость науки. И я ждал, когда же передумаешь. Чтоб засмеяться тебе в лицо и сказать, что ты глупая девчонка.
- Дурак, я просто люблю тебя...
Он долго молчал. Когда совсем уже поверила то, что Алексантр уснул, мужчина тихо произнёс:
- Если хочешь, я попробую своё изобретение, чтобы полюбить тебя. Я... меня тронуло, что ты хотела меня спасти и искала вместо того, чтоб спасаться самой... я ведь правильно понял: у тебя была возможность выбраться одной?
- Да, ты правильно понял, - о том, сколько таких возможностей я не использовала, умолчала.
Не хочу выставлять себя героиней. Не хочу винить его. Не хочу, чтоб он чувствовал себя виноватым передо мной. Не хочу, чтоб он жалел меня. Я просто люблю его... для моего счастья хватит того, что он жив и может стать счастливым... хотя то, что он может быть счастливым без меня, причиняет мне сильную боль...
- А давно... ты меня любишь?
Поколебавшись, призналась:
- С того дня, как очнулась около двадцати лет назад, - о том, что ради любви к нему вернулась к жизни, промолчала.
- И тебе... - его голос дрогнул, - Не было больно? Ведь я не люблю тебя...
- Почему ты спрашиваешь? Ты и сам когда-то любил по-настоящему. Значит, тебе должны быть знакомы все мои чувства.
- Это было слишком больно... те мучения нельзя назвать настоящей любовью.
- Твоя иллюзия - вот, что нельзя назвать настоящей любовью.
- Даже если это только иллюзия, она всё равно делает людей счастливыми! - в его голосе появилась нотка гнева.
- Ага, они все стали настолько счастливыми, что десятками обрывают свою жизнь! - съязвила я, - Жили себе, жили, но с того самого года, как ты всех их осчастливил, они почему-то стали убивать себя... те, кого удалось спасти, почему-то не благодарили... слышала, кто-то из них впоследствии сошёл с ума, кто-то нашёл способ изувечить своё тело до того, чтоб его нельзя было восстановить, кто-то продолжал жить с унылой миной или приторно счастливым лицом, с которого смотрели пустые безжизненные глаза...
- Ты что... считаешь?.. - его голос дрожал.
Я обдумала то, что невольно сорвалось с моего языка... припомнила все истории о самоубийцах, сведения об их дальнейшей судьбе... вспомнила, когда люди начали убивать себя... это началось в разгар повального увлечения искусственной "любовью"! И тем не менее, я наверняка причинила учёному боль этими жестокими словами...
- Алексантр, прости... я не хотела...
- Ты опять посмеялась над тем, ради чего я живу! - он злился, очень сильно злился. Нет, он был в ярости.
- Алексантр...
- За что ты так жестока ко мне, Акио?! Я не люблю тебя... и всё же ты умудряешься причинить мне столько боли, как если бы я тебя любил! Вот как ты меня любишь, да?! Вот какая она, твоя настоящая любовь?! Вот какая она вообще, эта любовь!
- Не ругай любовь - она приходит, потому что хочет сделать нас счастливыми...
- И это... счастье?!
- Она хочет сделать нас счастливыми. Просто мы не понимаем её, оттого-то и причиняем боль друг другу, себя и ей!
Некоторое время мужчина молчал, потом растерянно спросил:
- Ты что... думаешь, будто и сама любовь может страдать? Будто у неё есть какая-то своя цель? Тьфу, будто она хочет, чтобы люди были счастливы?!
- А почему ты не веришь в это?
- Да потому, что всю мою жизнь я верил в другое! В науку! В прогресс!
- Ну и верь в свою чудесную науку! А я буду верить в то, во что хочу!
- Ты глупая, Акио.
- Как знать, может, это ты дурак?..
Алексантр шумно выдохнул. Шорох. И его крепкие пальцы сомкнулись на моей шее.
- Ненавижу тебя, Акио!
С трудом смогла сказать:
- Это лучше... чем врать... чем навязывать... мне... твою... проклятую... иллюзию...
- Я хочу убить тебя! - он едва сдерживался.
И планета погибнет вместе со мной... мой любимый тоже погибнет... по правде говоря, мне плевать на тех, кто выжил после землетрясений и других катастроф... но мне не хочется, чтобы он умер! Как остановить его? И можно ли? Наверняка, у меня не будет другого шанса сказать ему...
- Прости... за всё... я люблю тебя... и ничего не могу... с этим поделать...
Его пальцы дрогнули. И сжались ещё больше... я задыхалась...
Земля задрожала... что-то с хрустом упало недалеко от нас... похоже, эта планета всё-таки погибнет...
Что-то упало около нас... его пальцы разжались... мужчина отпустил меня... опять что-то упало... и вдруг Алексантр прикрыл меня собой от падающих кусков...

Я очнулась в своей комнате. Или правильнее сказать, проснулась? Россия. Пустая квартира. Моя комната. Всё это до боли знакомо. И я осталась прежней. Хотя... нет, что-то во мне определённо изменилось...
Слезла с кровати, подошла к зеркалу на дверке старого тёмного шкафа, взглянула на своё отражение. Обычная сероглазая и русоволосая девушка. Таких в моей стране очень много. Простое лицо, не лишённое миловидности. И глаза уже не карие... да что ж это со мной такое? Что за наваждение? Сегодняшним утром, вчерашним вечером? Неужели, я так много плакала и страдала из-за моей несчастной любви, что сошла с ума?
И всё-таки... любовь сама по себе это великолепное чувство. Хотя любовь моя не была взаимна, я иногда была счастлива, ловя взгляды любимого, слыша его голос, случайно встречаясь с ним, разговаривая о каких-то пустяках. Да, сама по себе любовь прекрасна. Это мы делаем её ужасной своим отношением, своим непониманием. Понимание любви... придумала же такое! Точно сумасшедшая! А если приглядеться к моему отражению... есть в моей внешности много сходств с Алексантром... Так, нужно срочно залезть в душ и выпустить на мою дурную голову побольше ледяной воды! Тогда-то мои мысли встанут на место!
Проснуться-то проснулась от холодной воды, но мысли о странном сне всё не шли у меня из головы.
Акио, ты хранила верность своей любви двадцать с чем-то лет. Я любила только полгода... нет, только месяц, один счастливейший и горестный месяц моей жизни. А потом я убивала любовь, жившую во мне. Она сопротивлялась, не желая умирать. Я отпускала её, давала ей передышку и снова начинала вырывать её из моего сердца. Это было так мучительно! Для меня... а, может быть, и для неё тоже... мне удалось убить её... в себе... и вместе с нею умерла какая-то частичка моей души... осталась пустота... только пустота и холод...
Я думала, будто ни мне, ни миру не нужна эта любовь. Я очень долго была уверена в этом, но этот сон, эта смелая девушка по имени Акио поколебали мою уверенность. Может, этому миру, моей планете и всей вселенной вообще важна и нужна даже та капля любви, которая на краткий миг поселилась во мне? Пусть это только капля... но все такие капли образуют море и благодаря нему существует жизнь на планете Земля... или даже вся эта вселенная... что если любовь, озаряющая нашу жизнь, и есть сердце мира?

Прости меня, Любовь.
Тебя в себе убила.
Прости меня, Любовь,
Свет жизни, её сила.

Прости за все удары,
Тебе что наносила,
За радостные дары:
Их в сердце погасила.

Прости меня, Любовь,
Полна я недоверья.
Прости меня, Любовь!
Средь веры и неверье.

Тебя я не признала,
И часто отрицала.
Я о приходе знала -
Душа то прорицала.

Прости меня, Любовь,
Опять к тебе взываю.
Прости меня, Любовь,
Ударив... призываю.

Прости, что позволяла,
В тебя швырять словами.
Другим же заявляла:
Я встречи жду меж нами.

Прости меня, Любовь.
Я мёртвой быть устала!
Прости меня, Любовь,
Что я такою стала!

Слёзы смешались с холодной водой, хлынули вниз... Я плакала долго, отчаянно... но потом мне стало легче.

Прости за все ошибки.
Когда-нибудь вернись!
Прости за эти пытки,
Что от меня пришлись!

Странно, что я обращаюсь к тебе, как к живой, думающей и чувствующей силе, Любовь. И всё-таки я верю, пусть на самую каплю, пусть в самой глубине моей души. Я верю, что ты услышишь мое обращение и всё поймёшь!
Но... я говорю только о себе. Так не годится!

Прекрасная Любовь!
Прошу хоть об одном:
О, навести же вновь
Людей, молюсь о ком.

Счастливой я бывала,
Согревшись их теплом.
Чтоб их ты навещала -
Вот я молюсь о чём!

Мне счастье подарили
На жизненном пути
Здесь или века назад...
Молю, путь их освети!

Если всё возможно, Любовь...
Не ждут иль ждут пускай,
Согрей их улыбкою, Любовь,
Всех, кто дарил мне рай!..

Пусть хоть на миг дарили,
Здесь иль сотни лет назад.
Но дверь мне отворили
В счастливый райский сад...

Вода стекала с моего тела... долго я наслаждалась холодными бодрящими струями... и вдруг душа моя успокоилась, заполнилась теплом. Откуда-то пришла уверенность: в моей душе больше не будет пустоты и холода: они навсегда оставили меня.
Спасибо тебе, Акио, ты подтолкнула меня к пониманию! Но что же случилось с тобой? На Земле уже нет твоего Асварилла, твоего Арсвета, твоего Алексантра! Более того, никто и не подозревает, что всё это когда-то было: время, а может и сама планета стёрли все их следы, все упоминания о них. Почему-то мне всё равно, что ни Асварилла, ни Арсвета больше нет. Мне жаль лишь Акио и Алексантра.
Где та вечная жизнь, которую получили люди Арсвета? Нету её. Значит и вас, если вы пережили ту ночь, больше нет... хотя планета всё ещё цела и так же зовётся Землёю. Может, вместе с Акио погибли лишь достижения прежней цивилизации? Может, Акио выжила и другие уцелевшие люди смогли выдержать? Арсвет исчез, но люди продолжали жить? Увы, я не знаю. Впрочем, меня это и не волнует. Мне грустно за Акио и её безответную любовь...

Прошло пятнадцать дней. На душе мне стало легко. Но тот сон всё не шёл у меня из головы... я думала о нём целыми днями... вот и в этот солнечный день весны до того погрузилась в свои мысли, что не заметила идущего мне на встречу человека. Он тоже меня не заметил. Мы налетели друг на друга. От неожиданности я ойкнула, а парень выронил стопку листов, которые нёс в руках. Я покачнула, не успевая сохранить равновесие, он подхватил меня. Наши взгляды встретились.
Карие глаза, немного уже чем у европейцев, другие черты лица... Он... в чём-то очень похож на Акио, отражение которой я видела в зеркале...
Незнакомец не отпускал меня, я не вырывалась. Казалось, прошла целая вечность пока мы смотрели друг другу в глаза... или же прошла целая вечность до того, как наши взгляды встретились...
Ветер неожиданно выскочил, цапнул валяющиеся листы, довольно зашуршал ими. Наваждение пропало так же неожиданно как и появилось.
- Простите! - тихо сказала я и только потом подумала, что он, возможно, совсем не понимает моего языка...
- Всё в порядке, - ответил парень без акцента.
- Но ваши листы...
- Заново отпечатаю. Всего-то делов...
Говорит так, словно давным-давно живёт здесь. А по лицу видно, что кто-то из его родителей с Востока. Пожалуй, незнакомец больше всего похож на японца.
Он присел, начал собирать листы. Я стала ему помогать. Собрала пять листов, посмотрела на строчку верхнего, потом на другую и изумлённо застыла...

"...Небо тускнело. Солнце только что спряталось. Девушка стояла у окна в полутёмной комнате и смотрела из-за туманной занавески на город. В тёмно-карих глазах застыла печаль. В душе свернулась в комочек пустота. Жизни нет. У Акио никогда её не было... И не будет! Она почему-то уверена в этом..."

- Не переживайте, я смогу заново сделать...
- Можно мне... прочитать? - поднимаю на него растерянный взгляд.
- Не думаю, что вам будет интересна эта история...
- Мне уже интересно: с первых прочитанных строк!
Мы встаём, внимательно изучаем лица друг друга.
- Правда, мне очень интересно!
- Ну, вы меня совсем засмущали... - незнакомец и в самом деле был смущён.
- Так это... ваша история?
- Да, я её написал.
- Давно?
- Дня три назад. Впрочем, она придумалась мне ещё пятнадцать дней назад... меня мучила бессонница и вдруг в моей голове родилась эта история... а почему вы спрашиваете?
Смотрю на стопку запачканных листов, которые он бережно прижимает к груди, потом на его лицо.
- Захотела и спросила.
- Разве это так важно?
- Для меня - да! - выпалила я, не задумываясь.
Ветер, у которого отобрали игрушку, сердито ухватился за концы моих волос, швырнул их мне в лицо. Недовольно убираю волосы. Ветер, будто устыдившись своего озорства, уползает прочь. А парню не страшен ветер - его волосы собраны в хвост, из которого выбиваются самые короткие непослушные пряди. Хм, у Алексантра волосы были намного длиннее...
Алексантр... Акио... такое чувство, будто потеряю что-то очень важное, если позволю этому парню уйти... надо задержать его! И есть только один способ.
- Так можно мне... прочесть?
- Они в грязи... как-то неловко давать их вам... - он смущённо потеребил уголок верхнего листа.
- Да я уже к ним прикасалась, когда поднимала с земли!
- И правда, прикасались... вы не торопитесь?
- Нет. А вы?
- На сегодня все дела уже сделал. Присядем где-нибудь?
- Может, вот там? - показываю на ближайшую скамейку в маленьком скверике.
- Хорошо.
Мы подошли к скамейке, сели. Не слишком-то и близко, но и не очень-то и далеко друг от друга. Парень разложил листы по порядку и протянул мне. Я положила сумочку около меня, приняла листы. И начала читать.
Его история... была как две капли воды похожа на мой сон! И обрывалась на том же месте: ночь, землетрясение и Алексантр прикрывает Акио собой. Переживут ли они ту ночь, не известно.
Вздыхаю. Поднимаю взор на автора истории. Тот внимательно смотрит на меня. Наверное, с того момента, как я приступила к чтению. С грустью спрашиваю:
- Почему всё так окончилось?
Он пожимает плечами. Несколько минут мы молча наблюдаем за бабочками на клумбе, расположенной напротив нашей скамейки.
- Вы могли бы дописать...
- Что? - парень поворачивается ко мне.
- Чем всё закончилось.
- Но я не знаю, - грустная улыбка.
- И как это понять? Арсвета и Асварилла больше нет, но планета Земля всё ещё цела... То ли достижения прежней цивилизации погибли со смертью Акио, то ли людям просто не хватило сих на то, чтоб всё восстановить и неумолимое время стёрло все упоминания о том, что случилось два миллиона лет назад?..
Незнакомец вздрогнул и взволнованно произнес:
- Но я же не написал, что всё это было на этой планете да ещё и два миллиона лет назад!
- Ну, мне просто так подумалось... - торопливо вставила я. Чуть помолчав добавила, - Забавное совпадение, верно?
Он кивнул. Какое-то время мы опять разглядывали клумбу, новых бабочек, прилетевших к первым и таким аппетитным цветам.
- Я - Акира, - неожиданно представился парень.
- Чем-то похоже на имя Акио!
Акира кивнул. И продолжал с надеждой смотреть на меня. Кажется, ему не хочется, чтобы мы просто так расстались. Почему-то мне тоже не хочется уходить. Хочется ещё раз встретится с этим человеком, которому придумалась та же история, что приснилась мне. Да ещё и в одну и ту же ночь!
С улыбкой представляюсь:
- Александра, - и изумлённо замираю.
Это же...
- Похоже на имя Алексантр, - с удивлением и даже некоторой толикой радости отметил парень.
- Да...
Мы ещё долго сидели молча. То встречались взглядами, то нарочито внимательно рассматривали сквер и клумбу напротив нас.
- Знаешь, я давно хотел сказать тебе...
Судя по моим часам - мы сидим тут не более двух часов.
Я удивлённо уставилась на него.
- Ну... я оговорился... - Акира сильно смутился, - Но вообще-то... сам не знаю почему... у меня такое чувство, будто я давно тебя знаю...
В тот миг подобное чувство появилось и у меня. Его глаза... совсем не серые, но такие знакомые... лицо другое, но что-то в нём прежнее, такое родное...
- А ещё мне почему-то кажется, будто я давно хотел тебе кое-что сказать, но почему-то успел... странно, да?
- Нет... - я протянула ладонь к его лицу, но когда уже вот-вот должна была коснуться его щеки, остановилась. Так и замерла.
Потому что неожиданно поняла...
Я его люблю!.. Я уже давно его люблю! Моего Алексантра!
Вот, очередной приступ сумасшествия. Сейчас он отведёт мою руку, встанет и навсегда уйдёт. Этот город большой. До сегодняшнего дня мы ни разу не встретились. Скорее всего, мы больше не увидимся в будущем...
- Я давно хотел сказать... ну, хотел сказать с того самого мгновения, как тебя увидел... увидев тебя опять, я наконец-то понял, что я... ох, что за бред я несу!.. - он порывисто сжал мои пальцы в своих ладонях, - Я люблю тебя! Пусть это странно, нелепо, неожиданно, бредово, но я...
- И я тебя люблю!
- Смотри, ещё одна сладкая парочка! - отметил откуда-то сбоку хриплый мужской голос.
- Судя по их реакции, они давно знакомы, но раскрыли свои чувства только сейчас... - мечтательно отметил женский голос.
Парочка пенсионеров, старик и старушка, бесцеремонно наблюдали за нами.
Я поспешно вырвала свою руку, подхватила сумочку и бросилась прочь...
Акира догнал меня. Судя по пустым рукам, он оставил свою историю на скамейке. Похоже, так не хотел меня отпускать, что совершенно забыл о тех листках.
- А наша история?..
- Наша история? - он недоумённо поднял брови.
- Ну, та, благодаря которой мы познакомились...
Парень оглянулся.
Любознательная бабулька торопливо семенила к брошенным листам. Дед, судя по всему, её муж, быстро шёл рядом и смущённо шептал, что, мол, читать чужое не хорошо. Вдруг там любовное письмо? Едва он это сказал, как в глазах пожилой женщины загорелось пламя интереса. Она быстро преодолела оставшийся отрезок пути, цепко схватила стопку грязных листов. Её муж посмотрел на нас и, виновато улыбнувшись, развёл руки в стороны.
- Я могу опять распечатать эту историю. Однако меня сейчас больше интересует другая история... - Акира серьёзно взглянул мне в глаза.
- Пожалуй, меня тоже больше всего интересует наша новая история, - призналась я.
- Наша новая история? - недоумённо переспросил он.
- А может, просто история. Первая. Или, быть может, не первая. Но самое важное, чтоб это была наша история.
Парень счастливо заулыбался. Чуть поколебавшись, протянул мне правую руку. Я протянула ему свою руку. Наши пальцы сплелись. Забыв о брошенных листах, мы куда-то пошли. Улыбаясь. А потом и вовсе побежали. Просто мне было так легко и радостно на душе, что хотелось улыбаться, смеяться и бегать! И ему, похоже, тоже...

А двое когда-то под небом бежали,
Ветер трепал волосы их на бегу...
Остановившись, когда уставали,
Он говорил ей, она говорила ему...

Как изменилась под небом жизнь,
Раньше бывшая одной, неизменной!
За спокойную жизнь теперь уж борись.
А лучше: услышь голос вселенной!

Долго бежали... в руке рука...
Путь освещал сиявший рассвет...
Нежных слов радость звука,
Глаз их влюблённых свет...

И в изменённой жизни
Очень менялись дни.
Грустно было Отчизне,
И мы бывали одни...

В каждой новой жизни -
В каждом новом дне -
В каждой новой Отчизне -
Путь от меня к тебе!

И в мгновениях вечности
Встречает твою моя рука.
Путь одной бесконечности -
И наша с тобой тропа.

Снова мы расставались,
Гас свет в наших глазах.
Где-то в выси оставались,
Там, где неведом страх.

И от звезды к звезде,
И над родной Землёй -
Вместе мы шли везде.
Вместе мы шли с тобой...

И в каждом новом дне
Душа давала нам
Сон о нашей тропе -
Подарок нашим мечтам...

Как бы ни долог был путь,
Но помнит тебя душа.
Милый, меня не забудь.
Милый, я снова пришла!

Выбрали вечность встреч,
Выбрали общий наш путь.
Разная, разная речь...
Главное, чтоб вернуть:

Чтобы опять с тобой
Вместе к рассвету бежать,
В руке рука, да голос твой
Снова бы мне услыхать!..

5-11.04.2011

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Raniesta
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

921510СообщениеДобавлено: Пн 05 Дек 2011, 18:15 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Мне вот накануне выборов такой анекдот придумался.

Россия, 2020 год (может раньше или позже). Едет депутат на своей личной шикарной машине. В думу. Со своего крутого особняка. Тут он хлопает себя по лбу.
- Эх, ну как я мог забыть! Такая ж идея хорошая мне на днях попалась!
Звонит другому депутату, то ли другу, то ли только союзнику.
- Слышь, Николай, мы ж о народе должны заботится...
Водитель усмехается.
- Я вот недавно такую штуку узнал, наверное, будет полезна. Ну, про родовые поместья. Они недавно появились...
Водитель снова усмехается.
- Да, Николай, странная такая идея. Ну куда нам, жителям городов, людям нынешней цивилизации...
Водитель снова усмехается.
- ...До таких идей? Хотят что-то обоятельное в этой идее есть, я чувствую, раз уж даже меня пробрало. В общем, у нашей партии такой имидж, что мы знаем о потребностях народа...
Водитель начинает смеяться. Пока тихо.
- ...И мы даём народу то, что ему нужно...
Смех водителя становится громче. Депутат хмурится, но терпит. Не воспитанные они, эти простые люди, по большей части, но зарплата депутата поболее так что приходится мириться с неуважением.
- В общем, давай-ка мы внесём закон о родовых поместьях на ближайшее рассмотрение. Что? Говоришь, мы так разоримся? Да что ты Николай! Ну, разве в нашей ситуации много народу уедут из городов? Ну сотня, ну две. Максимум, десять тысяч. И они уже не будут денег требовать на всякие там льготы, медицинское обслуживание - и мы эти бумажки себе возьмём. Не, Николай, ты зря беспокоишься, что нам всего меньше достанется. Все самые сумасшедшие уедут из городов в лес - и в городе легче жить будет. Что? А что, нам стало сложнее жить, когда половина думы и прошлый президент махнули рукой на политику и уехали из столицы? Они ж все деньги, все законы хотели сделать для народа. Мы б разорились... Кстати, они уехали - а нам зарплаты стали больше: больше у нас теперь этих приятных бумажек... Так что пусть будети закон о родовых поместьях. Всё равно туда больше десяти тысяч людей не уедут...
Водитель начинает громко хохотать. Депутат не выдерживает, орёт:
- Да что ты ржёшь-то, Миша?
Тот в ответ:
- А меньше спать надо, Владимир Петрович!
- Что значит, спать меньше? - возмущается тот.
- А то, что вы так много спали, что не заметили: уже пол России в родовых поместьях живёт!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

937756СообщениеДобавлено: Ср 16 Май 2012, 1:13 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Бард не тот, кто так себя назовёт

Бард не тот, кто так себя назовёт.
Бард не тот, чей голос слаще, чем мёд!
От песни барда любая душа запоёт,
И услыхавший с богом пойдёт вперёд!

Друг, если хочешь бардом быть,
То, прошу, бардом сам себя не зови!
Если ты лгуном не хочешь прослыть,
Эту злую гордость от себя оторви!

По песне барда можно узнать:
В ней его душа начинает петь!
Нынче поющих развелась целая рать
Настоящую б песню услышать успеть!

Мне не милы певцы, что на каждом углу
Называть готовы бардом себя.
Может, они врут, может, я сама лгу,
Для себя ли пою или для тебя?

Мне всё равно, как бард себя назовёт:
Простым ли певцом или любящим петь.
Знаю, что душа никогда не лжёт,
Мне бы песню её услышать успеть!

Друг, прошу, ты бардом меня не зови!
Знаешь, ум мой и так слишком горд.
Песня по нраву – послушай и дальше плыви
Или отмахнись от ворчливых букв орд.

13.05.2012

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: Kirsten
Kirsten



Возраст: 29
Зарегистрирован: 12.11.2010
Сообщения: 408
Благодарили 248 раз/а
Населённый пункт: Земля

937776СообщениеДобавлено: Ср 16 Май 2012, 12:14 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Спасибо, Лена)очень актуальный стих!
по плодам их узнаешь их.
в настоящее время мало поэтов. больше нытиков.

вот эта девушка, наверное одна из немногих, кого бы я могла назвать-бард
http://www.youtube.com/watch?v=8SX-38HviqQ

http://www.youtube.com/watch?v=nbkUEq4wrN0&feature=player_embedded#!

http://www.youtube.com/watch?v=ucGc_F22k7Y&feature=related

по моему бард- это тот, кто может дать надежду и воодушевление людям, поднять упавший дух и веру. вот такие нам нужны сегодня.
и в таком состояние можно горы свернуть!

_________________
Вера, Надежда, Любовь!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

937795СообщениеДобавлено: Ср 16 Май 2012, 16:38 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Пожалуйста!
Рада, что моё ворчанье сочли полезным. Mr. Green

"по моему бард- это тот, кто может дать надежду и воодушевление людям, поднять упавший дух и веру"
Согласна.

"вот такие нам нужны сегодня"
И с этим согласна.

А порой бывает, что одна песня вдохновит или в душу западёт, спетая обычным певцом. Получается, что дело не в самой "профессии" барда или певца, а в том, в каком состоянии он поёт песню.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Kirsten



Возраст: 29
Зарегистрирован: 12.11.2010
Сообщения: 408
Благодарили 248 раз/а
Населённый пункт: Земля

937797СообщениеДобавлено: Ср 16 Май 2012, 17:01 | Ответить с цитатойВернуться к началу

LenaSvit писал(а):

А порой бывает, что одна песня вдохновит или в душу западёт, спетая обычным певцом. Получается, что дело не в самой "профессии" барда или певца, а в том, в каком состоянии он поёт песню.


согласна)

_________________
Вера, Надежда, Любовь!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

966429СообщениеДобавлено: Пн 29 Июл 2013, 20:08 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Чёрный бард

Было ли не было, сказка ль не сказка ли,
Важно не важно ли, зло иль добро?
Ваши упрёки за образ разломанный,
Слабее, чем боль, что разъедает его нутро.
Бард пограничья, тьме отворивший дверь:
Силу свою он направил на зло –
В мире ликующем, мире цветущем,
В мире гармонии он сотворил образ первый,
Что тьма победит добро.

Тысячелетия рая земного
Люди хотели потомкам своим дарить.
Образом светлым, образом добрым
Свет в сердцах детей, придущих за ними,
Навсегда пробудить. И навсегда сохранить.
В свете любви, сердца наполнявшем,
Барды и люди сплетали рассветную вечную песнь.
Он был среди них, чёрный бард пограничья.
Он был добрым когда-то
И в жизни своей сплетал светлую песнь.

Только мысль его, подключившись
К всеобщей песни, вдруг сменила свой ход.
Все мечтали о рае вечном, а он вдруг придумал,
Что тьма однажды придёт.
Что века лихолетья, раздоров, жестокости
Расползутся по светлой земле.
Что покорятся люди из будущего мысли,
Что они подобны бессильной никчёмной тле.

Чёрного барда все осудили.
Добрые люди жестоко избили его.
Никем не понятый, всеми отвергнутый
Он ушёл одинокий, он жил одиноко
И пел, что тьма победит добро.
Девы пугались его и избегали его.
Вечность ему ни одна не хотела дарить.
То ли он мечту у одной из них сломал,
Чтоб тело её покорить.
То ли один жизнь прожил свою…
Это чёрный бард не сказал.
Умер один он, никем не понятый
Или продлился род его, только сломанный?
Как бы там ни было, вечность свою он сам сломал.
В райской земле среди песен рассветных
Образ тёмный один созревал…

И расползлись года лихолетья,
Болезнью прошли по светлой земле.
Зло расходилось по миру,
Зло обретало силу…
Песню чёрного барда пытались стереть,
Вот только песнь продолжала жить,
Зло продолжало жить,
И начался великий бой
Света и Тьмы.
Сколько судеб богов сломались,
Сколько крови в веках проливалось,
Сколько боли в душах кричало –
Этого строчкой одной не передать.
И, чтобы выжить, чтоб песню сложить
Светлую, тьму поразившую,
Белые барды пытались знания сохранить.
Только боль продолжала жить…

И однажды один придумал,
Озаренья дождаться во сне.
Чувств своих много люди забыли…
И заблудились во сне…

Песня чёрного барда в веках звучала,
Песни белых бардов мешали ей…
А гармония в мире сломалась:
Люди, в чьих душах добро и зло сплетались когда-то,
Захотели лишиться половины души своей.

Люди, ну как же до вас докричаться?
Душе измученной, что вечность уже корит себя…
Весь этот мир – сплетение Тьмы и Света,
И, в том числе, и ты, и я.
Один выступает за зло
И второму приходится творить поярче добро.
Хватит вам драться, люди,
И хватит стоять по разные стороны жизни!
Не победит добро никогда зло!
Не победит зло никогда добро!
И к разрушенью ведёт разъединение их.

Кто же сложит новую песнь?
Кто же сложит нужную песнь?
Не поддавшись на зла лесть?
Не поддавшись гордыни добра?
Песнь о том, что Тьма и Свет –
Стали половинками одной души,
Стали половинками мира сего –
И что каждая половина нужна.
И что не бой их на земле,
И что не бойня их в самом себе,
А гармония их в себе,
Да гармония их на земле
Для жизни важна.

Потому бард, рождённый в раю,
Живший среди одного лишь добра
Вдруг сложил свою чёрную песнь,
Чтобы половина души где-то жила.
Он страдает, тот чёрный бард,
Из ночной тьмы смотрит на нас.
Он мечтает, безумно мечтает
И ждёт, что придёт новый бард
И миру подарит новую песнь,
Песнь в которой Свет и Тьма
Вновь гармонию обретут.
И гармонию зла с добром
В мире этом и в самих себе
Люди навсегда сберегут.
И что новый рай обретут…

За веками идут века…
Где ты, новый бард?
Песнь твоя
Так нужна.

29.07.2013

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: AlexR05
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

971797СообщениеДобавлено: Вт 26 Ноя 2013, 23:51 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Утро восходит над счастливой страной,
Расцветает рассвет над Россией.
В шубе красивых пшеничных стеблей,
В пышной зелени лугов и полей,
В танце изящных своих лебедей,
От счастливых улыбок стала светлей
Загадочная страна Россия.

В каждом доме достаток живёт,
Муж – для семьи всей опора,
Он сотворяет прекрасное,
А его душа в его деяньях поёт.
Жена – помощница и вдохновенье его,
Мудрая мать, душою красива и телом.
Дети здоровые, дети смышлёные
Весёлым смехом согревают свой дом.

Достаток кругом, здоровье кругом.
Природа щедра, природа добра –
За заботу природа одарит добром.
День раскрасят ленты девичьих кос,
День позабавят добрые игры парней.
Каждый из молодых статен, умел.
Взгляд восхищённый поймает каждый из них.

Вечер подарит стране покой и уют,
Люди от дел дневных отдохнут.
Новые звёзды на небе бездонном зажгут.
Суть вселенной от созерцания неба поймут.
Сказки расскажут детишкам своим,
Что-то нежное нашепчут любимым своим…
Сны счастливые сходят на землю тут…

А за ночью наступит новый рассвет.
Ночь всегда сменяется новым днём.
Жизнь бесконечна, в которой живём.
Песни души исполняются, что мы поём.
Трудности если случаются, то их пройдём –
И силы прибавится в сердце твоём и моём
С каждым новым расцветающим днём.

Утро восходит над счастливой страной,
Расцветает рассвет над Россией.
В шубе красивых пшеничных стеблей,
В пышной зелени лугов и полей,
В танце изящных своих лебедей,
От счастливых улыбок стала светлей
Загадочная страна Россия.

26.11.2013

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: konstantinmart, glazun
LenaSvit



Возраст: 29
Зарегистрирован: 29.10.2007
Сообщения: 1532
Благодарили 299 раз/а
Населённый пункт: Россия, Спб

980540СообщениеДобавлено: Пн 21 Июл 2014, 15:23 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Выдохну я капельку тепла души на ладонь.
И свернётся в птичий силуэт от мечты огонь.
Добрая мечта про счастья полный сад,
Где глаза детей радостью горят.
Ты свернись, моя мечта, голубкой белою,
Расправляй, голубка, крылья, буди смелою.
Много сил моих в тебя, голубка, вложено.
Научи других добротой сиять, как положено.

Ты летай моя мечта вдоль земли родной,
Освети собой дальний край чужой.
Чтобы в сад чудес расцвела землица,
Украшай улыбками дорогих мне лица.
Украшай улыбками лица остальных,
Очищай от мыслей лживых наносных.
Чтоб однажды я вставши по утру,
Улыбнулась мир обнявшему добру.

В мире, где поют чудеса, места хватит всем.
Где же дверца между миром нашим и миром тем?
Много лет подряд искали люди мира край,
Много лет мечтали, что там в небе рай.
Райский сад хочу увидеть на родной земле,
Увидать хочу в нынешнем ещё моём теле.
С милым взявшись за руки по саду пройти.
Ласковое тёплое гнёздышко для нас найти.

Добрых мудрых детушек в гнёздышке родить,
Добрыми и мудрыми сердца сохранить.
Пусть смеются, бегают, шутят да шумят.
Пусть их смеха песни над землёй летят.
Под цветущим деревом сядем мы с любимым
Слушать смеха песенки, свои петь родимым.
И мечтать о будущем, снова вместе быть,
Чтобы с удовольствием снова приходить.


Ты летай моя мечта вдоль земли родной,
Освети собой дальний край чужой.
Чтобы в сад чудес расцвела землица,
Украшай улыбками дорогих мне лица.
Украшай улыбками лица остальных,
Очищай от мыслей лживых наносных.
Чтоб однажды я вставши по утру,
Улыбнулась мир обнявшему добру.


Выдохну я капельку тепла души на ладонь.
И свернётся в птичий силуэт от мечты огонь.
Добрая мечта про счастья полный сад
Где глаза детей радостью горят.
Ты свернись, моя мечта, голубкой белою,
Расправляй, голубка, крылья, буди смелою.
Много сил моих в тебя, голубка, вложено.
Научи меня сиять, как Отцом заложено.

21.07.2014

_________________
Невозможное возможно, нужно только "не" отковырнутьSmile
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailЛичная страничка пользователя
Поблагодарили: ГалВик
Galex



Возраст: 51
Зарегистрирован: 05.12.2010
Сообщения: 300
Благодарили 301 раз/а
Населённый пункт: Усть- Каменогорск

980737СообщениеДобавлено: Вс 27 Июл 2014, 19:37 | Ответить с цитатойВернуться к началу

LenaSvit писал(а):
...Много сил моих в тебя, голубка, вложено.
Научи меня сиять, как Отцом заложено.
Сияй же, Девушка, сияй!
Ты очень складно "сложена".
Таланта много, через край
в Тебе Отцом заложено Exclamation

И мудрость, что Тебе дана
уже во всю проявлена.
Как путеводная звезда
светить Тебе представлена... Smile

_________________
А он - смысл жизни - в истине, радости и любви
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Поблагодарили: LenaSvit
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы



Журнал модерирования


© 2002-2018 Все права принадлежат Anastasia.ru!
Все материалы, публикуемые на этом сайте, могут быть использованы на усмотрение Фонда "Анастасия", в том числе, и в выпусках Альманаха. Если Вы используете материалы с нашего сайта, то ссылка на нас обязательна. За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация Фонда "Анастасия" ответственности не несёт!


Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB