Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России" Владимирский центр культуры и поддержки творчества "Звенящие кедры России"
 Помощь  • Правила  •  Поиск   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
Рассылка RSS Ищу Предназначение Следующая тема | Предыдущая тема
Дополнительные настройки темы
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать

АвторСообщение
simplegirl



Возраст: 39
Зарегистрирован: 15.08.2007
Сообщения: 4

Населённый пункт: Москва

520278СообщениеДобавлено: Ср 15 Авг 2007, 14:55 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Здравствуйте Эта история произошла 4 года назад. Лежала на земле, смотрела на ползающих муравьёв и думала о том, ради чего всё существует. Собственно, до сих пор продолжаю думать. А муравьи продолжают ползать Дарю эту маленькую сказку всем, кто тоже неизлесимо болен поисками Предназначения.
Преображение
(Эмиссар)

Капля росы, подрагивающая от ветерка на кончике травинки, ма-нила прохладой и влажным блеском. Роскошной драгоценностью, чистейшим из бриллиантов, блистала она среди тысяч подобных себе, достойных украсить платье королевы, а украшала наряд Девы Весны, сотканный из зелёных шелков и небесной свежести. Однако, капля земной влаги служила лишь футляром для истинной драго-ценности – капли утреннего солнца, крупинки его улыбки, отра-жённой в этот час всюду и во всём, способном отражать.
247-й, однако, недолго любовался этим чудом раннего утра. Не сводя с росинки выпуклых чёрных глаз, он подбирался к ней всё ближе и ближе, по наклонной, почти вертикальной поверхности. Шесть подвижных коленчатых лапок позволяли ему, если потребу-ется, совершить приятнейшую прогулку по потолку вниз головой. Достигнув цели, 247-й раздвинул мощные жвалы, универсальный прообраз всех изобретённых людьми ножниц и кусачек. Язычок его коснулся упругого водяного шарика, и тот начал потихонечку уменьшаться, перетекая в подтянутое прежде муравьиное брюшко.
247-й пил про запас, превращаясь на время в маленькую цистерну живительной влаги. Когда его брюшко раздуется от наполнившей его воды, превратившись в почти прозрачный шарик, опоясанный двумя тёмными колечками, он поползёт по своим делам – вернее, по делам Муравейника, и если по дороге ему попадётся собрат, ис-пытывающий жажду, он непременно поделится. И когда его запас будет исчерпан, с ним так же кто-то поделится – не из соображений взаимопомощи, а просто потому что с момента превращения из ли-чинки во взрослую особь, ни один муравей не способен сделать ни-чего для себя. Только для Муравейника. Даже есть или пить.
Как и миллионы его собратьев во всех муравейниках этого леса, он подчинялся некоей силе, названия которой не придумал ни один муравей; силе, объединяющей сосредоточенное в одном месте ско-пление маленьких деловитых насекомых в единый организм. Соб-ственно, муравьёв, как таковых, не было вовсе: был лишь этот ве-ликий Организм, питающийся, дышащий, исследующий окрестно-сти – словом, самостоятельно поддерживающий своё бытие в мире. Поддерживающий посредством отдельных своих маленьких части-чек, муравьёв – насекомых внешне разрозненных, но объединённых и подчинённых единой воле, которую каждый из них ощущал в се-бе, как некий голос, отдающий приказы. И ослушаться этих прика-зов до сей поры не удавалось никому.
Напившись, 247-й вздохнул, развернулся и пополз вниз по зелё-ному мосту травинки. Он чувствовал голод – не просто голод, а не-вероятную по силе потребность добывать пищу в сколь угодно больших количествах – чем больше, тем лучше. И был готов, если понадобится, сражаться за неё. Он родился для добывания, для охо-ты: Великая Объединяющая Сила замыслила его охотником ещё до того, как муравьиная матка-царица отложила яйцо, в котором дре-мала его покамест неразвившаяся суть.
Голод, превосходящий тысячекратно потребность одного крохот-ного насекомого, коллективный голод всего его рода, как раз и яв-лялся одним из приказов Голоса Муравейника. Спускаясь с травин-ки, 247-й уже оценивал все окружавшие его предметы лишь с одной точки зрения: по степени их съедобности. И вдруг…
Оно явилось как будто из солнечного луча и опустилось рядом – дивное крылатое существо, невесомое, как вздох цветка, сияющее, как сам свет. Концы его полупрозрачных трепещущих крыльев те-рялись где-то в небе, в лёгкой дымке тумана над их головами. Тело существа очертаниями напоминало муравья, с тою лишь разницей, что каждым изгибом своим пело о небе. И ещё что-то было не так в его облике, но понадобилось какое-то время, дабы понять, что именно.
У Существа не было жвал – этого природой данного каждому му-равью инструмента, необходимого, чтобы есть и защищаться.
Но зато Его усики-антенны были невероятно длинными и пуши-стыми.
И обе эти особенности, обнаружившиеся у обыкновенного мура-вья, явились бы уродством, для этого Насекомого выглядели как нельзя более естественно.
247-й подумал, что даже бабочки и стрекозы показались бы неук-люжими рядом с этим лучистым созданием. И вдруг его посетил самый что ни на есть ужас.
УЖАС!
Он думал! Сравнивал!
Впервые за все дни жизни (а их не так уж много отводится му-равьям) он познал, что значит мыслить за себя. Голос Муравейника стыдливо смолк от присутствия Существа, точно не в силах про-биться сквозь некую невидимую защиту, которую Оно по какой-то неясной причине пожелало предоставить 247-му. Больше уже он не чувствовал неудержимого позыва кинуться в неизвестность за до-бычей, которую надлежало любой ценой доставить в муравейник до заката. Миг потрясения, пережитый им только что – миг внезапно осознанного одиночества, ответственности за себя, когда тебя уже никто не ведёт и ничего с тебя не требует. Свобода. Полная свобо-да…
- Что ты такое? – тихо спросил он. – Откуда?
Его круглые выпуклые глаза, занимавшие почти всю голову цели-ком, состояли как бы из множества крохотных глазок, как у всех насекомых: такое видение мира изрядно раздроблено, но позволяет смотреть одновременно во многих направлениях…
Существо не ответило. Нет сомнений, оно всё видело и слышало, и даже больше, чем всё, но предпочитало до поры хранить безмол-вие. Однако, даже это безмолвие не было просто отсутствием слов: оно окутывало и согревало, как тёплое одеяло, и 247-му уже не нужны были ответы, только бы оно всё длилось и длилось, если та-кое возможно.
- Я – подарок, - пояснило Оно по прошествии какого-то време-ни, так что 247-й, переставший ждать ответа, вздрогнул от не-ожиданности. – Подарок Жизни и служу Жизни во имя Неё же Самой.
247-й не стал выяснять, что Существо имеет в виду, называя себя подарком. В тот миг он просто увидел всю правду Его слов. Чудо, свершившееся с ним, было воистину подарком – и ничем иным.
- Неужели… - прошептал он, трепеща от сознавания собствен-ной дерзости, - Неужели ты здесь ради меня?
- И ради тебя тоже, - церемонно кивнуло Существо.
И неожиданно попросило, как будто это действительно было для него очень важно:
- Расскажи мне свою жизнь.
Это ни в коем случае не было приказом, 247-й мог бы и промол-чать, если бы захотел. Ведь до сих пор у него не было выбора – ни-когда! А теперь был, но он с радостью взялся выполнять просьбу Существа. Да, Оно не возненавидело бы его за отказ, но он пони-мал, что сам возненавидит себя, если промолчит, а теперь почему-то его отношение ко всему – и к себе в том числе – приобрело вдруг совершенно особую значимость. Прочистив горло, 247-й начал ве-щать:
- Я – рабочий муравей №247. Наш Муравейник находится на этой поляне, внутри берёзового пня. Часть его этажей – над землёй, а часть – под землёй, что ниже корней травы. На теку-щий момент численность его населения достигает 3542 (трёх тысяч пятисот сорока двух) особей, не считая отложенных яиц, личинок и куколок. Каждый день наши ряды прирастают, по-тому что наши матки не перестают откладывать яйца…
- Понимаю, - Чудо-насекомое улыбнулось, и это надо было ви-деть: со жвалами проделать такое совершенно невозможно. – Понимаю...
В этот самый момент мимо прополз, отдуваясь, ещё один мура-вей. Он приветственно просигналил усиками 247-му, сообщая свой номер – 372, но крылатого сияющего муравья рядом с ним, каза-лось, вовсе не заметил.
З72-й был занят делом – оттаскивал подальше скрюченный тру-пик не имевший отныне ни номера, ни обязанностей перед Мура-вейником. Получив от 247-го ответное приветствие и крошечную водяную пылинку, он уполз восвояси.
- А много ли из вас умирает каждый день? – спросило Сущест-во, провожая долгим взглядом эту пару.
- Две сотни, три… - 247-й запутался. – Но это входит в норму естественной убыли.
И добавил, промолчав немного:
- О мёртвых трудно говорить. Не знаю, почему…
- Чем же вы занимаетесь каждый день? – поинтересовалось Су-щество, и 247-й снова взбодрился, обласканный теплом его улыбки.
- Каждый трудится на благо Муравейника. Матки откладывают яйца; строители следят за состоянием наших залов, ходов и га-лерей, прорывают новые, ремонтируют старые. Пастухи забо-тятся о стадах тлей, снабжающих нас сладкой падью. Няньки проветривают яйца и коконы, выкармливают личинок… такие как я, охотники-разведчики, ищут еду…
- Да, понимаю… - Существо смотрело на увлёкшегося расска-зом 247-го с лёгкой грустью. – А для чего? Ты не думал, доро-гой мой, что ведь тоже когда-нибудь умрёшь? И вынесут из муравейника то, что останется от тебя, подальше, чтобы лиш-ний раз не мусорить.
Оно сказало это спокойно и просто, отсекая всякие сомнения. Возразить против очевидного было нечего, и 247-й, понурившись, покачал головой.
Да, Голос Муравейника прекрасно знал, о чём не должны помнить те, кто ему подчиняется. Трудись, поддерживай жизнь свою, весь уклад и порядок, назначенный от века кем-то, но не вздумай пом-нить о неизбежности конца.
Потому что иначе непременно спросишь: «А почему собственно, я должен…?».
И всё. Это будет началом конца всего Муравейника.
Но, чтобы понять всю очевидность этого, так, чтобы понимание пропитало тебя всего, как дождь пропитывает сухой мох, нужно пе-рестать слышать Голос. Хоть ненадолго.
А 247-й сегодня как раз перестал…
- Для чего? – снова прошелестел вопрос.
Маленький муравей молчал, опустив голову. Его понимание мира непоправимо крошилось и разваливалось, как трухлявое дерево. В самый раз бы повесить на нём табличку: «Реставрации не подле-жит!».
- Ни для чего, - прошептал он, чувствуя разливающийся по все-му телу могильный холод, в точности как ежевечернее после-рабочее оцепенение. – Ни для чего, ни для чего, ни для чего! – прокричал он троекратно, испытывая огромное желание уме-реть прямо сейчас.
Раз уж это всё равно произойдёт…
Крылатый Муравей, похоже, видя его состояние, подобрался со-всем близко к 247-му, настолько, что их усики-антенны соприкос-нулись. И холод внезапно куда-то ушёл. Светлое живое тепло пе-релилось из сияющего Существа в чёрного лесного муравья – с ним поделились светом, как сам он не раз делился с товарищами пищей и водой.
Роса давно испарилась. Ветер качал травинки, а солнце продол-жало свой путь, взбираясь по небу всё выше. Для 247-го, как для любого из муравьёв, был свет, но не было солнца. Были поверхно-сти, по которым можно ползать, но не было травинок и деревьев. Была пища, но не было знания о том, что она раньше из себя пред-ставляла.
- Я просто делал то, что должен, - сказал он, поднимая голову. – Такова моя природа. Я не вижу, кому и зачем нужен Муравей-ник и наши жизни, но чувствую теперь, что всё не зря… Это всё ты, ведь правда? Спасибо за всё…
- Подожди, это ещё не то «всё», на которое ты рассчитываешь, - в улыбке Существа можно было купаться, как в безбрежном океане радуг. – Ты летал когда-нибудь, друг мой?
Тот зачаток мышцы, который заменял 247-му сердце, погорячел и расширился.
- Я – рабочий муравей, - повторил он свою недавнюю песню. - А летают молодые матки и самцы. Один-единственный раз, во время празднования Воздушных Свадеб. Крылья у них потом отваливаются за ненадобностью. Но такова наша природа. Раз-ве в Твоём муравейнике не так?
Светящийся гость промолчал, но 247-му и без пояснений сдела-лось понятно, что – не так. А как – не так, он спросить пока не ре-шался. Но спустя миг он вообще забыл, что хотел спросить – спин-ку его, как булавкой, прокололо резкой болью, которая прошла, од-нако, быстрее, чем он успел её всерьёз почувствовать.
- Теперь взлетай, - предложило Существо, распуская крылья.
И 247-й тоже раскрыл прозрачные крылышки, отросшие за поло-винку мгновения – так, будто делал это всегда. Вместе с сияющим гостем они одновременно прянули ввысь и понеслись, рассекая воз-дух, как две пули. Вскоре они достигли середины полянки и завис-ли в воздухе над старым берёзовым пеньком, вокруг и внутри коего располагался муравейник.
- Эй-эй, - заорал с высоты 247-й, выделывая кульбиты и кувыр-каясь не хуже почтового голубя. – Смотрите на меня! Посмот-рите же! Я летаю!
На муравьиной куче, как всегда, кипела работа: строители снима-ли верхний слой кровли, состоящий из крупинок изжёванного грун-та, чтобы заменить его новым. Неподалёку группка охотников воз-вращалась с добычей – большой и волосатой гусеницей леопардо-вой окраски, уже неподвижной, законсервированной впрыснутой ей под кожу муравьиной кислотой. Как ни кричал 247-й, как ни носил-ся взад-вперёд, едва не задевая лапками антенны недавних товари-щей, ни один из них даже не поднял головы.
- Почему? Ну, почему? – восклицал он, отчаянный и утомлён-ный. – Они что, глухие?
- Голос Муравейника, - напомнил ему парящий рядом сияющий друг. – Ничего иного они не слышат. И не могут видеть ниче-го, кроме того, что им позволено видеть.
- Как же так? – сокрушался ставший крылатым 247-й. – Ты ведь можешь помочь…
- Могу и помогаю. Скоро поймёшь. Поднимемся теперь выше.
И они поднялись.
Муравейник, казавшийся целым миром, совершенно затерялся среди деревьев. Изумлению 247-го не было предела: он и не думал прежде, что столько разнообразных созданий делит с ним эту жизнь – крупных и мелких, летающих и ползающих. Стрекозы вальсиро-вали с мотыльками, одна из них на лету поймала и съела зазевавше-гося комарика. Улитка поедала листок лопуха, по которому ползла, оставляя дорожку серебристой слизи.
- Мы равны друг другу и служим пищей друг для друга! – вы-крикнул 247-й, восхищённый открывающимся ему новым по-ниманием.
- Правильно, правильно, - доброжелательный голос Существа нежил и воодушевлял. – Но смотри внимательней!
На дальнем краю поляны обнаружился ещё один муравейник – его основала одна из маток, улетевшая туда после Воздушной Свадьбы. Пока ещё маленький, он, тем не менее, вовсю бурлил и копошился живой массой своих обитателей.
Всего на поляне оказалось три муравейника, разных размеров.
И десятки таких полян в лесу!
И на каждой из полян шла своя жизнь, двигаясь, щебеча, стреко-ча, летая, прыгая, семеня, становясь пищей и поедая, умирая и вос-кресая всякий раз сама из себя же – бесконечно возрождаясь, но не повторяясь. Прорастающее семя строило росток из того, что каза-лось мёртвым, и само отдавало кому-то для еды свою зелёную плоть.
Жизнь никуда не пропадала – лишь передавалась от одних к дру-гим. И это движение в вечной неутомимости своей напоминало та-нец, безупречнейший прообраз всех танцев на земле. 247-й видел всё это, и оттого происходили с ним перемены, ничуть не менее удивительные, чем недавнее появление крыльев.
- Я – тоже часть жизни единой. Я был песчинкой, и травинкой, и почвой, и росой! А кем я буду потом? – спросил он, радостный и возбуждённый.
- Выше, выше. И смотри внимательнее, - откликнулось Сущест-во, воспаряя.
И после взлетели они на такую высоту, с которой самые старые дубы казались не выше травы. Теперь можно было окинуть взгля-дом весь лес – тот самый лес, коего не видно за деревьями, и 247-й увидел.
- Могут быть, оказывается, другие леса, как и другие муравей-ники, и другие поляны, - сказал он самому себе, придавая фор-му догадке. – И как муравейник – часть поляны, а поляна – часть леса, так же точно и лес… О! Это слишком… Слишком ОГРОМНО для меня.
- Хочешь дальше? – поинтересовалось Существо, паря рядом в упругом воздушном потоке. – Не боишься?
- Боюсь, - признался 247-й. – Но хочу.
Восходящий поток возносил их всё выше – даже можно было и не махать крыльями. За лесом 247-й увидел нечто, похожее на мура-вейник: возвышающиеся здания с блестящими на солнце окнами, тысячи крохотных созданьиц, снующих промеж них и занятых ка-кой-то непостижимой деятельностью. Совсем как дома…
- Это называется «город», - доверительно сообщило ему Суще-ство. – И их так же много в этом мире, как муравейников… Ну, может, немного поменьше. А у тех, что его построили, тоже есть свой Голос Муравейника.
Крылья сами понесли 247-го в сторону «города». Две едва замет-ные глазу точки – светлая и тёмная – зависли над одним из домов, после чего опустились на ветку чахлого дерева в парке. 247-й за-шёлся кашлем:
- И как только они умудряются дышать такой мерзостью?
- Привыкли. Они привыкают ко всему, что создают, а потом не могут с этим расстаться. Они сами превратили свой воздух в смертельный яд, и умирают медленно. Но из всех их страданий это ещё не самое худшее. Мир тоже умирает вместе с ними…
- Почему?
- Такое бывает, когда какое-нибудь существо думает, будто всё принадлежит ему. Но всё, чем они владеют, дано было им в дар, а дар тоже требует ответственности.
- Мои сородичи гораздо умнее, - вздохнул 247-й. – Они хотя бы не уничтожают то, чем живут.
А, подумав, добавил:
- Хотя, конечно, у нас меньше могущества. Значит, ответствен-ности тоже меньше.
Пошёл дождь, и путешественники, чтобы не замочить крылья, за-бились под широкий лист, как под зонтик. Этот дождь был порыви-стым и злым. Как метла дворника, он сметал и счищал пыль, осев-шую на листьях, окурки и плевки с асфальта, и так сердито бараба-нил по крышам и по раскрытым зонтам, будто стремился пробить в них дырки.
- Чёртова погода! - ругались люди.
- Им не нравится, - прокомментировало Существо. – И никто не задумывается, нравятся ли они. Согласны ли их терпеть.
- Они, что же, не видят, что тоже являются частью мира? – изу-мился 247-й. – Что…
Но тут же замолчал. Сам-то он давно ли увидел?
Голова у 247-го слегка кружилась: всё-таки для простого муравья пережил он сегодня слишком много, даже чересчур! Почти убаю-канный шумом дождя, он задумался и не заметил, как его сияющий друг, сидящий рядом на веточке, медленно развёл и снова сомкнул свои радужные крылья. И голос Существа, едва пробивающийся сквозь шорох капель, тоже убаюкивал:
- От них зависит очень многое в этом мире. И даже дальнейшая судьба твоего муравейника. Если бы ты смог прожить немного дольше, то увидел бы, как уменьшается лес – скоро его вовсе не станет. Сплошные чёрные дороги и гигантские муравейники – это если всё пойдёт и дальше так, как оно идёт. Голос их Общего Разума внушил им за много веков существования одну обманную и разрушительную мысль: им всё позволено, потому что Жизнь у них в долгу – не наоборот, представляешь!? И до сих пор они не знают и не ведают, какую цену предстоит за-платить за это пагубное убеждение. Как и твои сородичи, 247-й, они просто следуют своему коллективному Голосу – а Он не иное что, как порождение их совместных мыслей и образа жизни – и не дано видеть им последствий сегодняшних деяний своих. Живя один день, они не ведают, каким будет следую-щий, хоть он и является последствием дня прошедшего. Они могли бы предвидеть, ЧТО произойдёт, если и впредь не нау-чатся уважать потребности всех живых существ, пусть даже и муравьёв – но не хотят. Из-за их нежелания жизнь, которой я служу, вынуждена будет показать им…
Звук дождевых капель как будто немного изменился, – стал мягче и спокойней. Да и ветерок поутих, словно устав сердиться на все-общую бестолковость. Очнувшись от своих раздумий, 247-й огля-делся вокруг.
Они вновь очутились на знакомой поляне, неподалёку от его род-ного Муравейника. Существо смотрело на него спокойно и как-то выжидательно.
- Что ты теперь будешь делать? – поинтересовалось оно преж-де, чем он сам успел спросить, как же ему жить дальше, со всем этим новым знанием, упавшим ему на плечи, как неподъ-ёмная сосновая иголка.
- Одно в другом, - прошептал он вместо ответа. – Малое – в большом… Ответственность равна могуществу… Зачем ты по-казал мне всё это? Ведь я всего только муравей…
- Чтобы ты сделал выбор. Хочешь – забудешь всё, вернёшься в Муравейник, как будто мы никогда не встречались. Снова ста-нешь «всего только муравьём» и проживёшь обыкновенную муравьиную жизнь, убегая от опасностей и разыскивая еду, как велит тебе Голос…
247-му почудилось, будто возвращается ледяное оцепенение, предшествующее ночному сну.
- …или будешь жить, отвечая сам за себя – для начала. Потом твоя сила возрастёт, ты сам сумеешь открывать глаза другим, как сегодня открыли тебе. Станешь одним из нас. Голос Мура-вейника управляет вами, но если ещё хотя бы два муравья ста-нут подобными тебе – такому, каким ты стал, служащими Жизни, а не Муравейнику, новый Голос родится в вас и среди вас. Сила Его будет крепнуть с увеличением вашего числа – так весь Муравейник будет служить Жизни и рассылать своих Эмиссаров в другие места…
Немного промолчав, Существо задумчиво добавило:
- У нас именно так всё и было.
И в голове у 247-го тотчас разрешилась половина вопросов, кото-рые не терпелось задать.
- Со временем, если изберёшь этот путь, твоя сила вполне мо-жет возрасти настолько, что однажды увидишь себя и в ком-то из людей, – продолжал меж тем неожиданный друг, желая его подбодрить. – Жизнь ведь передаётся – всё выше и дальше, сам знаешь теперь, как это происходит. Но и ответственность рас-тёт.
- Пусть, - решительно сказал 247-й и, подняв голову, посмотрел прямо в глаза Существу. – Я выбрал…
День угасал, медленно, но верно. 247-й неспешно перебирал лап-ками, двигаясь по направлению к муравейнику, хотя отныне Голос не имел над ним власти. Он чувствовал внутри пустоту, потому что обрёл теперь свободу – а в нагрузку и одиночество. Он был одинок, так одинок, как ни один другой муравей во Вселенной.
Он дал Существу некоторое обещание относительно своих соро-дичей. Причём, не столько Ему, сколько самому себе – и лишь по-этому возвращался обратно.
Пытаться пробудить их казалось ему невозможным, но он твёрдо решил уж, по крайней мере, просто сделать для этого всё, что толь-ко сможет. Опасность непонимания велика, но он не будет ощущать вины перед сияющим Эмиссаром.
И перед Жизнью.
Крылья его давно и незаметно отпали – он сам захотел так, чтобы не было искушения убежать. Но, так же незаметно, его антенны на-чали пушиться и ветвиться. И постепенно в него проникал Голос – не Голос Муравейника, а ГОЛОС.
Голос Жизни.
И оттого шаги его становились всё уверенней.

--
Исправлено baxtijar Ср Авг 15, 2007 6:04 pm
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Bozhenyatko



Возраст: 43
Зарегистрирован: 19.06.2007
Сообщения: 59
Благодарили 1 раз/а
Населённый пункт: Украина

528220СообщениеДобавлено: Сб 08 Сен 2007, 12:41 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Мда..... Голос Жизни зовёт вверх, говорит - бросай ты свою банковскую деятельность, учёбу на фин. факультете, а Голос Муравейника говорит - ты чё, совсем обалдела?

Хотя... Заниматься своим любимым делом - шить и вязать на заказ, уделять больше внимания детям, приобрести, наконец, дом или участок в том месте, которое я выбрала для своего будущего РП и полностью посвятить себя общению с природой... Разве этого мало? Разве это не самое главное в жизни? И неужели ЭТО менее значимо, чем банковская карьера?........

Спасибо, simplegirl, за рассказ. Есть над чем задуматься Smile

_________________
Есть мечта? Беги к ней! Не получается? Иди к ней! Не получается? Ползи к ней! Не можешь? Ляг и лежи в направлении мечты!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
gala7

Ищу половинку :)




Зарегистрирован: 25.09.2005
Сообщения: 814
Благодарили 12 раз/а
Населённый пункт: С.Петербург(Владивосток)

539306СообщениеДобавлено: Пн 08 Окт 2007, 0:15 | Ответить с цитатойВернуться к началу

simplegirl

спасибо за рассказ!!!!!!
с нетерпением жду продолжения????
удачи в творчестве и огромной Любви!!!

_________________
"...частота Любви является самой могущественной силой во всём существовании...Любовь.,которую мы можем неограниченно производить и ..с её помощью очистить окружающий мир-каким бы он ни был токсичным.."БарбараМарсиньяк-"СемьяСвета"
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailАнкета пользователяICQ Number
simplegirl



Возраст: 39
Зарегистрирован: 15.08.2007
Сообщения: 4

Населённый пункт: Москва

567548СообщениеДобавлено: Ср 12 Дек 2007, 15:02 | Ответить с цитатойВернуться к началу

ПриветSmile Спасибо всем за отклик! Это приятноEmbarassed Продолжения конкретно этого рассказа нет, есть другие истории. Но сейчас слишком занята реальной жизнью.

    Добавлено пользователем cпустя 1 мин., 50 сек.:
Есть книга, которую мы пишем своими деяниями, и за нас её писать некому нет

    Добавлено пользователем cпустя 22 мин., 29 сек.:
и прошу прощения за долгое молчание. С железом проблемы Sad
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Barbarian




Зарегистрирован: 19.03.2002
Сообщения: 2286
Благодарили 8 раз/а


567899СообщениеДобавлено: Чт 13 Дек 2007, 13:04 | Ответить с цитатойВернуться к началу

simplegirl писал(а):
Здравствуйте Эта история произошла 4 года назад. Лежала на земле, смотрела на ползающих муравьёв и думала о том, ради чего всё существует. Собственно, до сих пор продолжаю думать. А муравьи продолжают ползать Дарю эту маленькую сказку всем, кто тоже неизлесимо болен поисками Предназначения.
Преображение
(Эмиссар)


- Моя версия:

То что сотворено существует потому что это кто-то сотворил и существует оно для того кто это сотворил.

Кто сотворил нас и наш мир - мне не известно. Это не известное, но предполагаемое я могу называть как угодно, бог, дух, мороженое, апельсин и т. д. суть остаётся не изменной - не известно. Но может когда-то будет известно, а может и нет.

Как был сотворён тот кто нас сотворил - загадка не менее интересная. Laughing

Но поскольку эти загадки познаваемы только с ростом возможностей доступа к мирозданию, то чтоб их решить не нужно парить мозги вопросами об этом. Нужно повышать уровень доступа к мирозданию.

Совершенно очевидно, что пространство изменяется благодаря движущей силе - источнику энергии и закону, который кто-то или что-то установило для всех не изменных частей, способных комбинироваться и создавать изменяемые части, движимые этой энергией.

Вполне возможно, что эта энергия - есть поток элементарных неизменных частиц вещества, который задаёт смещение всему остальному. Чтоб познать источник - надо его найти и увидеть его природу. Задача не выполнимая в рамках одной человеческой жизни.
Чтоб решить такую задачу - нужно научиться сохранять своё осознание и память в моменты критический изменений. Таких на пример как смерть. То есть нужно научиться жить столько сколько нужно. Я не знаю что такое вечность и никто не знает. Поэтому не буду употреблять словосочетание - вечная жизнь.

simplegirl, если у тебя есть вопросы более приближённые к горизонту восприятия, я готов с тобой их обсудить. Very Happy
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
simplegirl



Возраст: 39
Зарегистрирован: 15.08.2007
Сообщения: 4

Населённый пункт: Москва

568387СообщениеДобавлено: Пт 14 Дек 2007, 12:53 | Ответить с цитатойВернуться к началу

Здравствуйте,Barbarian Smile
Цитата:

Кто сотворил нас и наш мир - мне не известно. Это не известное, но предполагаемое я могу называть как угодно, бог, дух, мороженое, апельсин и т. д. суть остаётся не изменной - не известно. Но может когда-то будет известно, а может и нет.

Возможно, следует добавить, неизвестно ПОКА. Вполне возможно, что неизвестное сейчас станет известным позже. Насколько могу судить, Вы склонны к саморазвитию Very Happy
Цитата:

Как был сотворён тот кто нас сотворил - загадка не менее интересная.

Интересная, безспорно. Пока у меня есть версия, что примерно так же, как он сотворил нас. Но это только версия, а не последняя истина!
Цитата:

Но поскольку эти загадки познаваемы только с ростом возможностей доступа к мирозданию, то чтоб их решить не нужно парить мозги вопросами об этом. Нужно повышать уровень доступа к мирозданию.

Это да, согласна. И очень интересно, как конкретно Вы его повышаете(уровень доступа к мирозданию) и что сие определение для Вас означает?
Цитата:

нужно научиться сохранять своё осознание и память в моменты критический изменений. Таких на пример как смерть.

Тоже правильно. Вы уже сейчас над этим работаете? Уважаю. Сама тоже стараюсь, с переменным успехом Laughing

--
Исправлено Raniesta Пт Фев 04, 2011 5:04 pm
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему   Все сообщения темы   вывод темы на печать


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы



Журнал модерирования


© 2002-2018 Все права принадлежат Anastasia.ru!
Все материалы, публикуемые на этом сайте, могут быть использованы на усмотрение Фонда "Анастасия", в том числе, и в выпусках Альманаха. Если Вы используете материалы с нашего сайта, то ссылка на нас обязательна. За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация Фонда "Анастасия" ответственности не несёт!


Powered by рhрВВ © 2001, 2002 рhрВВ Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB