Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России" Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России"
 Помощь  • Правила  •  Поиск   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
Рассылка RSS История Следующая тема | Предыдущая тема
Дополнительные настройки темы
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать

АвторСообщение
oleg1968




Зарегистрирован: 08.11.2007
Сообщения: 19

Населённый пункт: Днепропетровск

554259СообщениеДобавлено: Вс 11 Ноя 2007, 0:47 | Ответить с цитатойВернуться к началу

15 ИОСИФ



Иосиф пас скот вместе со своими братьями. Однако не все сыновья Иакова имеются тут ввиду, а только те, которых родили Валла и Зелфа, т.е. наложницы патриарха, они же служанки его жён. Теперь же, рассказывая про Иосифа, Моисей называет служанок-наложниц жёнами Иакова. От них, как мы помним, Иаков имел четырёх сыновей: Дан и Неффалим от Валы, Гад и Асир – от Зелфы. Вот с ними Иосиф и пас скот. Что же делали остальные братья? Либо они пасли скот отдельно, либо, будучи сыновьями патриарха от его жён, считались более высокой кастой и были освобождены от работ.
Иосиф же, будучи при братьях низшей касты, имел, оказывается, главной задачей не пасти скот, а присматривать за братьями. Они делали «худое», а Иосиф об этом сообщал отцу. Естественно, братья ненавидели Иосифа – а Иаков любил его больше всех других своих сыновей. Что ж, мы помним былые «подвиги» папаши и среди его сыновей Иосиф явился самым полным подобием своего родителя. Выражением особой любви отца стала разноцветная одежда, подаренная Иаковом своему младшему (не считая Вениамина) сыну.
Затем Иосифу снится сон, из которого следует, что все братья будут ему покло-няться. Об этом сне он братьям и рассказал. «И возненавидели его ещё более за сны его и за слова его». Потом Иосифу снится ещё один сон, в котором не только братья, но и родители тоже ему поклоняются. Тут даже и отец возбранил его и решил, что любимца занесло уж слишком высоко.
Достойно упоминания в этой связи то, что Иаков, родоначальник еврейского наро-да, не колеблясь, связал образ Солнца с отцом, образ Луны – с матерью, а звёзды – это их дети...
Сны Иосифа выдают ход его мыслей – власть, величие, слава. Как Иаков в своё время думал о том, чтобы обойти Исава, так теперь Иосиф не думает ни о чём другом, как о возвышении над своими братьями. Иосиф тщеславен – рассказывает родным о своих снах, заранее зная, что они, его сновидения, задевают чувства окружающих. Мог бы и промолчать. Но не промолчал – радость от предвкушения будущего величия переполняет сердце юного героя.
Люди того времени верили в сны, придавали им большое значение. Услышав про сны Иосифа, братья его вознегодовали, как будто уже почувствовали ярмо рабства на своих шеях! В наши дни они бы просто пожали плечами и рассмеялись: мало ли что могло присниться дурачку!
И вдруг библейская история делает очень интересный пассаж: братья пошли пасти скот отца в... Сихем!.. Иаков, он же Израиль, посылает Иосифа узнать, не пасут ли они в Сихеме? Что же получается? Не одна Дина в своё время отвернулась от образа власти и попыталась сблизиться с жителями Сихема; уж не идолы ли, которые привезла с собой из Междуречья Рахиль, повлияли на Дину? А в Сихеме она увидела то же самое – такие же языческие идолы, т.е. образы, и другой, отличный от её семьи образ жизни.
Становится очевидным, что братья Дины готовы были последовать за своей сест-рой и зверская расправа над жителями Сихема должна была вернуть их на прежний путь, одновременно делая им уступку с целью выпустить пар из перегретых котлов: вы хотите спать с женщинами Сихема? Берите их, чёрт с вами, против этого падший бог не смог ни-чего предпринять, но только вы будете наслаждаться ими, имея их в качестве рабынь и родят они рабов, чтобы обслуживать вас, ибо вы – господа! В этом заключается «идейная сторона» физической расправы над многострадальным Сихемом.
Однако вышло наоборот: уничтожение Сихема, вместо того, чтобы отвратить детей Израиля от язычества, наоборот, притянуло их к иному образу жизни. Тогда ведь убивали мужчин Симеон и Левий – только двое братьев оставались верны Иакову, остальных те-перь, как магнитом, тянет в Сихем. Возможно, женщины, пленённые тогда и доставшиеся в утеху братьям, сыграли немалую роль в переоценке ценностей в мозгах последних. Братья сравнивали этих язычниц с жёнами и наложницами их отца, а результат мы видим: в тайне от Израиля его сыновья отправляются в Сихем. Можно предположить, что и на этот раз речь идёт о четырёх из них – сыновьях служанок, но даже если к ним присоединились и остальные, то по всей вероятности, не Симеон и не Левий.
Следя за братьями, Иосиф узнал, что они действительно были в Сихеме, но затем ушли в Дофан. Заметали следы, чтобы не узнал Иосиф и не донёс отцу? Видать, дело серьёзное!
Братья, увидев Иосифа, хотят его убить и Моисей объясняет, за что именно: «убьём его... и увидим, что будет из его снов». Допустим, это мотив для убийства, но нет ли ещё одной, причём более веской причины? Иосифа могли убить для того, чтобы он не рассказал отцу о пребывании братьев в Сихеме. «И услышал сие Рувим» - т.е. он там всё-таки присутствовал, но в обсуждении братьями убийства Иосифа участия не принимал, а «услышал». Или «подслушал»? он хочет помешать братьям и спасти жизнь Иосифу. Рувима можно понять – он первенец, ему быть старшим в роду, значит остальных надо замазать грязью – пусть отец узнает от Иосифа, что братья всё-таки заходили в Сихем – значит, самого Рувима в Сихеме не было. Возможно, братья – сыновья Лии, пасли скот всё-таки отдельно от «изгоев», но соединились с ними в Дофане после того, как сыновья наложниц зашли в Сихем. Во всяком случае, если бы речь шла о вине Иосифа за его сны, братья улучили бы момент, когда рядом не было бы ни Рувима, ни других сыновей Лии и уж во всяком случае, не стали бы продавать, по совету Иуды, Иосифа в рабство, т.к. это ещё не полное доказательство несбыточности его снов – жизнь есть жизнь, она может быть длин-на и полна всяческих неожиданностей.
Но если причина убийства заключается в опасности доносительства за путешествие в Сихем, то действовать нужно немедленно и не ждать, когда рядом не будет ни Рувима, ни Иуды – уж лучше, ввиду их противодействия, продать всё-таки Иосифа в рабство, зная, что его увезут в Египет, чем дожидаться более удобного случая для убийства – тогда Иосиф получает шанс успеть донести на них отцу.
Ни Рувим, ни Иуда не имеют власти над остальными братьями. Они не дают им убить Иосифа, но и не могут его полноценно защитить – вытащить меч и рявкнуть:
- Не дам вам, собаки, убить моего брата! Прочь руки, дети служанок!
Нет, здесь «смелость» Рувима куда-то испарилась, он вынужден хитрить, юлить и просить. В тон ему действует Иуда – он предлагает извлечь пользу от продажи Иосифа в рабство, говоря, что от его смерти им не будет никакой прибыли, хотя на самом деле истинный мотив Иуды – спасти жизнь брата.
Здесь расходятся цели Рувима и Иуды: первый, как утверждает Моисей, не просто хочет спасти Иосифа, но и вернуть его отцу – пусть всё расскажет. Таким образом, «акции» братьев упадут, но Иосиф будет доносчиком. Короче говоря, Рувим сталкивает братьев, не допуская к пьедесталу власти одних руками других. У Иуды цель скромнее – Рувим старше, через него не перепрыгнешь; сегодня позволить «изгоям» убить Иосифа, а завтра они доберутся и до Иуды... Иосиф заносчив и тщеславен, а ещё он сын другой матери – пусть «отдохнёт» в цепях рабства в Египте, но прецедент убийства создавать не надо...
И Иосифа продали купцам. А про этих последних тоже есть что сказать. Из Галаада шёл караван Израильтян – Иосифа продали не кому-нибудь, а своим родственникам: дед братьев, Исаак и дед Измаильтян, Измаил – родные братья... И тут же этих Измаильтян Моисей называет «купцы Мадиамские». Мы помним, что один из восьми царей Едома, из тех, что царствовали прежде царствования сынов Израилевых, а именно Гадад, поразил Мадианитян на поле Моава. Значит, речь шла о вражде, скорее всего из-за земель, между потомками Исава и Измаила.
В Египте купцы продали Иосифа Потифару – начальнику телохранителей фараона. Произошло это в 2216 году от Адама. Между прочим, высокое место: это не каменоломня, по крайней мере, не галеры и даже не дом просто богатого египтянина – нет, это дом первого вельможи в государстве после фараона!
Мораль сей басни такова: сыновья патриарха, родоначальники колен Израильского народа, продают одного из своих братьев в рабство! А ведь хотели убить!!! Да люди ли вы ещё или за две тысячи лет селекционной работы падший бог может торжествовать: из людей сделал послушных роботов, буйных, но в общем покорных!
Конечно, Иосиф не работал наравне со своими братьями, у него была своя специализация: слежка, доносительство, самовозвеличивание – этакий прообраз особиста и комиссара. Братьев не красит их поступок, но Иосиф получил то, что заслужил. В истории этой нет правых и неправых: это борьба скорпионов в банке – выживает сильнейший!
И отец их хорош. Это его вина, между прочим, все они его сыновья, но Иосифа отец любит больше остальных – это вина Иакова. Самого младшего он возвеличил над братьями, семнадцатилетнего юнца над взрослыми мужами – чего же теперь упрекать мальчика за его сны, все предпосылки случившегося с Иосифом создал его отец.
В это время Иуда ушёл из семьи фанатиков-властолюбцев и поселился возле человека по имени Хира, который стал его другом. Вскоре Иуда женился на хананеянке, отца которой звали Шура – имя самой девушки почему-то не указано. Почему? Может, её звали Мария?.. Она родила Иуде трёх сыновей. Вот их имена: Ир, Онан, Шела. Отец взял для своего первенца жену по имени Фамарь.
Причина ухода Иуды из семьи Моисеем не указана – верный знак того, что есть что скрывать. Однако с этим уходом связаны события, о которых необходимо упомянуть в Библии, поэтому не удаётся скрыть сам факт ухода Иуды – об этом сообщается мимоходом, в качестве контекста к следующим ниже основным событиям сюжета. Но для нас сейчас именно уход Иуды из семьи и связанные с этим мотивы как раз и являются главными и наиболее интересными. Что ты скрываешь на этот раз, Моисей?
Про Иуду нам известно, что он, четвёртый сын первой жены Иакова, не принимал непосредственного участия в Сихемском побоище, а также, что он вместе с другими братьями нарушил запрет отца и вернулся в Сихем, очевидно, заново отстроенный и населённый – кем? – Язычниками. Однако нам известно также и то, что он вступил в спор со своими братьями по поводу решения судьбы одного из них. Иуда фактически спас Иосифа от смерти, настояв на том, чтобы продать мальчика в рабство. Здесь мы не согласны с оценкой Иуды Моисеем, который косвенным образом обвиняет того в такой жестокости, сообщая, что из всех братьев именно он, Иуда, предложил эту торговую сделку с проходившими мимо купцами. Мы считаем, что на тот момент у Иосифа была одна альтернатива – смерть от рук братьев своих. Иуда же решил смягчить тяжесть преступления и нашёл другой выход – жизнь, ему обязан Иосиф своим спасением. А для ого, чтобы прошёл именно его вариант, Иуда соблазнил корыстолюбивых братьев тем, что убив Иосифа, они не получат никакой выгоды, а от продажи приобретут деньги.
Итак, Иуда наименее охвачен фанатизмом среди всех своих братьев. Его не прельщает образ власти, а жители Сихема, их образ жизни, их другие, языческие образы, оставили в сердце Иуды более глубокий след, чем у остальных. Достигнув зрелого возраста и проанализировав ситуацию с их особым образом жизни, непохожим на жизнь окружаю-щих людей, Иуда сделал свой выбор – он вышел из мира, создаваемого его родом, его предками и ушёл в мир другой, языческий и свободный. А если бы падший бог не ограни-чивал жизнь своих рабов – «пусть будут дни их сто двадцать лет» - то и остальные братья также оставили бы образ власти и пошли вслед за Иудой, а идея падшего бога сгинула бы в лету. Вот потому сатана и делает своих рабов смертными, затем оказывается, что этого недостаточно и продолжительность жизни приходится уменьшать. В этом решении есть известные неудобства, но приходится жертвовать многим, чтобы спасти главное: на вновь рождённого человек обрушивается шквал информации о выгодах искусственного мира; человек вырастает, начинает работать в этом мире, а, постепенно достигая зрелости, сооб-ражает, что здесь что-то не так, куда-то не туда зашли, надо разобраться, туда ли мы идём и не пора ли повернуть и вернуться назад – стоп, дорогой, всё – тебе пора на покой в мир иной, ты для нас теперь опасен, уходи, а нам давай своих детей...
Такая система была создана и выполняла свою функцию, но в случае с Иудой произошёл прокол, сбой – очевидно, сей отпрыск Иакова слишком быстро думал и раньше других успел разобраться, who is who. Как говорил один мой знакомый – покойник! – Я слишком много думал... Реакция тёмных сил: Иуда должен быть наказан за своё предательство, причём так, чтобы его пример служил наглядным образом и для других братьев: или вы со мной, касатики, или momento more – момент – и в море! Что же самое страшное может случиться с человеком, отошедшим от сатаны или сформулируем иначе: где и в чём, по мнению падшего бога, самое чувствительное, самое уязвимое место у человека? Это как раз то, что Моисей ни от кого скрывать не станет, а наоборот, прервёт рассказ про Иосифа и наглядно, в подробностях и, смакуя, поведает о том, что ждёт ослушников. Итак.
«Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь». Вот она – месть во всей её красе! И какую боль и страдание должен испытывать Отец наш, Создатель и Творец, глядя, как в церквях и синагогах священники читают доверчивым прихожанам о том, что Ему приписывают поступки, совершаемые одним из Его сыновей по отношению к другим. Дьявол мстит Иуде, это совершенно очевидно, падший бог мерзавец, но он не дурак, он умный и в его действиях прослеживается железная логика. Иуда отошёл, Иуда должен быть наказан. Поэтому смерть Ира – это знак гнева сатаны на Иуду, а не на его сына. Это первое. Второе – умерщвлен из его троих сыновей не кто-то, а первенец, что особо подчёркивает слуга дьявола – Моисей. А третье заключается в том, что момент для умерщвления Ира выбран такой, когда тот уже женился, но ещё не родил наследника.
Указанные выше три обстоятельства остаётся проанализировать и сделать вывод. Смысл убийства – пресечь род Иуды. Причём именно первенец, по понятиям людей тех далёких времён, продолжает род отца. Именно этим понятием руководствуется Иуда, поступая в соответствии с обычаем и предлагая Онану, своему среднему сыну жену старшего брата. Причём речь идёт не о том, чтобы Онан и Фамарь завели своих детей – нет, средний брат должен восстановить семя старшему, т.е. дети Фамарь от Онана будут считаться детьми Ира, её первого мужа и первого сына Иуды и, следовательно, продолжателями рода Иуды – вот в чём смысл второго замужества Фамарь. Следовательно, она хоть и не успела забеременеть в своё время от первенца Иуды, но успела осуществить с ним половой акт, а по смыслу повествования мы теперь получаем подтверждение того факта, что женщина, от кого бы она ни родила, передаст своему ребёнку кровь того мужчины, кто был её первым партнёром. Сейчас учёные открывают этот удивительный факт во время экспериментов с лошадьми и зебрами, потом проверяют это на людях, а древние без всяких экспериментов знали, и не просто знали, а учитывали в своих обычаях. Т.е. знали законы природы и жили в соответствии с ними.
Но знает об этом и падший бог. И учитывает это, убивая не Иуду, не всех его сы-новей, а лишь его первенца. Несчастный отец пытается продолжить свой род, выдавая Фамарь, эту хранительницу информации об Ире, за своего второго сына, но дьявол убивает и его, причём, как сообщает Моисей, убивает как раз за то, что Онан, зная, что «семя будет не ему», изливал на землю, «чтобы не дать семени брату своему». Если бы Ир был умерщвлен за какой-то свой грех, то бог убил бы его, подождав, пока тот родит наследника, чтобы не пресёкся род Иуды. Но первенец его убит именно с целью пресечь род – это совершенно очевидно, этим и неугоден был Ир для сатаны, этим объясняется и отсутствие конкретной причины для убийства. По этой же причине убит и Онан, но молчание и в этом случае о мотивах человекоубийства может вызвать подозрения, поэтому причина названа.
Если современный нам термин «онанизм» связать с именем среднего сына Иуды, то налицо несоответствие: говоря об онанизме, мы подразумеваем действия по достижению полового удовлетворения с помощью руки вместо женщины. Однако, либо слово «онанизм» с именем библейского Онана не связано, либо здесь допущено извращение смысла. Ведь чётко же сказано, что Онан вступал в близость с женой своего брата, но не изливал в её лоно, а «мазал», притворяясь неметким стрелком. Он знал, что рождённые дети будут не его кровью, а его старшего брата – того, кто уже оставил свою информацию в лоне Фамари – холст не чист, на нём уже написан портрет, осталось добавить красок, но изменить уже ничего нельзя! Онан не желает создавать чужих детей, он хочет иметь своих. Его действия – это протест против отца, навязавшего ему Фамарь своей родительской волей. Онан хочет в этой жизни написать свою собственную картину и для этого ему тре-буется чистое полотно, белое, как свадебное платье.
Но мужчина слаб перед женскими соблазнами, сегодня на землю, а завтра – прямо в цель, в самое «яблочко»? Нет, так не годится, не стоит испытывать судьбу. Лучше убить Онана и быть спокойным на этот счёт. Тем более что для такого решения есть и другая веская причина: пусть Иуда видит, что род его пресекается не из-за бунта Онана, нет, это – месть бога за предательство! Знай и помни, отступник! Или ты думаешь, что смерть твоего первенца – это просто трагическая случайность? Нет! Вторая смерть заставит тебя задуматься и сопоставить факты, проанализировав, понять, а поняв – ужаснуться! Только в союзе с дьяволом, вернувшись в ряды фанатиков и выполняя волю падшего бога, ты сможешь продлить свой род, но лишь для того, чтобы, выработав на службе дьяволу свой жизненный ресурс, родить ему новых, а главное, послушных рабов!
Но почему Иуда так стремится продолжить свой род? В конце концов Фамарь, оставшись вдовой, могла так и доживать свой век; оставшиеся двое сыновей взяли бы себе каждый по девице... и каждый из них повёл бы свой род, но уже не Иуды – а это, как мы видим, именно то, что их отца не устраивает! Почему это так важно для Иуды?
Потому что он знает, что продолжив свой род, а затем – нет, не умерев, а перейдя в мир иной, Иуда снова вернётся в мир сей и станет, может, своим собственным внуком. А может пра-пра - ...- правнуком. Поняв это, мы осознаём, в чём заключено самое слабое место человека. Каждый хочет жить и смерть – самое страшное, что для нас может случиться. Однако убийство непосредственно Иуды – ничто, Ир или Онан за Ира родят наследника, тот в свою очередь тоже родит и где-то там появится мальчик, которого назовут Иудой, а может как-то иначе, но в новой плоти будет заключена душа, т.е. комплекс энергий, чувств, сознание того, кто был когда-то четвёртым сыном Иакова и Лии.
Убрать Иуду навсегда из этого мира – прочь непокорных! – Вот главная задача падшего бога! и он наносит удар в самое чувствительное место – по первенцу, так и не родившего наследника. Может, после Ира и Онана Иуда захочет испытать судьбу и своего младшего? Что ж, попробуй, если ты ещё не понял, что результат будет тот же! Ира нет в живых, а Фамарь, хранительница его крови, не родит от других его братьев, уж об этом дьявол позаботится... А ты, Иуда, проживи ещё несколько десятков лет, мы будем с удовольствием наблюдать, как ты мучаешься и страдаешь, отсчитывая день за днём, ми-нута за минутой, годы своей последней жизни на Земле. Недалёк тот час, когда ты пе-рейдёшь в мир иной – навсегда!
Иуда всё понял и решил судьбу не испытывать, не играть жизнью последнего сына. Бедный человек! Как легко впасть в грех и как трудно из него выйти!.. Иуда отправляет Фамарь в дом её отца под предлогом молодости своего младшего, Шеллы. Именно под предлогом, т.к. прошло много времени с тех пор, умерла жена Иуды, вдовец успел «утешиться», т.е. оплакать её и надо понимать, что за это время Шела возмужал. Однако Фамарь видит, что «Шела вырос, и она не дана ему в жену». И тогда Фамарь отдаётся самому Иуде, под видом блудницы, закрыв своё лицо.
Итак, Иуда воспользовался услугами блудницы, не зная, что это была вдова его детей. Когда ему сообщили, что невестка его беременна, следовательно, впала в блуд, Иуда распоряжается ... сжечь её! Да, а привычки остались прежние, не всё изжил в себе этот потомок Авраама! Мы видим здесь ещё один обычай, характеризующий уровень нравственности древних людей: ремесло проституции (Фамари полагался козлёнок за работу) было презираемо и скрываемо от родственников. Люди, узнав о её поведении, сами не судили её, а сообщили свёкру, чтобы тот поступил в соответствии с обычаем. Что Иуда и сделал, осудив свою невестку не просто на смерть, но на мучительную смерть! Старая, авраамовская закваска сказалась и тут: сам Иуда при этом не гнушался пользоваться услугами ночных бабочек.
Но Фамарь доказала, что отцом её детей является не кто иной, как сам свёкр, её жизнь была спасена, а сам Иуда, когда узнал, оправдал её: «она правее меня, потому что я не дал её Шеле, сыну моему». И Фамарь родила близнецов, их имена: Фарес и Зара.
В чём же Иуда видит правоту своей невестки? В том, что эта женщина, видя его безуспешные попытки продолжить род, решила своей инициативой помочь Иуде вернуть-ся в мир в своей следующей жизни. Возможно, для того стоял вопрос или – или: умереть и больше не воскресать или... вернуться назад к братьям и родителям, снова стать рабом сатаны. Фамарь не осталась безучастной к происходящему, она помогла Иуде, дав ему шанс не потерять возможности к воскресению в следующей жизни и в то же время остаться здесь, в языческом мире, по эту сторону баррикад.
... А в это время наш новый юный герой Иосиф, приведенный измаильтянами в Египет, проданный ими в дом Потифара, служит в качестве раба. Однако падший бог сле-дит за пленником и создаёт такие жизненные обстоятельства, что его протеже постоянно добивается успеха в своих делах. Настолько больших успехов, что хозяин делает еврея управляющим своего дома. И после этого удача постоянно сопутствует Иосифу и посте-пенно Потифар проникается к нему полным доверием.
При таких условиях и происходит сцена, ещё одним действующим лицом в которой становится жена Потифара, имя корой не указано. Моисей сообщает, что она хотела соблазнить красавца-еврея, но тот постоянно отказывался и тогда оскорблённая женщина решила отомстить ему. Она пожаловалась своему мужу, сказав ему, что Иосиф пытался её изнасиловать. В качестве доказательства она предъявила одежду Иосифа, оставленную в её комнате – Моисей объясняет это тем, что она схватила юношу, а тот вырвался и убежал. А одежда осталась в её руках.
Так что же там произошло на самом деле? Если Моисей пророк, святой человек, а написанная им Библия – это правда и только правда, то показания жены Потифара можно действительно расценить, как месть женщины. Но если мы уже много раз уличали Моисея во лжи, если уже разобрались, что он – служитель тёмных сил и на страницах Священного Писания излагает идеологию построения на Земле пирамиды власти среди людей и с дьяволом на её вершине, то в этом случае надо внимательнее прислушаться к заявлению жены египетского царедворца и подумать хорошенько – может она права, а Моисей заметает следы:
- Это не то, что ты думаешь, я тебе сейчас всё объясню...?
И в самом деле, с трудом верится, что женщина, богатая, высокопоставленная, будет «ежедневно» домогаться близости хоть и с управляющим, но всё-таки рабом, а тот будет находить в себе силы отказывать ей. Гораздо вероятнее, что молодой человек, в двадцать лет добившийся огромного успеха в делах и войдя в доверие к своему хозяину наверняка, видя каждый день его красавицу жену, захочет этим доверием злоупотребить.
Правда, в таких случаях, когда муж пропадает на службе, обычно жена и совращает его слугу, но, как правило, без особого труда, особенно обладая опытом в действии жен-ских чар. Короче говоря, если бы жена Потифара захотела Иосифа, то она легко бы его соблазнила. С другой стороны, с чего бы это Иосиф, ежедневно отклоняющий домогательства женщины, входит в дом и остаётся с ней наедине? Наоборот, именно отсутствие слуг в доме, которых возможно Иосиф преднамеренно куда-то отправил, объясняет нам мотивы его прихода в спальню своей госпожи. Ведь если бы домогательства были со стороны женщины, то Иосиф в такой ситуации зашёл в дом, обязательно взяв кого-то из слуг. А его последующее бегство без одежды объясняет нам, что это именно он, Иосиф, домогался близости с женой своего господина, а та его отвергала. Потифар дал слишком большую власть еврею и слишком сильно ему доверился, настолько, что не принимает во внимание показания слуг и даже верит своей собственной жене меньше, чем управляющему. И только вещественная улика открыла глаза Потифару. Именно одежда Иосифа, оставленная в спальне хозяйки является главным звеном в рассказе Моисея – это ли не показатель того, какую власть приобрёл еврей в доме царедворца? Слова Иосифа объясняют Потифару всё и вся, он больше никого не хочет слушать, даже своей жене не поверил бы, если бы не улика: «И оставил он всё, что имел, в руках Иосифа; и не знал при нём ничего, кроме хлеба, который он ел».
Иосиф, возвысившись, утратил чувство меры и решил что ему всё дозволено.
А куда в это время смотрел падший бог? И в самом деле, какова его роль в этой сцене? Ведь Моисей неоднократно подчёркивает заслугу господа в возвышении Иосифа от простого раба до распорядителя дома первого вельможи Египта, не просто управляющего, но пользующегося полным доверием своего господина: «И был Господь с Иосифом», «Господь благословил дом Египтянина ради Иосифа». Падший бог, ведущий семита по дороге успеха, в критический момент он что – уснул? Или проморгал, прохлопал ушами опасность? Но тогда какой же он бог? Нет, что-то здесь не так. Не верится также и в то, что бог, ведущий Иосифа к вершине успеха, столкнувшись с египтянкой, проиграл ей бой! В таком случае жена Потифара должна быть богиней! Но она не богиня, она только жена Потифара. Так, ищем дальше. Видя впереди опасность, падший бог удержал бы Иосифа от захода в дом и общения с женой Потифара. Почему не удержал? Это всё входило в его планы? Нелогично, зачем тратить столько времени и сил на возвышение Иосифа, а затем на заключение его в темницу? Гораздо проще было бы изначально создать обстоятельства, чтобы Иосифа сразу по приезду в Египет посадили в тюрьму. Нет-нет, всё произошедшее у еврея с египтянкой шло вразрез с планом бога и тот ничего не смог поделать! Поэтому и молчит Моисей, не упоминает о Господе.
Какие же варианты у нас остались? Высокомерного Иосифа «занесло», он не слу-шает голос своего бога – он видит женщину, видит и слышит только её и идёт в дом; пад-ший бог зовёт его назад и бессильно, с отчаянием наблюдает, как сейчас будут рушиться его планы... Это он-то бессильно наблюдает? Он, уничтожающий потопом целую цивили-зацию, целые города, убивающий людей, встающих на его пути – это он-то будет смотреть на неподдающегося Иосифа и не знать, что делать? Нет, и этот вариант не подходит.
Остаётся только одно. Целеустремлённому, решительному, жестокому богу противостоял тот, кто оказался, по крайней мере, на этот раз, сильнее его. Кто может быть противником тёмных сил? Конечно же, силы светлые. Так кто же переиграл тебя, сатана, в доме Потифара? Может, это был Иисус Христос? А может, некая богиня, сумевшая использовать жену Потифара подобно тому, как это делает падший бог с Иосифом и его предшественниками?
И то сказать, неужели тёмные силы орудуют на Земле, совершенно не встречая сопротивления? Наверняка ведь есть и светлые силы, они борются между собой за души людей! Мы читаем Моисея, стоящего на одной стороне, он пишет про свои успехи и замолкает, как будто ничего и не было, во время успехов другой стороны.
Исходя из вышеприведенных рассуждений, мы нарисуем такую картину: боги, созданные Творцом и живущие на Земле, разделились. Не менее трёх из них работают по материализации образа власти, для чего они превратили в смертных людей основную массу богов. Однако остались, как минимум, двое, противостоящие происходящей на Земле вакханалии. Это, например, Иисус Христос и некая богиня – это её рука чувствуется в «деле Потифара»: через женщину стала бы действовать женщина. Это мы запомним и обдумаем, а пока пойдём дальше.
Наш мальчик попал в темницу и тут же снова появляется куда-то пропавший в критическую минуту падший бог. Светлые силы срезали на лету поднимающегося Иосифа, а тёмные принялись восстанавливать разбитый корабль и готовить его к повторному плаванью. И действительно, в тюрьме Иосиф получает поддержку и через некоторое время становится там распорядителем и опять: «Начальник темницы и не смотрел ни за чем, что было у него в руках». Таким образом, действия падшего по восстановлению влияния Иосифа, его повторного возвышения, являются подтверждением того, что история с женой Потифара явилась фиаско для падшего бога и следовательно, не была составной частью его планов.
Другое дело – это виночерпий и хлебодар фараона. Здесь царь может разгневаться на своих служителей, отдать их под стражу – тут падший бог силён, ведь игра будет вес-тись на его поле: власть, гнев, наказание, это как раз то, где тёмным силам легко, удобно и понятно, как создавать жизненные обстоятельства, долженствующие служить выполнению задуманного плана. Первая часть этого плана уже заблаговременно осуществлена: Иосиф стал распорядителем в темнице и такие важные птицы, как слуги фараона, не пройдут мимо него, ну а вызвать, повторяю, гнев наделённого властью человека, для падшего бога – раз плюнуть. Тьфу – и голубчики в темнице.
Им снятся сны, Иосиф их растолковывает и теперь, по крайней мере, один из провинившихся, виночерпий, вернулся во дворец фараона и по плану тёмных должен рассказать про Иосифа, про его необычайный дар – толкование снов.
А ведь дар этот действительно необычен. Сны снятся практически каждому из нас, но можем ли мы всегда понимать их смысл, из значение для себя? И совсем смешной во-прос: а кто из нас руководствуется своими снами, идя по избранному им жизненному пу-ти? А в то же время Священное Писание, конкретно – история Иосифа, вполне определённо сообщает нам о том, как два человека легли ночью спать, но отдыхали только их материальные тела. Каждый из них, попав в темницу, мучился вопросом: что с ним дальше будет? Оба они понимали, конечно, что решение их судьбы находится всецело в руках фараона и вполне естественно, что души царских слуг были совсем неравнодушны к тому, что ожидает их тела. Души перенеслись в будущее, на три дня вперёд и там увидели, что ожидает каждого из них.
Можно на это, конечно, возразить и сказать, что души людей во сне никуда не летают, что виночерпий и хлебодар спали, как обычно, но бог внушил им ночью сны, од-нако из этого следует только то, что падший бог внушил им те события, которые увидел сам, сделав своей душой путешествие во времени на три дня вперёд. Таким образом, нам не важно, чья душа путешествовала во времени – виночерпия и хлебодара или падшего бога, но нам важно то, что это в принципе возможно. В этом случае мы можем говорить, что бог создал в интересах своей главной фигуры, Иосифа, цепочку событий, а виночерпий и хлебодар, пешки в этой игре, узнали во сне свои судьбы. Тогда мы находимся на распутье. Одна дорога приводит нас к мысли о том, что будущее заранее рассчитано, мы не в силах изменить его, максимум наших возможностей – это ухитриться узнать, какая судьба нам уготована. Однако такой ход мысли рисует нам человечество, как набор винтиков и гаечек, из которых некое высшее существо собирает механизм – мы интересуем его лишь постольку, поскольку обеспечиваем работу неизвестного нам механизма. Теперь и сравним этот образ с образом Творца, любящего Отца, испытавшего счастье и пожелавшего создать нас и дать нам возможность разделить с Ним это счастье вечной жизни! Вышеприведенные образы антиподы, первый из которых лишает человека свободы выбора и свободы воли – такой образ мы отвергаем, а вместе с ним отвергаем и мысль о том, что будущее заранее предопределено.
Другая дорога выводит на другую мысль: своё будущее мы творим сами и следовательно, сегодня не существует завтрашнего дня, завтра мы будем творить его – с чистого листа. Теоретически. Практически же, день завтрашний коренится в сегодняшнем и мы можем просчитать его, Так, видя человека, идущего по направлению к пропасти, мы в состоянии, прикинув в голове направление и скорость движения, а также расстояние до обрыва, предсказать будущее этого человека. Но мы сделаем во время предсказания одну существенную оговорку: при прочих равных условиях. Услышав наш прогноз, идущий человек остановится, изменит направление своего движения, в общем, будет предпринимать меры, чтобы не материализовалось то будущее, которое его ждёт, как результат предыдущих действий и которое его не устраивает. Здесь толкование снов выступает в качестве анализа и прогноза.
Однако, если мы сначала внушим этому человеку, что его будущее просчитано заранее и записано на небесах, то он ничего предпринимать не будет, а покорно дойдёт до обрыва и, естественно, упадёт. И никто не скажет, что он сам виноват в происшедшем с ним несчастье – разве пойдёшь против рока? И никто даже и не подумает о том, что можно было, своими действиями, разумеется, избежать такого будущего и, отвернув от пропасти, создать себе будущее другое. Всё в твоих руках!
Таким образом, мы сошли с дороги, где будущее предопределено, вышли на другую дорогу, где будущее создаётся своими руками и планируется в своей голове: завтра пойду гулять или буду сидеть дома – как решу своё будущее, таким оно и будет. Однако слияние двух дорог выводит нас на третью. Суть её – в комбинации двух первых. Ведь падший бог знает истину и своими руками, в соответствии со своими планами, меняет лицо мира. В тоже время и Иосиф, и виночерпий, и хлебодар стоят на той позиции, что даже узнав своё будущее, бесполезно его менять – оно предопределено.
Умный человек, внимательно изучив кого-то, его жизнь, привычки, может с высо-кой степенью вероятности составить прогноз его будущего и со временем прослыть предсказателем. А потом последующие прогнозы он будет делать не в соответствии с объективным анализом, а на основе своих желаний, которые люди будут воспринимать, как неотвратимое будущее. Падший бог объявил себя единственным богом, всемогущим и всезнающим, а остальных людей – беспомощными, глупыми рабами – раб божий, говорят нам в церквях! Раб божий - это говорят сынам и дочерям Творца! Этим церковники оскорбляют не только нас – детей Создателя, но и нашего Отца: Он создал рабов! А дьявол внушил нам неспособность создавать своё будущее и делает это за нас. Сегодня человек планирует сходить на рыбалку, а завтра материализует эту мысль. Падший бог внушает нам свои мысли, которые становятся нашими с помощью мощного механизма внушения, а мы о чём думаем, то и создаём. В этом и заключается схема приобретения влияния на лю-дей, а следовательно и власти. Однако падший бог должен быть для этого умным, а остальных людей сделать глупыми, чтобы верили ему и не верили себе. А кто возразит, что сейчас обстоит всё не так? Что сказать про современное человечество, представители которого, врачи, прямо говорят о том, что мы используем свои мозги на 3 – 4%? А если кто больше, процентов на 9 – 12, то он уже объявляется гением!
Что же касается хлебодара, то он мог в тот же день повеситься или кинуться на охранника, если в цепях – плюнуть в рожу надзирателя и тут же быть забитым палками, задушить своего собрата по несчастью – виноградаря – в общем, доказать свою свободу воли и зависимость своего будущего от своих мозгов, а не от мистического тумана, который напускает сатана руками своего слуги, Иосифа.
Прошло два года. Фараону приснился сон, и только Иосиф смог объяснить его значение, благодаря чему и становится управителем в Египте – первым человеком после фараона. Обратим внимание на тот факт, что египетские мудрецы не смогли растолковать фараону смысл его сна – это сделал чужеземец. Иосиф, указывая на предстоящие годы изобилия, а затем голода, утверждает, что «Бог исполнит сие». Но разве Отец пошлёт своим детям голод? Голод – это результат хозяйствования человека, разрушающего свою опору, природу, свою колыбель, а обвиняющего в этом Бога!
Впрочем, в этих словах Иосифа можно усмотреть и другой смысл: падший бог, не потерявший способности управлять силами природы, проводит свой план, часть которого – это возвышение Иосифа, для этого падший бог использует изобилие и голод, таким об-разом управляя судьбами египетского народа.
Фараон дал Иосифу другое имя: Цафнах-панеах. Его женили на дочери жреца Илиопольского. Иосифу 30 лет. До наступления голода у него родились двое сыновей: Манассия и Ефрем.
Бывший хозяин Иосифа, начальник телохранителей фараона – Потифар; тесть Иосифа – жрец Потифер. Имена созвучны. В годы голода Иосиф открыл житницы и в Еги-пет стали приходить за хлебом «из всех стран». А какие тогда были страны? Библия ничего не говорила до сих пор об их существовании. Такое впечатление, что и Египет-то упоминается только потому, что с ним связана история египетского народа. То есть события, связанные с патриархами евреев, упоминаются подробно, про жизнь остального человечества не говорится ничего, лишь в крайнем случае – сквозь зубы...
О чём вообще идёт речь? Существует государство Египет – мы говорим именно о государстве, а не о народе, населяющем некоторую территорию; что такое государство? Это Власть, у неё есть Закон, определяющий деятельность людей, и Сила, принуждающая людей исполнять Закон. Казалось бы, человек в такой системе занимает низшее, подчинённое положение. Но власть сама по себе нематериальна, для своего воплощения она должна материализоваться, возобладав в комплексе чувств... человека! Чтобы сооб-щить людям о Законе, надо также возобладать в ком-то из людей, который и напишет статьи закона.
Вот и получается, что государство - это власть, на службе которой состоят Закон и Сила, которые принуждают человека, используя для этого энергию... человека!
Говоря о Египте, мы имеем ввиду именно государство во всех его проявлениях: жрец, фараон, начальник телохранителей, темница. И вот в это государство приходят сыны Измаила – они кочевники, пришли оттуда, где ещё не воссиял свет цивилизации: нет у них царя, а есть вождь, нет закона, а есть обычаи предков. Но чем-то эти дикари нужны для цивилизованных египтян – нужны, раз между ними идёт торговля. Возможно, впрочем, что торговля идёт с целью разложения окружающих Египет народов, но ведь что-то египтяне берут взамен и находят этому применение: стиракса, бальзам, ладан.
А тот факт, что Иосиф был продан не кому-нибудь, а самому начальнику телохранителей фараона – разве это не доказательство того, что в Египте торговле с дикарями придаётся большое значение? Зачем второе лицо в Египте покупает дикаря? Если нужен раб, почему не купить из числа своих, зачем брать чужеземца? Ответ мы находим дальше, прочитав о том, что вскоре Иосиф стал управляющим дома Потифара. Значит, у египтянина была проблема – отсутствовал толковый управляющий и среди своих он не смог подыскать приемлемую кандидатуру, но не упустил случая – приезд купцов из нецивилизованной Азии и покупка у них раба решили проблему вельможи цивилизованной страны.
Сам фараон признаёт превосходство еврея над своими подданными:
- Найдём ли мы такого, как он, человека, в котором был бы Дух Божий?
Главным сословием государства Египет являются жрецы. Они есть «ум, честь и совесть» той эпохи. Они есть верховная власть, в то время как фараон олицетворяет собой власть исполнительную, что-то вроде начальника штаба при Верховном Главнокомандующем. Жрецы создали идеологию, вокруг которой и было образовано это древнейшее государство, жрецы ведут египетский народ в нужном им направлении.
А в Азии наш главный герой – падший бог – занимается, путём селекционного от-бора и промывания мозгов, созданием искусственного народа, который будет властвовать над всеми остальными народами, но будет сам служить ему, падшему богу.
Однако теперь мы видим симбиоз, объединение двух идей. Иосиф, под воздействи-ем целого ряда обстоятельств, фактически становится во главе Египта. Нет-нет, он, конеч-но, не допущен к рычагам верховной власти, он исполнитель, а не повелитель, вот пусть и выполняет поставленную перед ним задачу. Его рвение будет подстёгиваться воспоминаниями о годах, проведенных в темнице, о минутах, проведенных на дне рва, когда сверху его братья решали его судьбу: убить или продать в рабство.
Но как жрецы Египта допустили в свою конюшню чужого жеребца, поведшего за собой остальных? Как падший бог, пасущий кочевников в Ханаане, смог «подвинуть» жрецов Египта? А ответ может быть самый простой: три известных нам бога, руководящие судьбой семьи Авраама – они и есть жрецы Египта!
Возможно, их не трое, а больше. Часть их занималась Египтом, другая часть - евреями. Если они для этого разделились пополам, а евреями, как мы помним, занимались трое, то всего их, стало быть, шестеро – шесть богов, решивших захватить власть над ми-ром, превратив остальных богов в смертных человеков! В 2229 году от Адама две группы жрецов решили объединить свои усилия, соединив египтян и евреев. Вернее, решили они это сделать раньше и стали готовить Иосифа. А в 2229 году решение было исполнено: Ио-сиф стал управителем Египта, его контролирует фараон, за спиной которого маячат тёмные фигуры жрецов...
О планах жрецов мы можем судить, проследив за действиями их ставленника - Иосифа. Моисей выставляет его на вид, как спасителя Египта от голода, давайте же со-ставим о происшедшем своё мнение.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
oleg1968




Зарегистрирован: 08.11.2007
Сообщения: 19

Населённый пункт: Днепропетровск

554260СообщениеДобавлено: Вс 11 Ноя 2007, 0:52 | Ответить с цитатойВернуться к началу

В течение первых семи лет, времени изобилия, когда земля «приносила из зерна по горсти», Иосиф собирал хлеб и скопил его так много, что перестал считать. Очевидно, операция по сбору хлеба прошла без особенных эксцессов: урожаи были обильные, если много забирали у людей, то ещё много и оставалось. Итак, если первая часть плана жрецов - поставить Иосифа управителем Египта – удалась, то так же успешно удалась и вторая: жрецы, повелевающие умами людей, следящие за плодородием, сумели обеспечить страну большим урожаем – только для того, чтобы Иосиф смог сделать огромные запасы зерна. Жрецы имеют влияние и оказывают его на урожай: мысль о последующих семи годах голода они настолько успешно вбили в головы египтян, подключив таким образом к своей идее их коллективную мысль – страх перед голодом, что вот мысль и материализовалась и голод наступил! Когда у народа закончились свои запасы, Иосиф стал им продавать то, что раньше собирал! Чувствуете небольшую, махонькую, но всё-таки разницу в этих двух глаголах?
Жители Ханаана потянулись в Египет за хлебом. Пришли и братья Иосифа. И - очередная неожиданность: Иаков отправляет своих сыновей, десять братьев отправились в путь, а Вениамина отец оставил при себе. Вот тут цифры и приводят в недоумение. Вспомним, что от двух жён и двух наложниц у Иакова было двенадцать сыновей. Иосифа продали, Вениамина оставили, Иуда отложился, а в Египет идут всё равно десять. Из этого следует, что Иуда после смерти своих двух сыновей вернулся всё-таки в семью. Когда Фамарь родила ему ещё двоих, казалось, проблема с продолжением рода решена, а теперь выясняется, что Иуда решил больше не испытывать судьбу, а вернуться к своим братьям.
Итак, Иуда наказан за отступничество, упорствовать далее не стал, вернулся – урок пошёл ему впрок. Значит, смерть двух сыновей его - это не просто слепая, бесполезная месть жрецов, нет – это борьба за то, чтобы Иуда вернулся в строй, а это значит, что его некем заменить, это будет труднее, т.к. придётся начинать всё сначала, воспитывать новичка, признав, что затраченные на Иуду усилия пропали даром. А также это урок всем остальным: так будет с каждым! Всё это мы вынуждены додумывать самостоятельно – Моисей, рассказав об отложении Иуды, о возникших после этого у него проблемах, умолчал о его возвращении.
Голод наступил не только в Египте, но и в земле Ханаанской. Иосиф «продавал хлеб всему народу земли», «И был голод по всей земле», «И из всех стран приходили в Египет покупать у Иосифа», «голод усилился по всей земле». Мы видим картину повсеместного голода, так сказать, в мировом масштабе. Но это всё лишь общие слова, а конкретно указываются лишь Египет да Ханаан! В остальных землях, не затронутых благами цивилизации, голода, судя по всему, нет. Возможно, правда, что Ханаан упоминается лишь потому, что с приходом оттуда братьев Иосифа связан сюжет повествования, но – Иосиф лично принимает покупателей египетского хлеба. Картина мирового голода как-то не клеится.
Можно представить себе Иосифа, сидящего в своём кабинете и принимающего гонцов с докладами: в Мемфис пришли посланцы из Ливии, им продано двести мешков зерна по такой-то цене; в Фивы пришли кочевники из Ханаана, им продано триста мешков пшеницы. Но не нужны Иосифу такие доклады: он, управляющий всем Египтом, первый человек в империи после фараона, принимает покупателей со всех стран и лично продаёт им хлеб! Но это уже не мировой голод, это отдельный случайный визит кочевников, кото-рому администрация Египта придаёт большое значение и кочевники ввиду исключительных обстоятельств допущены к самому Цафнах-панеаху!
Но быть может, Иосифу доложили, что пришли его братья? Нет, они пришли лично к нему потому, объясняет Моисей, что Иосиф «был начальником в земле той; он и продавал хлеб всему народу земли». В этот лишь момент Иосиф увидел своих братьев и узнал их.
Братья же его не узнали. Моисей подчёркивает, что Иосиф узнал своих братьев, а они его нет. При встрече он обвиняет родственников в шпионаже, приказывает одному из них вернуться и привести сюда Вениамина, того, что остался дома с отцом. А остальные останутся заложниками. Затем арестовывает их всех. А через три дня Иосиф меняет своё решение: он отправляет за Вениамином не одного из братьев, а наоборот, всех, кроме одного. На их глазах Иосиф связал Симеона, приказав братьям идти за Вениамином, дав им еды и не взяв с них за это платы; дал им и запасы на дорогу.
Такое поведение управителя Египта, когда он принимает одно решение, а затем другое, не красит его. Это говорит о том, что встреча с братьями была для него действительно неожиданностью, что Иосиф не знал об их приходе, а просто встретил кочевников из Ханаана для продажи им хлеба – это подтверждает, что продажа лично Иосифом хлеба есть не образное выражение, а сухой факт.
Узнав о случившемся, Иаков сокрушается и не хочет отдавать Вениамина. При этом поражает фраза Рувима, старшего брата:
- Убей двух моих сыновей, если я не приведу его (Вениамина) к тебе!
То есть, если у отца заберут и не вернут младшего сына, то он, отец, утешится, убив собственноручно двух своих внуков!!! Что за люди они, дети Авраама! Да и люди ли?..
Иаков не отдал Вениамина:
- Не пойдёт сын мой с вами; потому что брат его умер, и он один остался.
Но почему один? Ведь есть же объяснение тому, что остальных детей Иаков не берёт в расчёт? Лия, законная жена патриарха, родила ему шестерых сыновей и одну дочь. Ра-хиль, тоже законная жена, родила Иосифа и Вениамина. Когда пропал Иосиф, у отца его действительно остался один сын от Рахиль. Значит, в те времена ещё не пропали знания людей о том, что человек после своей смерти обретёт новую жизнь на Земле, для этого надо продолжить свой род, а это можно сделать лишь с одной женщиной. Как видим, Иаков не рассчитывает на своих детей от Лии, очевидно, о детях наложниц речь вообще не идёт. Снова воплотиться на Земле Иаков планирует с помощью детей, рождённых от любимой женщины, ведь именно Рахиль он любил, а Лия была взята, так сказать, в довесок.
Ну а как же Симеон? Ведь он остался заложником в Египте, если братья не приведут Вениамина, то Симеона ничего хорошего не ждёт – известно, для чего берут заложников. Но Иаков жертвует сыном Лии ради сына Рахиль. Вениамин – его единственная надежда.
Так значит, всё-таки прав Моисей и именно Рахиль есть любимая жена Иакова, а не Лия, как мы предполагали выше? Но не будем спешить с выводами: ведь Вениамин ещё мальчик, в то время как Симеон, подобно Иуде, уже мог обзавестись своими детьми, т.е. продолжить свой род.
В этой истории интересно рассмотреть мотивы поведения самого Иосифа. Узнав своих братьев, он мог наказать их за то, что был продан ими в рабство в своё время; мог, открывшись им, простить. Однако Иосиф избрал третий путь: до времени не открываться перед своими братьями, сначала испытать их. Испытать в чём? Рассмотрим последовательность изложения событий. Иосиф узнал своих братьев. Тут же вспомнил сны свои о них, после чего решил их испытать. Мы тоже помним его сны и видим, что Иосиф не оставил свои мечты о господстве над братьями, а также, как мы помним, и над родителями своими.
Первый путь – наказать братьев – Иосифу не подходит, он хочет их подчинить сво-ей власти. Открыться же им и простить, оставить в Египте, привезти сюда отца и мать и осыпать их богатством и роскошью... тоже не подходит! Во-первых, добро быстро забывается; во-вторых, его благодеяния родственники воспримут, как должное: он наш брат и сын и его прямой долг состоял в том, чтобы помочь нам. Но он наш младший брат, поэтому нуждается в наших советах, поучениях и назиданиях – таким вот языком могли заговорить с ним братья его, спустя очень даже небольшое время.
Поэтому помочь родственникам надо, но при этом сделать всё не даром, а с пользой для себя, превратив их в своих рабов! Следовательно, необходимо дать им почувствовать всю полноту власти его, Иосифа, над своими братьями: их жизни зависят от его прихоти, пусть уразумеют сие до конца своих дней. Говорить им об этом бесполезно, люди тех времён мыслят образами, вот Иосиф и создал, и показал им спектакль: необоснованное обвинение, арест, заложник, приказ привести Вениамина – вы рабы, вот и повинуйтесь!..
Братья собираются во второй раз идти в Египет. Причина – усиливающийся на земле голод, но отнюдь не желание спасти жизнь оставшегося в заложниках Симеона. Жизнь Вениамина отец ценит выше, и только усиление голода заставляет его отпустить самого младшего своего в Египет, т.к. братья заявили, что без Вениамина они не пойдут. Между прочим, переговоры с отцом вёл от имени братьев Иуда, он взял на себя ответст-венность за жизнь Вениамина.
Отец наставляет своих сыновей, как им следует умилостивить такого злого управителя Египта. Необходимо взять серебро для закупки пищи, надо также взять и то серебро, которое брали в прошлый раз и которое тогда отдали обратно. А ещё надо взять с собой в качестве подарков плодов земли сей: бальзама, мёда, стираксы и ладан, фисташков и миндальных орехов.
Итак, имея мёд, фисташки и орехи, род Израиля страдает от голода и посылает гонцов в Египет за пищей! Тут что-то не так...
Конечно, они кочевники, им нужно мясо. Но в Египте они хотят взять хлеба. Ещё раз убеждаемся, что «весь мир» - это мир цивилизации жрецов: Египет и Ханаан. Весь же остальной, нормальный мир, т.е. вся остальная планета, не затронутая цивилизацией, от голода не страдает, т.к. не пашет, не сеет, не разводит скот, но живёт, как и их предки, дарами природы, в том числе мёдом, фисташками и орехами – тем, чего уже нет, например, в Египте и что последний вынужден покупать у представителей цивилизации, существовавшей ещё до Египта.
И действительно, по приходу в Египет братья получают угощение в доме Иосифа – мясо. Кстати, на этот раз Цафнах-панеах уже не меняет своих решений – он ждал прихода своих братьев, все свои действия давно обдумал: второй их приход в Египет не стал для Иосифа неожиданностью, в отличие от первого.
Иосиф разделил трапезу со своими братьями, приведя их в свой дом. Они едят хлеб и мясо, причём Иосифу подают особо, его братьям особо, а присутствовавшим там егип-тянам – также особо, «ибо Египтяне не могут есть с Евреями; потому что это мерзость для Египтян». Интересно, Иосиф ел отдельно, потому что он управитель Египта или потому что еврей? Братья сели по старшинству, по первородству, однако самый младший, Вениа-мин, получал впятеро больше со стола Иосифа. «И пили, и довольно пили они с ним».
И снова, попировав с братьями, не открывшись им, как и в прошлый раз, Иосиф отпускает их домой, дав им пищи и оставив им их серебро; но в мешок Вениамина Иосиф приказывает положить свою серебряную чашу. Затем братьев догоняют, обвиняют в кра-же и находят пропажу в мешке Вениамина.
Интересно отметить, что при обыске братья «спустили каждый свой мешок на зем-лю, и открыли каждый свой мешок». От земли Ханаанской до Египта не один день пути. Братья отправились за пищей, т.к. у них голод. У каждого из них своя семья: жена или жёны, дети. И вот из Египта они придут, каждый с одним мешком пищи. Стоило ли ходить так далеко, чтобы принести так мало?
Стража всех возвращает обратно: «И пришли Иуда и братья его в дом Иосифа...» Если уж кого-то и выделять из братьев, то почему не по старшинству, почему не первенца – Рувима? Наверное, потому, что Иуда вёл переговоры с отцом и обещал привести назад Вениамина. Хорошо, почему с отцом говорил Иуда, а не Рувим? Потому, что Иуда возглавил этот поход – первый поход под руководством Рувима Иаков определил, как неудовлетворительный.
Так что же получается? В своё время от семьи отделился не просто один из братьев, но лучший из них! Об этом, впрочем, мы могли догадаться и раньше – по поведению Иуды во время продажи Иосифа, по самому факту его ухода из семьи. Но сейчас, поставив Иуду во главе своих братьев и доверив ему жизнь своего любимого сына, сам Иаков фактически признаёт, что Иуда – лучший и самый надёжный из его сыновей.
Так вот из мира, который строят жрецы на Земле, лучшие люди уходят или терпят бедствия. А на вершину попадают... ладно, не будем выражаться.
...Иуда повинился перед Иосифом за себя и за своих братьев; в уста Иуды вкладывается повторное описание прошедших событий. Зачем? Чтобы уверить читателя, что всё происходило именно так. Но тогда, значит, на самом деле всё было по-другому?
Зачем Иосиф, используя нечестные способы, обвиняет Вениамина в воровстве? Ну хорошо, братья плохие, их надо наказать за то, что они продали его в рабство, но Иосиф не мстит им открыто. Эпизод с чашей показывает низкую натуру Иосифа – любимого сына Иакова. Он обвиняет своего родного брата, зная, что тот не виноват. Наказывает Иосиф не Вениамина, а его отца. В течение многих месяцев терзался Израиль мыслью о том, какой тяжёлый и скорее всего, неотвратимый рок завис над судьбой его любимого сына. А что успел пережить сам Вениамин! Какой перепад чувств вызвал в душе его этот психолог Иосиф: вчера пир и угощение (после напряжённого ожидания предстоящей встречи), яв-ное предпочтение Вениамина его братьям перед лицом самого управителя Египта, а сегодня такое ужасное обвинение и, возможно, осуждение на смерть!
Ещё раз подчеркнём, что Моисей сухо описывает факты. Но мы сейчас видим Ио-сифа именно в качестве психолога: он вызывает колоссальный перепад чувств в душах своих братьев, делает это искусственно и целенаправленно, имея достаточно времени для тщательной разработки сценария. Чего успел натерпеться бедняга Вениамин, какие душевные муки претерпеть да ещё, вместо сочувствия, наталкиваясь на осуждающие взгляды своих братьев!
Показав свою власть над ними, Иосиф использует Вениамина в качестве инструмента, с его помощью демонстрируя и свою власть над отцом. Образно и наглядно: если с Вениамином случится беда, старик с печалью сойдёт в гроб – а с Вениамином случится то, что решит он – Иосиф! Он в состоянии ударить Израиля в его самое больное место, поразить последнего сына, лишив Иакова возможности продолжить род и вновь потом обрести земную жизнь в своих потомках.
Итак, Иосиф, используя нечестные приёмы, показывает себя низким человеком. Цель же его очевидна: когда братьям предъявили обвинение в краже, Иуда предлагает обыскать их:
- У кого из рабов твоих найдётся, тому смерть; и мы будем рабами господину нашему!
Вот оно – заветное желание Иосифа сбылось! Жизненные обстоятельства он составил таким образом, что его братья, а через Вениамина и его отец станут его рабами, но внешне это будет выглядеть не как властолюбие Иосифа, а как недостойное поведение членов его семьи, а в ответ на их низости – великодушие Иосифа, их спасителя и благодетеля, простившего их и даровавшего им жизнь, вместо – вполне заслуженной! – смерти. Правда, жизнь в рабстве…
Иосиф умело применяет уроки жрецов, ведь это их метод: сделать людей в чём-либо виноватыми и достойными за это смерти, а затем «великодушно» простить их. Сделать их своими рабами, да так, что они ещё за это будут благодарить!
После обнаружения чаши в мешке Вениамина Иуда говорит Иосифу, что теперь все они рабы ему, однако Иосиф лицемерно показывает своё великодушие, отпуская братьев – всех, кроме Вениамина, наперёд зная, что те не примут такое прощение. И действительно, Иуда, тот самый, что когда-то уходил прочь от этих фанатиков, теперь сам, по своей воле, просит Иосифа, чтобы тот взял его себе в качестве раба. Ра-ба!..
И вот теперь, когда Иосиф показал братьям свою власть над ними, а посредством Вениамина и власть над своим отцом, теперь только Иосиф открылся и сказал, кто он есть на самом деле. Да, он и есть брат их, которого они продали в рабство. Но печалиться им не следует, продолжал далее Иосиф, потому что это бог послал его впереди. Другими словами, переселение семьи Иакова в Египет было предопределено (советом жрецов?), а происшедшие события, в частности продажа Иосифа, есть стечение обстоятельств. Целенаправленное. Это работа жрецов.
Иосиф называет и причину переселения: прошло только два года голода. Впереди ещё пять голодных лет. Причина убедительная. Но только голод этот вызван жрецами, это средство, а цель – передача исполнительной власти в Египте Иосифу и его семье.
Иосиф заявляет братьям, что он – отец фараону и господин во всём доме его и владыка во всей земле Египетской. Итак, в Египте фараон есть символ власти, это пугало для народа, это ширма, за которой прячутся жрецы, но выглядывает из тени их новый представитель – Иосиф, зять жреца. Фараон отдал власть чужеземцу? Нет, фараон не отдавал власти, которой у него не было. Это решение жрецов. На данном историческом этапе у жрецов появилась причина передать исполнительную власть Иосифу. Хорошему актёру дали главную роль, но режиссёр по-прежнему в тени, некогда ему самому актёрствовать, надо обдумывать дальнейший сценарий.
Известие о том, что к Иосифу пришли его братья, порадовало фараона, который также призывает в Египет семью Иакова и обещает дать Израилю лучшее в земле Египетской. Для поездки за евреями выделены колесницы и дан путевой запас зерна, хлеба. Каждому из братьев Иосиф дал перемену одежд, а Вениамину – пять перемен одежд и триста серебреников. И дал Иосиф напутствие братьям:
- Не ссорьтесь по дороге!
Очевидно, братья завидовали Вениамину, впрочем, повод для этого дал сам же Иосиф, демонстративно выделяя своего родного брата от остальных, рождённых от других жён и наложниц.
Но мы обратим своё особое внимание на следующее обстоятельство, вернее, противоречие. Есть разница в отношении египтян к евреям – разница между знатью и их слугами. Мы видим, что начальник телохранителей с удовольствием берёт себе на службу еврея и возвышает его. Затем тоже самое делает и фараон. Теперь последний очень рад, что помимо Иосифа появилась возможность приобретения и его братьев. Им обещают всё лучшее в Египте, они нужны тем, кто правит этой страной, т.е. в конечном счёте они нуж-ны жрецам. Однако мы видели, что для остальных египтян, не являющихся носителями образа власти, в частности, для слуг Иосифа, кушать с евреями за одним столом – мерзость!
У слуг нет политических расчётов и они не следуют привычкам своих хозяев, уважающих евреев. Следовательно, корни их неприязни к кочевникам идут от простого египетского народа. Мы видим таким образом, народ Египта с одной стороны, а с другой – жрецов. Используя власть, эти последние навязывают народу помимо их воли другой об-раз жизни. Именно помимо воли, т.к. приход евреев означает ускорение движения по пути, цель которого видят жрецы, а для египетского народа такой резкий скачок в развитии цивилизации открывает глаза на пагубность избранного пути. При постепенном движении люди не замечают, как уходят одни ценности и на смену им приходят другие. Но ускорение движения, связанное с приходом евреев, раскрывает суть прогресса, декларируемого жрецами.
Израиль отправился из Хеврона со всем, что у него было, дошёл до Вирсавии, где принёс жертвы богу. И ночью Иаков услышал голос:
- Я пойду с тобою в Египет; Я и выведу тебя обратно.
Вот так! Израиль ещё не пришёл в Египет, но план уже составлен и приводится в действие: евреи идут в Египет на время. Для этого и были созданы соответствующие обстоятельства, побудившие их действовать именно так, а не иначе, а впоследствии будут созданы другие условия, под влиянием которых Израиль покинет Египет.
И все они из Вирсавии отправились в путь, прихватив, между прочим, и свой скот. И снова вопрос: если они идут в Египет из-за голода, почему не съели свой скот? Если в Ханаане нет пищи, почему нет падежа скота?
Значит, получается так: если голод где-то и был в то время, так это в Египте. Вы-звали голод египетские жрецы – искусственно, отбирая у людей урожай в течение семи лет и пугая предстоящим голодом. Так голод потому и наступил, что хлеб забирали! Иаков же со своей семьёй переселился в Египет потому, что так надо жрецам, а непосредственная причина – приглашение Иосифа.
«Всех душ дома Иаковлева, перешедших в Египет, семдесят». Это считая самого Иакова, Иосифа и двух сыновей последнего, родившихся уже в самом Египте от дочери жреца. Сюда не входят женщины – их жёны, дочери, служанки.
Иаков отправляет вперёд Иуду к Иосифу, чтобы указать остальным путь в Гесем – место, где они будут жить. Иуда явно стал правой рукой, про первенца Рувима уже нет и речи.
Иосиф указывает братьям, что они – пастухи овец. Если фараон спросит у них об их занятии, должно отвечать, что они – скотоводы:
- Ибо мерзость для египтян всякий пастух овец.
Это надо расценивать в том смысле, что евреи нужны фараону, следовательно, жрецам и что их с неприязнью встретит египетский народ.
О приходе своей семьи в Египет Иосиф лично известил фараона. Иосиф представил фараону своих братьев, но не всех, а только пятерых из них. Имён Моисей не указывает, но мы и сами можем догадаться – это четыре сына Лии, а также Вениамин, т.е. дети жён Иакова, в то время как сыновья наложниц явно рассматриваются в качестве людей второ-го сорта. Еврейский народ, долженствующий, по плану жрецов, встать на вершине пира-миды власти, охраняя и служа опорой трону, на который воссядут жрецы, еврейский на-род, говорим мы, сам не однороден, в нём также есть, как видим, младшие и старшие – и са-мый старший.
Фараон не просто разрешает братьям поселиться в Египте, а приказывает отвести им лучшее место в стране, а способных из них поставить смотрителями над скотом фа-раона. Вот как! Для египтянина пастух есть мерзость, но фараон и следовательно, жрецы, себя египтянами не считают: вопреки желанию народа власть имущие занимаются разви-тием скотоводства в стране, но видимо, не удаётся добиться в этом деле успеха ввиду сопротивления крестьян, раз правительству требуются способные начальники. Фараон выполняет поставленную задачу – развитие скотоводства – и видит только ближайшую цель. Но то, что для него является целью, для жрецов есть лишь средство. Ими декларируется идея скотоводства с целью лишить людей их земли.
Затем Иосиф привёл к фараону своего отца. Иаков благословил правителя Египта. Вот так, ни больше, ни меньше – не на колени встал перед могущественным государем, благодаря за спасение себя и своей семьи от голодной смерти, а благословил, как старший младшего! К великому правителю великой империи Иаков отнёсся по-отечески.
На вопрос фараона, сколько ему лет жизни, Иаков отвечает:
- 130 лет странствования, - при этом сетуя, что его годы малы и несчастны по сравнению с годами странствования его отцов, что, впрочем, мы уже поняли и раньше.
Ответ Иакова можно понять в том смысле, что для него, в отличие от фараона, нынешняя жизнь – это не жизнь в полном смысле этого слова, это странствование, т.е. переход из одного места в другое; когда странствование будет закончено, т.е. достигнута цель – власть над миром – вот тогда только и начнётся у Иакова настоящая, в его понимании, жизнь.
Осознание своего будущего величия и даёт основание Иакову смотреть свысока даже на фараона – благословить его, показывая окружающим, кто есть кто. Он, Иаков, слышит голос Бога, является его представителем и толкователем его желаний, остальные, включая фараона, должны ему с трепетом и страхом внимать. Кажется, это не фараон спасает еврейскую семью от голодной смерти, а Иаков спасает фараона, помогая тому решить очень сложную задачу. Возможно, так оно и есть. Вторично благословив фараона, Иаков вышел от него – это вместо того, чтобы быть отпущенным повелителем.
Именно как плату за оказанную услугу следует расценивать тот факт, что Израиль занимает лучшую землю, следовательно, оттуда прогнали старых хозяев. Иосиф снабжает свою семью хлебом.
А вот и та услуга, за которую заплачено Израилю. Ведь переселение евреев происходит на фоне продолжающегося голода в Египте. Здесь мы снова не можем не обратить внимание на следующий пассаж: «И не было хлеба по всей земле; потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская». «Вся земля» - это, оказывается, Египет и Ханаан. Вот так.
Всё серебро, имеющееся в Египте и Ханаане, собрал Иосиф, продавая хлеб тем, у кого раньше, в течение семи лет подряд, он собирал зерно – или отбирал? Людям стало нечем расплачиваться и в обмен на хлеб они стали пригонять свой скот – его нечем кормить. А Иосиф скот забирает – есть у него и хлеб, и корм для скота. И таким образом весь скот, принадлежавший египетским крестьянам, стал теперь принадлежать фараону. Мы помним, что братья Иосифа стали смотрителями этого скота. Но голод продолжается и тогда в обмен на хлеб Иосиф забирает в собственность фараона землю крестьян, а их самих превращает в рабов: «И досталась земля фараону. И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого».
Читаешь Библию – и дух захватывает! Какая блестящая проведена операция! Семь лет голода – и свободные крестьяне лишаются своих земель, а сами становятся рабами. Попробуем разобраться. Итак, люди отдали себя в рабство потому, что им нечего было есть. А у Иосифа еда была. Где же он взял такие огромные запасы пищи? Да ведь у этих же крестьян и забирал он зерно предшествующие семь лет! Даром забирал, объясняя эту экспроприацию, как подготовку к предстоящему голоду. Интересно, были ли среди народа такие, кто не отдавал свои запасы? Какова была их судьба? Очевидно, сопротивление предвиделось. Для этого фараон и дал власть Иосифу: на него можно всё недовольство потом и направить…
Однако на самом деле, забрав пищу у людей, Иосиф и организовал голод! Итак, семь лет подготовки, семь лет неизбежного голода – и вот вам результат: свободные люди стали рабами. Да ещё и благодарят Иосифа за то, что избавил их от голодной смерти!
Да это прямо как у Сталина: колхоз или смерть! Тоже голод, тоже отбирание земли, террор, а затем выдача семян на посев, но уже не крестьянам-собственникам, а - колхозам… И также есть символ власти – Сталин и главный исполнитель – Молотов. Стальная воля, а в её руках – Молот.
Выводы: чтобы лишить человека свободы, надо забрать у него землю. И наоборот: чтобы обрести свободу, надо взять участок земли. Ною для спасения от потопа и для нормальной жизнедеятельности требовался участок, площадью около одного гектара.
Особое внимание следует обратить на тот факт, что своя земля была и у жрецов. Но эту землю Иосиф не трогал, т.к. жрецы питались от неё. Так что же получается, крестьяне продают свою землю, потому что им нечего есть, а жрецы не продают свою землю, потому что питаются с неё! Но если в стране голод, как могут жрецы питаться от земли?! А очень просто: хлеб забирали у крестьян, вот они и голодают; у жрецов пищу не забирали – и в их землях голода нет…
Иаков перед смертью берёт клятву с Иосифа, что будет похоронен в гробнице своих отцов: беспокоясь о своей близкой кончине, Иаков думает об обеспечении реинкарнации в будущем поколении. Ещё во время жертвоприношения в Вирсавии бог, он же жрец, сказал Иакову, что выведет его из Египта: не его потомков, а его самого!..
Придя в Нильскую долину, евреи исполнили свою роль, превратив египтян в рабов. Эти семьдесят человек явились тоненькой прослойкой, одержимой, однако, идеей – и эта идея взяла верх. В будущем похожую роль выполнят при Петре Первом иностранцы в России, а позже партия большевиков – суть везде одна: небольшое количество людей прогоняется через горнило идеологической обработки. Затем эти люди приводятся к власти, превращая остальных в рабов. А первый опыт захвата власти проводит партия евреев во главе с Иосифом. А режиссёр везде один – верховный жрец…
Остался ещё один вопрос: почему евреи должны будут потом уйти из Египта? От-вет: превращение египтян в рабов – это репетиция, так сказать, местного значения, по сравнению с предстоящим захватом власти в мировом масштабе. Тут семидесяти евреев не хватит, они расплодятся и пройдут такую же подготовку, как и их предки. Авраам, Исаак и Иаков кочевали по Ханаану, после чего их потомки атаковали Египет. Теперь всё должно повториться в более крупном масштабе: потомство двенадцати колен Израиля также будет странствовать – так Петру Великому потребовалось время, чтобы из двух потешных батальонов развернуть многочисленную армию и двинуть её на расширение границ своей империи.
Узнав о болезни отца, Иосиф идёт к нему и берёт с собой двух своих сыновей, Манассию и Ефрема. Иаков рассказывает, как он был благословён богом, явившемся ему в Лузе, в земле Ханаанской. Бог обещал расплодить Иакова, размножить его и дать его потомству Ханаанскую землю в вечное владение.
Примечательно, что детей Иосифа Иаков считает своими детьми, если же у Иосифа будут ещё дети, то те уже будут детьми Иосифа – очень интересное решение!
Иаков сообщает далее, что когда он шёл из Месопотамии, у него умерла Рахиль в земле Ханаанской. Почему Иаков говорит: «умерла у меня Рахиль»? Почему он не говорит Иосифу: «умерла твоя мать»? Почему он вообще говорит о ней сейчас, накануне своей смерти, прожив уже 17 лет в Египте? Возможно, Иаков даёт понять, что Иосиф должен похоронить его в Ханаане, рядом с Рахиль.
Затем Иаков благословляет детей Иосифа, причём поставил младшего, Ефрема, выше Манассии. Почему? Иаков сам был младшим сыном и обошёл своего старшего брата. Иосиф вообще добился выдающихся успехов, возглавив «путь странствования» евреев. А ведь Иосиф самый младший, не считая Вениамина. Хотя по линии Рахиль он старший. Во всяком случае, Иаков считает, что его собственная жизнь, а также жизнь Иосифа пока-зывают, что старший не есть более подходящий для того, чтобы возглавить миссию.
Снова отец говорит Иосифу, да возвратит вас Бог в землю Ханаанскую, а заканчи-вает свою речь следующими словами:
- Я даю тебе, преимущественно пред братьями твоими, один участок, который я взял из рук Аморреев, мечём моим и луком моим.
На эти сова Иакова стоит обратить внимание. Мы проследили его путь в Месопотамию и обратно в Ханаан. За исключением резни в Сихеме, всё остальное воспринималось, как простое странствование еврейской семьи, а теперь выясняется, что Иаков вооружённым путём завоёвывал земли.
Аморрей, как мы помним, это четвёртый сын Ханаана, внука Ноя по линии Хама. Когда Авраам воевал с коалицией царя Кедорлаомера, то Аморреянин упоминается в числе союзников Авраама. Однако последний затем слышит предсказание от своего бога о том, что его потомки уйдут из Ханаана и вернутся через четыреста лет, «ибо мера беззаконий Аморреев доселе ещё не наполнилась». Бог тогда обещал отдать потомкам Авраама землю от реки египетской до Евфрата. В том числе и землю Аморреев. Однако, как мы теперь видим, внук Авраама, ещё до перехода в Египет стал завоёвывать земли в Ханаане, выходит, его перемещения там – это боевые действия, целью которых являлся захват земель.
Таким образом, мы ещё раз убеждаемся в том, что навязывание народам скотоводства как образа жизни, приводит эти народы к необходимости поиска пастбищ, следовательно, к изгнанию оседлого населения, которое, впрочем, не является коренным, ведь хананеяне явились первой волной переселенцев из Междуречья. Коренных жителей (богов?) изгнали именно они, а от них теперь, в свою очередь, освобождают землю кочевники-скотоводы, т.е. вторая волна переселенцев. Все они потомки одного человека – Ноя. Половая распущенность приводит к избыточному перенаселению, что в свою очередь и порождает все эти волны перемещений, приводящие к изгнанию богов из их райских садов, превращению этих садов в пастбища, а пастбищ – в пустыни. И всем этим руководит группа жрецов.
Затем Иаков призывает своих сыновей, чтобы сообщить им, что с ними будет, т.е. создать свой проект будущего – сыновья будут думать о сказанном, их мысли и материализуются. Таким образом, Иаков планирует будущее и для его материализации подключает мысли своих сыновей.
Вновь Иаков заповедует похоронить его в той пещере, где похоронены Авраам и Сарра, Исаак и Ревека, там похоронена и Лия. Что же это? Иаков не похоронил Лию и Рахиль рядом: первая лежит в Хевроне, вместе с предками своего мужа, а Рахиль, как мы помним, умерла по дороге в Ефрафу, так «по дороге» и была погребена, т.е. в Вифлееме. Иаков поставил ей там надгробный памятник, но останков её в Хеврон, в склеп своих предков, не перенёс – эта честь только для Лии. А теперь свои останки Иаков завещает перенести именно в Хеврон, к деду своему, отцу и - к Лии, но не в Вифлеем. Так кто же была его любимая жена?
Ну допустим, он любил Рахиль, но волею судьбы именно Лия родила ему первых сыновей и именно она должна лежать в родовом склепе, рядом со своим супругом и его предками.
Закончив своё завещание, Иаков положил ноги свои на постель и – скончался! Сам определил момент своего ухода? Именно ухода – после прочтения первой книги Моисея слово «смерть» уже не поворачивается как-то произнести язык. Уход Иакова состоялся в 2255 году от Адама, в возрасте 147 лет, спустя 97 лет после ухода из жизни Сима, сына Ноя, которому в момент ухода было… 602 года!
Тело Иакова бальзамировали 40 дней. Египтяне оплакивали его 70 дней. Иосиф спрашивает у фараона… стоп! Не у фараона, а у его придворных разрешения похоронить своего отца в Ханаане, правитель Египта разрешает, но: Иосифа, его братьев и дом отца его сопровождают все слуги фараона, старейшины дома его и все старейшины Египта! А ещё колесницы и всадники. Моисей хочет, показать, каким уважением пользовался Иаков в Египте благодаря своему сыну. Однако всё это больше похоже на конвой…
Мы видим, что Иосиф, раньше разговаривавший с фараоном, хвалившийся, что он «отец» фараону, теперь не допущен пред светлые очи повелителя Египта, но испрашивает разрешения через посредничество придворных. А фараон, кажется, опасается, как бы евреи не убежали обратно в Ханаан…
Жители Ханаана видят, что у египтян большое горе.
После смерти отца братья боятся мести со стороны Иосифа, просят прощения за причинённое ему зло, признают себя его рабами. Вот их мораль: удовлетворить Иосифа лучше всего можно, признав его власть над собой!
Иосиф прожил 110 лет и умер в 2309 году. Он завещает братьям своим, что они бу-дут выведены из Египта в Ханаан, тогда, говорит Иосиф, пусть его кости тоже вынесут из земли сей.
Иосиф самый младший в семье, не считая Вениамина. И вот он умирает, а его старшие братья ещё живы…
Набальзамированное, по египетскому обычаю, тело Иосифа положили в ковчег.
Хочется ещё раз указать на то, что эта книга имеет целью разобраться, кто мы, откуда пришли и куда идём, выяснить причину ошибки и устранить её. Поэтому неправильно будет думать, что на этих страницах создаётся образ врага в лице еврейского народа, потому что, во-первых, не в нём причина всех бед, а в тех, кто стоит за его спиной, прикрываясь, как щитом, созданными солдатами. Именно те, кто придумал современный мир в образе властной структуры, являются носителями вредоносной идеи мирового господства, а еврейский народ стал лишь средством, уничтожив которое, но не ликвидировав причину, нельзя будет ничего добиться.
Во-вторых, бесполезно также искать и тех, кто стоит за спиной евреев, т.к. они не-сут в себе идею, а её можно уничтожить, только противопоставив ей другую идею, обновив образ первозданного рая: идею может победить только идея, а еврейские погромы, физическое уничтожение людей есть преступление, есть бесполезное и не достигающее своей цели действие, наконец, ведущее к разжиганию розни и войн, что опять-таки на руку лишь тем, кто мечтает о мировом господстве! Руками евреев забрали жрецы свободу у людей и, указывая на своих солдат, говорят нам: вот из-за кого все ваши беды – убивайте их! А сами в это время укрепляют свою власть, пока народы воюют друг с другом…
Наконец, в-третьих, стоит вспомнить слова Иисуса и сказать: кто из вас без греха, тот пусть первым кинет в еврея камень. Остальные народы пошли вслед за семитами и те-перь мы все сидим в аду и не врагов нам надо искать, а думать, как сообща вернуться назад, в свои сады. А евреи, между прочим, в силу лучшей своей организации, имеют больше шансов первыми развернуться на 180 градусов и вновь возглавить ход человеческой цивилизации, только на этот раз в обратном направлении – назад, в светлое прошлое!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Alick



Возраст: 51
Зарегистрирован: 27.12.2010
Сообщения: 45
Благодарили 12 раз/а
Населённый пункт: Днепропетровск

887727СообщениеДобавлено: Сб 15 Янв 2011, 11:37 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Почему-то я не смог зайти на Форум под своим старым ником, пришлось регестрироваться вторично. Но ничего страшного, за это время я закончил рукопись, текст которой желающие могут прочитать здесь:

http://www.proza.ru/avtor/alickz

С уважением.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы



Журнал модерирования


© 2002-2018 Все права принадлежат Anastasia.ru!
Все материалы, публикуемые на этом сайте, могут быть использованы на усмотрение Фонда "Анастасия", в том числе, и в выпусках Альманаха. Если Вы используете материалы с нашего сайта, то ссылка на нас обязательна. За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация Фонда "Анастасия" ответственности не несёт!


Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB